Коротко


Подробно

Фото: Петр Кассин / Коммерсантъ   |  купить фото

«Экономика адаптировалась к новым условиям»

Глава «Русэнергосбыта» Михаил Андронов о росте энергопотребления в России

Промышленность РФ в этом году показывает осторожный рост производства (по данным Росстата, 0,7% за январь--апрель). О том, как это отражается на спросе на электроэнергию, "Ъ" рассказал президент ООО "Русэнергосбыт" (поставщик крупных предприятий, в том числе ОАО РЖД) Михаил Андронов.


— Когда в ближайшие годы ожидается наибольший объем отпуска электроэнергии ОАО РЖД?

— Снабжение ОАО РЖД зависит прежде всего от экономической ситуации в стране. По прошлому году мы видели приятный для всех рост. Как сказал президент ОАО РЖД Олег Белозеров, страна повезла грузы. Это было хорошим сигналом для нас, от этого зависит и потребление электроэнергии. Поэтому, если в этом году продолжится рост, будет увеличение. Но четких указаний на то, что экономика будет расти крупными процентами, пока нет. Поэтому мы колеблемся около стабильного потребления.

— То есть объем отпуска будет зависеть от цены на уголь — основного груза для железной дороги?

— Объем отпуска будет зависеть от деловой активности в стране. Не обязательно от угля, но и от других товаров, более выгодных для железной дороги. Уголь, безусловно, важная статья перевозок. Я считаю, что ОАО РЖД проделывает колоссальную работу для того, чтобы привлечь грузы, и это должно дать эффект.

— ОАО РЖД говорит, что готово ускорить ряд проектов, например электрификацию БАМа. Как устроены отношения "Русэнергосбыта" с ОАО РЖД по перспективным проектам?

— У нас подписано генеральное соглашение, но по каждой точке мы отдельно обсуждаем оптимальное подключение: к каким сетям, как все организовать, чтобы дать наименьшую цену. В зависимости от сетей, к которым мы подключимся — Федеральной сетевой компании или МРСК,— она может быть разной. Безусловно, мы работаем в плотном контакте и совместно решаем задачу не просто электрификации, а надежного и наиболее экономически эффективного энергоснабжения.

— Будут ли изменения отпускных цен для ОАО РЖД в 2018 году или в среднесрочной перспективе? Есть ли долгосрочный договор с формульными изменениями цены?

— Нет, ежегодно мы обсуждаем цену и совместными усилиями повышаем эффективность снабжения, но какого-то глобального изменения стоимости в сторону снижения без реформы оптового энергорынка пока ожидать сложно.

Сейчас значительная доля платежей идет генерации по договорам на поставку мощности (ДПМ, обеспечивают возврат инвестиций в новую генерацию.— "Ъ"). И казалось бы, пик платежей по ДПМ приходится на 2017-2018 годы, после этого начинается спад, и потребители, которые платили все эти годы генераторам, имеют право на снижение. В реальности мы сейчас видим на уровне Минэнерго и генкомпаний активное обсуждение идей, как эти деньги не отдавать потребителям, а использовать для "ДПМ-штрих" (сохранение уровня инвестиций в энергетике.— "Ъ") и т. п.

— То есть вы пока не рассчитываете на снижение цен для ОАО РЖД?

— У нас парадоксальная ситуация в стране: при максимальном потреблении 150 ГВт (рекорд — 157,4 ГВт в 2012 году.— "Ъ") установленная мощность — 236 ГВт. Казалось бы, при таком избытке мощностей цена должна падать. И если бы мы торговали по рыночным договорам, цена бы упала. Пока у генераторов нет никакого стимула переходить на свободные двусторонние договоры. Если бы генераторам оплачивалась не вся мощность, а, допустим, 95%, а 5% — только тем, кто заключил прямые контракты, возникло бы какое-то давление на генкомпании, и потребители смогли бы получить более выгодную цену. Пока же заключение таких контрактов никак не стимулируется.

— Как складываются отношения с другими крупными потребителями, например с КамАЗом?

— Мы много лет работаем с КамАЗом и видим, что его потребление увеличилось в 2016 году по сравнению с 2015-м. Потому что первый шок, который был из-за кризиса, прошел. Рост производства КамАЗа в 2016 году — это хороший критерий, потому что автопром впитывает в себя все и дает работу всем — нефтехимии, электронике, металлургии. Этот рост вселяет в нас оптимизм. КамАЗ нам важен не только как крупный клиент, но и как индикатор того, что происходит в стране. Там виден четкий сигнал, что экономика адаптировалась к новым условиям, пошло развитие.

— И потребление будет расти, по вашим ожиданиям?

— На КамАЗе одна из жесточайших программ энергоэффективности, редко такую встретишь. И рост означает действительно рост потребления. И мы очень рады этому.

— Вы ожидаете новых контрактов с потребителями?

— Да, конечно. Мы активно участвуем в переговорах, во всех конкурсах и в ближайшее время ожидаем несколько новых контрактов, но некорректно говорить о них до их заключения.

— Но хотя бы о каких объемах идет речь?

— Мы готовы работать с любыми объемами. Но, конечно, для нас существенный объем — когда он исчисляется миллиардами киловатт-часов. Мы ожидаем такие контракты.

Интервью взяла Наталья Скорлыгина


Комментировать

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение