Коротко


Подробно

И сделал лауреатом Ленинской премии американского миллиардера

 Фото: РГАКФД/РОСИНФОРМ 
 "Основатель Пагуошского движения Сайрус Итон был человеком спартанского склада, не любившим излишеств" 
       8-11 июля в Москве прошло мероприятие, которое не заметил никто, кроме его участников — Пагуошский симпозиум по стратегической стабильности. Между тем 45 лет назад, в июле 1957 года, о первой антивоенной конференции ученых в канадском Пагуоше писали все газеты. А в 1995 году Пагуошское движение получило Нобелевскую премию мира. О его основателе, миллиардере-миротворце Сайрусе Итоне, обозревателю ЕВГЕНИЮ ЖИРНОВУ рассказал академик ГЕОРГИЙ АРБАТОВ.
"В ЦК считали, что кое-кто в Политбюро выжил из ума"
       — Георгий Аркадьевич, вы были участником первой конференции в Пагуоше?
       — Нет, я начал принимать участие во встречах лишь через десять лет после их начала — в 1967 году. Во-первых, Сайрус Итон на первые встречи приглашал в основном ученых, связанных с производством оружия — физиков, математиков, химиков. А во-вторых, я в то время работал в ЦК КПСС и был для людей из-за рубежа "закрытым" человеком.
       — Но вы ведь не занимались какой-то сверхсекретной работой?
       — Я был консультантом в отделе социалистических стран, которым заведовал Юрий Владимирович Андропов. А о секретности могу рассказать следующее. В том же 1967 году в журнале "Советский Союз" была опубликована статья, где упоминалось, что я являюсь консультантом отдела ЦК КПСС. Так Шелепин на Политбюро поднял страшный шум, объявил, что разглашена важная государственная тайна. С меня требовали объяснений... Но об Итоне я, как и каждый человек в то время, был наслышан. Знаете, когда он появился в Москве, на него смотрели как на чудо: миллиардер и друг СССР одновременно.
 Фото: РГАКФД/РОСИНФОРМ 
 Отношения с советскими руководителями у Сайруса Итона складывались неровно. Темпераментный Никита Хрущев его любил и охотно принимал в Кремле 
       — А как к нему относились в ЦК?
       — Там работали очень разные люди. Наиболее дремучие считали, что кое-кто в Политбюро выжил из ума и сделал лауреатом Ленинской премии мира какого-то миллиардера-пацифиста.
       — Кое-кто — это Хрущев?
       — Конечно, идея такого награждения принадлежала Хрущеву. Сказывался характер Никиты Сергеевича — он был человеком увлекающимся и мог так же быстро полюбить, как и возненавидеть. Сначала ему понравилась сама идея: пусть, мол, ученые собираются, пусть обсуждают проблемы войны и мира. А потом ему пришелся по душе сам Итон. И Хрущев, как мне помнится, принимал его во время каждого приезда в Москву.
       — А Итон действительно был необычным человеком?
       — Вы знаете, тогда, в 1967 году, я принимал его в своей скромной квартире. Когда я сказал жене, что к нам приедет знаменитый Сайрус Итон, она чуть в обморок не упала. "Чем я его кормить буду?" — спрашивает.
       — Продукты для такого случая вам, надо полагать, привезли откуда надо?
       — Купили все в магазине, без дураков. Зарабатывал я, конечно, поменьше Итона, но организовать приличный обед моя зарплата позволяла. Он пришел к нам в дом на набережную Тараса Шевченко. Ему очень понравилось, что окна выходили на Москву-реку. Ел с аппетитом, нахваливал и расспрашивал, что и из чего сделано.
       Потом, когда я начал постоянно участвовать в Пагуошских встречах, я увидел, что Итон был человеком спартанского склада, не любившим излишеств. Он ведь поднялся из низов. Вовремя понял, что развивающейся американской экономике потребуется много стали — для тех же рельсов, и удачно вложил деньги в металлургическую промышленность. Но по образу жизни он так и остался аскетом. И это накладывало отпечаток на то, как проводились Пагуошские встречи. Они всегда организовывались в хорошем месте. Я помню, одна из них проходила на Женевском озере, но не в Швейцарии, а в США, в штате Висконсин. Удобная гостиница, приличное питание. Но если ты хочешь выпить, покупаешь спиртное на свои. Видимо, потому, что сам Итон не пил.
       
