Коротко

Новости

Подробно

Фото: Corbis / VCG via Getty Images

Не молодеем

Кирилл Журенков погрузился в демографические проблемы будущего

Журнал "Огонёк" от , стр. 4

11 млрд землян, снижение рождаемости и старение населения — новый доклад ООН обозначил демографические тренды на ближайшее столетие. "Огонек" узнал, как эти перемены затронут Россию


Опубликованный на днях доклад Департамента по экономическим и социальным вопросам Секретариата ООН сразу поражает размахом: эксперты-демографы заглянули почти на 100 лет вперед и увидели множество парадоксов. Судите сами. Людей на Земле становится все больше: если в 2030 году нас будет 8,6 млрд, то в 2050-м — уже 9,8, а в 2100-м — 11,2 млрд. И это на фоне снижения рождаемости, которое фиксируют все последние годы! Даже в Африке так называемый коэффициент фертильности (то есть среднее число рождений на одну женщину) упал с 5,1 в первой половине 2000-х до 4,7 в первой половине 2010-х.

К чему это приведет? Очень просто: человечество постареет. Как прогнозируют исследователи, уже к 2050 году число пожилых на планете удвоится до 2,1 млрд, а людей старше 80 лет и вовсе станет втрое больше — 425 млн!

— В мире завершается так называемый демографический переход,— говорит Владимир Тимаков, возглавляющий Экспертный центр Всемирного русского народного собора.— Становится много пожилых, активный возраст продлевается, а большинство стран переходит к модели семьи с 1-2 детьми — это уже актуально для Китая, арабского мира и Латинской Америки, скоро станет реальностью и в Индии. На ближайшие 50 лет высокая рождаемость прогнозируется только в Экваториальной Африке.

По словам эксперта, эти глобальные тенденции обусловлены сразу несколькими факторами, среди них успехи в медицине (гарантирующие сохранение потомков даже у малодетных родителей), а также отход от традиционных патриархальных отношений в семье. По сути, мы на пороге новой демографической революции, и ее контуры видны уже сегодня.

Один из таких контуров — рост миграции — также обозначен в докладе. Эксперты ООН предупреждают: только за 10 лет, с 2000 по 2010 год, чистый приток мигрантов в Европу, Северную Америку и Океанию составил 3,1 млн в год. Ну а согласно прогнозу, между 2015 и 2050 годом более 100 тысяч мигрантов будут ежегодно пересекать границы основных принимающих стран — США, Германии, Канады, Великобритании, Австралии и... России.

— Действительно,— говорит Владимир Тимаков,— миграция сыграет важнейшую роль в распределении населения в мире. Германия уже лет 20 компенсирует отрицательный естественный прирост за счет мигрантов, во Франции, где естественный прирост населения все-таки есть, он тоже перекрывается миграционным. Схожая ситуация и в России, просто масштабы поменьше.

Как отмечает эксперт, от нашествия мигрантов нас спасает география. Сегодня миграционные потоки идут не просто в богатые страны, но именно в теплые части богатых стран, причем это касается даже внутренней миграции. К примеру, не подтверждаются страхи, что Россию заселят китайцы: наши восточные соседи предпочитают обживать южные районы собственной страны.

Забыть о демографической яме 1990-х, похоже, вряд ли удастся: малочисленное поколение сейчас выходит на рынок труда



Вообще, перед Россией, говорят исследователи, стоят те же вызовы, что и перед другими странами: мы находимся в числе самых больших стран с низкой рождаемостью, у нас тоже стареет население. И лишь низкая продолжительность жизни, похоже, отличает нас от большинства соседей (европейские антилидеры по этому показателю — Молдавия, Украина и мы).

— Старение населения для нас — одна из наиболее актуальных проблем,— говорит Евгений Андреев, заведующий Международной лабораторией исследований населения и здоровья НИУ ВШЭ.— Начиная с послевоенного времени у нас была искаженная возрастная структура — молодые преобладали. Это наблюдалось до середины 1990-х, после чего пошел обратный процесс: сегодня пожилых в стране больше. Последнее поколение, появившееся на свет в годы высокой рождаемости,— поколение 1980-х годов, следом идет уже малочисленное поколение 1990-х. Отсюда увеличение среднего возраста работающего, рост числа пенсионеров. И, конечно, убыль населения, компенсирующаяся миграцией.

Вообще 1990-е — главная боль отечественных демографов. Как поясняет Евгений Андреев, в 1994 году в России впервые число родившихся стало меньше числа умерших — в научной литературе это назвали "русским крестом". Сошлось сразу несколько факторов: изменение возрастной структуры, снижение рождаемости, повышение смертности...

— В 1994-м продолжительность жизни мужчин упала до 58 лет — по сути, речь шла об отложенных, благодаря горбачевской антиалкогольной кампании, смертях,— говорит эксперт.— Часть женщин решили подождать с рождением детей, другие родили их раньше, в более спокойные времена, в результате суммарный коэффициент рождаемости тогда упал до 1,2-1,3. Этот провал повлиял на сегодняшнюю структуру населения: одна из главных характеристик поколения 1990-х — его малочисленность.

Забыть о демографической яме 1990-х, похоже, вряд ли удастся: то самое малочисленное поколение сейчас выходит на рынок труда и это не лучший ресурс для борьбы с экономической стагнацией. Однако гораздо интереснее другое — демография сегодня определяет политику. Как утверждают эксперты, нынешняя протестность пока ограничена узкой группой определенного возраста — теми самыми детьми 1990-х, и они вряд ли смогут серьезно повлиять на социальную или политическую жизнь. Кто будет принимать ключевые для страны решения? Так вопрос тоже не стоит — в силе более многочисленное поколение детей горбачевской эпохи (нынешние 40-летние) с иными установками.