"Итон глубоко задумывался о встрече со своим Марксом"
 Фото: РГАКФД/РОСИНФОРМ 
 Хитрый Анастас Микоян подозревал, что Итон ведет борьбу за мир не совсем бескорыстно 
       — Что Итон рассказывал о себе?
       — Он был замечательным слушателем, но не очень хорошим рассказчиком. Как я помню, о себе он говорил довольно мало. Я его, правда, особо не расспрашивал. Предполагалось, что его биографию я должен знать, раз занимаюсь Соединенными Штатами — меня только что утвердили директором-организатором академического Института США и Канады.
       А вот о Пагуошском движении он говорил гораздо охотнее. Рассказывал, как у него появилась эта идея. Говорил, что учеными становятся не самые глупые люди. Они умны не только в своей специальности и могут широко мыслить. Он считал, что удастся создать большую группу людей, которые станут со временем очень влиятельными и которые смогут бороться за улучшение климата в международных отношениях, бороться против войны.
       — Производитель оружия, который борется за мир — довольно странное сочетание.
       — Не все так просто. В бизнесе Итона оружие занимало не такое уж большое место. Но достаточно активно за улучшение советско-американских отношений выступали "чистые" производители вооружений. Например, первым гостем моего института был Чарльз Торнтон. Это создатель и владелец корпорации "Литтон" — семнадцатой в рейтинге военно-промышленных компаний США. Они делали системы управления самолетами, ракетами, массу других самых секретных вещей. Он приехал посмотреть на нас, на нашу страну. При всей нашей подозрительности мне удалось организовать ему хорошую программу пребывания. Правда, для этого пришлось пустить в ход свои связи с Андроповым и Устиновым, а потом и с Брежневым. Торнтон прежде всего хотел посмотреть на сверхзвуковой пассажирский Ту-144. И вот он прилетает в Шереметьево, выходит из самолета, а в отдалении стоит Ту-144. Говорю ему: "Он ждет вас". На борту для Торнтона устроили роскошный ланч. В Ленинграде ему показали электронные производства, в Тольятти — тогда еще строившийся автомобильный завод. В Новосибирске он побывал в академгородке.
       — Но ведь, улучшая отношения с СССР, он рубил сук, на котором сидел?
 Фото: РГАКФД/РОСИНФОРМ 
 Осторожный министр внешней торговли Николай Патоличев после смещения Хрущева завернул все коммерческие проекты Итона 
       — Нет. Он побывал у нас и убедился, что на реальное сокращение вооружений наше руководство не пойдет никогда, и потому он может спокойно одеться в тогу миротворца. Вот если бы он почувствовал, что разоружение стало реальностью, он бы нажал на все педали, чтобы этого не произошло.
       — А Итон?
       — Итон, я полагаю, задумался бы, насколько быстро он сможет компенсировать потери от прекращения производства оружия, а потом бы тоже отказался от разоруженческой риторики.
       — Но тогда зачем ему были нужны все эти игры?
       — Итон был довольно пожилым человеком — он родился в 1883 году — и, если перефразировать Мао Цзэдуна, глубоко задумывался о встрече со своим Марксом. Он хотел остаться в истории не просто как один из крупных капиталистов, но и как человек, стремившийся добиться блага для всего мира.
 Фото: РГАКФД/РОСИНФОРМ 
 Больше, чем борьбой за мир во всем мире, Сайрус Итон увлекался только бегами (на фото внизу — на Московском ипподроме). Хрущев потакал этой мелкобуржуазной слабости и подарил большому другу Страны Советов тройку лучших племенных лошадей (на фото вверху — катание жены Итона на Московском конном заводе) 
       — Однако прежде всего он был бизнесменом.
       — Конечно. И роль моста между Востоком и Западом, надо полагать, приносила ему немалые дивиденды.
       — Мы нашли документ о встрече Итона с известным журналистом Юрием Жуковым, в то время возглавлявшим Госкомитет по культурным связям с зарубежными странами (см. документ 1). На этой встрече Итон настойчиво предлагал пригласить в СССР только что избранного вице-президентом США Линдона Джонсона.
       — И это только подтверждает мою мысль. Лоббируя такую поездку, Итон оказывался вхожим в высокие кабинеты по обе стороны океана. А бывая там, он мог вести разговоры на нужные для себя темы. Поэтому он и старался попасть на прием к возможно большему числу руководителей.
       — Но, судя по другому документу (см. документ 2), Итон безуспешно пытался делать с СССР бизнес в области СМИ — купить на паритетных началах газету и телепрограмму.
       — Думаю, что его предложения были малореальными. И не из-за дороговизны этих затей. И газете, и телепрограмме пришлось бы постоянно доказывать американской аудитории, что они не просоветские. А у нас наверху сидели очень обидчивые люди. Один-два выпада против СССР, и все бы сочли, что газета и передача стали антисоветскими — с соответствующими выводами.
 Фото: РГАКФД/РОСИНФОРМ 
  
       — Существует версия, что Итон затеял эти разговоры о СМИ, пытаясь продать советскому руководству собственную убыточную газету.
       — Думаю, при тех деньгах, что у него были, и при очень большой политической ставке, которую он сделал на отношения с СССР, Итон не стал бы так мелочиться. Скорее этот его ход был способом поддержания интереса к своей персоне.
       
"Сайруса Итона затмил Арманд Хаммер"
       — Когда интерес к Итону начал падать?
       — В тот момент, когда я с ним познакомился в 1967 году, пик его известности в СССР уже прошел. Отчасти его затмил Арманд Хаммер. Он, в отличие от Итона, знал нашу страну не по путешествиям в качестве почетного гостя. Он у нас жил, работал, знал все наши слабые места. И большим плюсом для него было то, что он встречался с Лениным. Это играло большую роль для Суслова и для самого Брежнева — они-то с Лениным не встречались.
       — А может быть, это было как-то связано с близостью Итона к Хрущеву, отправленному на пенсию в 1964 году?
       — Не думаю. Причины скорее были в другом. Итон говорил мне, что Пагуошское движение приобретает все более важное значение. Но это было не совсем так. В 1957 году организованные им встречи были единственной формой неформальных встреч Восток--Запад. Но по мере появления других форм неформального общения значение Пагуоша стало уменьшаться. Бывший президент Соединенных Штатов Эйзенхауэр предложил организовать Дармутские встречи — форум видных людей, не занимающих официального положения, для неофициального обсуждения вполне официальных проблем. Позднее неформальные встречи стали организовывать образованные во всех странах ассоциации содействия ООН. Проводился и ряд других мероприятий, где можно было неформально обмениваться мнениями. Например, возникло движение "Врачи мира за предотвращение ядерной войны" и многие другие. И потом, то, что первоначально в Пагуошских встречах принимали участие в основном ученые-естественники, несколько снижало их политическую значимость.
 Фото: РГАКФД/РОСИНФОРМ 
 Задолго до российских олигархов Итон раскрыл перед Кремлем широкие возможности капиталистических СМИ. На паях с ним Хрущев (на фото — в телестудии NBC) чуть не купил телепрограмму через подставное лицо за несколько десятков миллионов долларов наличными 
       — Почему?
       — На первой встрече, в которой участвовал я, был и Генри Киссинджер. С нашей стороны были выдающиеся ученые: вице-президент Академии наук Миллионщиков, другие светила. Киссинджер говорил с ними о политике, а они его совершенно не понимали. Точнее, они не понимали, что делать с тем, о чем он говорит. Как оказалось, он приехал на встречу с конкретной задачей. Он говорил о Вьетнаме, но заинтересовать наших физиков не смог. Найдя во мне заинтересованного слушателя, он сказал: "Я вижу, вы понимаете проблему. Давайте уединимся, и я вам все расскажу". Отошли. "Я по поручению министра обороны Макнамары должен изложить план, как закончить вьетнамскую войну на таких условиях, которые дали бы нам возможность сохранить лицо и устраивали бы вьетнамцев. Во всяком случае, дали бы вам возможность их уговорить",— сказал Киссинджер.
       — В чем состоял план?
       — Американцы уходят и дают полную свободу рук вьетнамским коммунистам, но с одним условием: чтобы спасти лицо американцам, вьетнамцы в течение некоторого времени — пяти-шести месяцев — не будут захватывать Сайгон и арестовывать сторонников прежнего режима. Я пообещал ему сделать так, чтобы об этом предложении узнали на самом верху. Я тут же уехал в ЦК, написал короткую записку.
       — Но ведь план не был принят?
       — Но стороны сели за стол переговоров, что уже было очень важно. А мы с Киссинджером потом много раз помогали друг другу. К примеру, ему для поднятия авторитета в Вашингтоне было необходимо в каждый приезд к нам встречаться с первым лицом, и я ему в этом помогал.
       Итон тогда был очень рад, что помог нам установить этот неофициальный контакт, и решил сам полететь во Вьетнам. Сказал мне, когда я его провожал, что нельзя передоверять все другим, нужно все видеть своими глазами. Его парализованная жена полетела вместе с ним. Она везде сопровождала его, и в самолет ее несли на носилках.
       — И все же значение Пагуошских встреч с каждым годом уменьшалось?
       — Еще при жизни Итона — он умер в 1979 году — удалось изменить их формат. В одной из пагуошских конференций участвовали Макнамара, Улоф Пальме, Пьер Трюдо, Бруно Крайски. Это было крупное политическое мероприятие. Но значение этих встреч уменьшалось в силу объективных обстоятельств: то, о чем раньше говорили только на неформальных встречах, вошло в повестки дня переговоров на высшем уровне.
       — Вы считаете, что Пагуошские встречи утратили свой смысл?
       — Так считали еще в ЦК КПСС. Но я говорил, что у нас запущенные отношения с Западом и что таких мероприятий должно быть больше. И сейчас ведь есть темы, которые должны предварительно обсуждаться в неофициальной обстановке.
       