Молодежи вообще придется привыкать жить в тени, и речь не только о политике — даже мода перестраивается на более консервативный лад: как вам, к примеру, модель Жаклин Мердок, снявшаяся в рекламе бренда Lanvin в 82 года? Или британский универмаг House of Fraser, запустивший коллекцию для тех, кому за 40? Конечно, сделать ставку исключительно на пожилых модельеры все еще не решаются, но и отмахнуться от демографии уже не могут. Похоже, старость сегодня — это модно.

Экспертиза

Капитальный эффект


Алла Макаренцева, заведующая Лабораторией исследований демографии и миграции РАНХиГС

Недавно власть и экспертное сообщество в России вновь начали активно обсуждать изменения в демографической политике. Причин тут несколько. Ну, например, прошло уже 10 лет с тех пор, как была запущена программа материнского капитала,— это большой срок, и пора разобраться, надо ли что-то в ней корректировать. Скорее всего, сама программа останется, но будет изменена — это произойдет в ближайшие 2-3 года. Возможно, расширят или сузят направления использования маткапитала или скорректируют контингент получателей...

Еще один повод, подтолкнувший дискуссию,— наши демографические показатели. По интенсивности деторождения Россия довольно стабильна (суммарный коэффициент рождаемости сейчас — 1,75-1,8 ребенка на женщину, это меньше, чем в странах Скандинавии, но больше, чем в Италии и других южных странах Европы), однако в целом ситуация тревожна. С 2016 года у нас началось снижение абсолютного числа рождений, в 2017-м оно ускорилось — сейчас просто мало матерей в наиболее репродуктивных возрастах, сказывается "провал" 1990-х. Более того, у нас продолжается старение материнства, средний возраст при рождении первого ребенка сегодня уже выше 25 лет, и это объективные показатели, которые не поменяешь. Понятно, что "яму" нужно как-то компенсировать, а значит, есть и запрос на эффективные меры.

У нас продолжается старение материнства, средний возраст при рождении первого ребенка уже выше 25 лет



Набор этих мер, в принципе, известен. Это материальное стимулирование (от единовременных пособий до регулярных выплат и налоговых вычетов), развитие различных институтов, вроде услуг по уходу за детьми, регулирование рынка труда, позволяющее женщинам с маленькими детьми нормально работать... Как показывают исследования, нужна не одна, а целый комплекс мер. Например, эффективность маткапитала сразу снижается без нормальной сети государственных полнодневных яслей — разговоры о создании такой сети сегодня тоже активно идут. Или, допустим, в отличие от стран Европы, у нас плохо развита практика государственных нянь: частный рынок есть, но он не прозрачен и не лицензирован, в то время как во Франции, для примера, няни проходят лицензирование, записаны в единой базе данных и даже частично субсидируются государством.

Можно ли раз и навсегда найти верное решение? Вряд ли. Сегодня мы даже не можем полностью оценить эффект от того, что уже сделано: нужно дождаться, пока женщины, родившие двух, трех детей, выйдут из репродуктивного возраста, и только после этого попытаться подсчитать итоговый прирост. До сих пор открыт и вопрос, насколько на уровень рождаемости влияют некие глобальные циклы. К тому же нам неизвестна альтернатива: что было бы, если бы мы вообще не принимали никаких мер по стимулированию рождаемости? Одно могу сказать наверняка: тот же маткапитал возобновил общественную дискуссию о поддержке семей с детьми, и это уже немало.

Цифры

Детали

Брифинг

Гаянэ Сафарова, ведущий научный сотрудник Санкт-Петербургского экономико-математического института РАН

В докладе Фонда ООН в области народонаселения прямо говорится: нет убедительных доказательств, что старение населения подрывает экономическое развитие. Почему страны, где оно сильно выражено: Япония, Италия, Германия, Финляндия,— такие благополучные? Более того, нет доказательств, что "старое" общество хуже, чем молодое. Наоборот, молодых людей много в беднейших странах Азии и Африки... Через 50 лет общество станет иным в технологическом плане. А политики уверяют, что "некому будет работать". Но как же прогресс, научные открытия?

Источник: "Аргументы и факты"


Анатолий Вишневский, директор Института демографии НИУ ВШЭ

Соотношение численности населения развивающихся и развитых стран уже сейчас шесть к одному и продолжает расти. Отсюда — огромное миграционное давление на развитые... Риски, связанные с наплывом мигрантов, нельзя недооценивать. Но просто нелюбовью к мигрантам, запретами, мелкими полицейскими уловками на этот вызов не ответишь. Кроме того, при таком подходе не учитываются или недооцениваются позитивные последствия... У нас население не росло до 2009 года, но миграция компенсировала примерно две трети естественной убыли.

Источник: "Российская газета"


Анжелика Худолеева, руководитель проекта "Аист на крыше"

Необходимо перенести акцент в стимулировании рождения со второго ребенка на третьего и последующих. Дело в том, что сегодня Россия и так занимает лидирующие места в мире по рождаемости первого и второго ребенка. А вот по третьему и дальше уже существенно отстает. Поскольку поколение 20-25-летних крайне малочисленно, нам жизненно необходимо сейчас вовлекать в процесс рождения детей поколение 35-45-летних.

Источник: "РИА Новости"


Материалы подготовил Кирилл Журенков


Комментарии
Профиль пользователя