       При содействии издательства ВАГРИУС "ВЛАСТЬ" представляет серию исторических материалов в рубрике АРХИВ
       
 Фото: РГАКФД/РОСИНФОРМ 
 Сайрус Итон деятельно изучал народно-хозяйственные и культурные достижения Советского Союза и обещал пропагандировать их перед американской аудиторией (слева — на молочной ферме в Подмосковье). Но это не мешало ему скептически смотреть на советскую действительность (справа)  
Документ 1
       
       В Центральный Комитет КПСС
       30 ноября с. г. встретился с Сайрусом Итоном, обсудил с ним план его пребывания. Сообщил, что его просьба о приеме у товарищей Н. С. Хрущева, А. И. Микояна, Ф. Р. Козлова, Е. А. Фурцевой, А. А. Громыко и В. В. Мацкевича будет удовлетворена.
       С. Итон горячо поблагодарил за проявленное к нему внимание. Он подтвердил, что Стивенсон просил его передать руководству Советского Правительства ряд соображений относительно возможности улучшения американо-советских отношений. Сам Итон считает, что правительство Кеннеди сможет предпринять ряд шагов "в правильном направлении", но это будет сделано лишь постепенно. В ближайшее время трудно ожидать коренных изменений политики США, так как Кеннеди будет связан определенными обязательствами в отношении преемственности внешней политики.
       С. Итон сказал, что было бы хорошо, если бы в Советский Союз был приглашен избранный вице-президентом Линдон Джонсон. Он сказал, что Джонсон является его личным другом. Однако добавил, что у друзей не всегда бывает единство взглядов по вопросам политики. Он сказал, что Джонсон "разумный человек" и что с ним следует иметь хороший контакт. С. Итон показал нам полученное им перед отъездом от Джонсона письмо, в котором тот желает ему успеха в поездке.
       В беседе С. Итон много и охотно говорил о том, как горячо он поддерживает предложения, внесенные Хрущевым на Генеральной Ассамблее ООН. Он сказал, что полностью согласен со всеми предложениями Н. С. Хрущева, внесенными на Генеральной Ассамблее.
       С. Итон выразил желание нанести визит вежливости послу КНР Лю Сяо, сославшись на то, что во время своего прошлого пребывания в Советском Союзе он имел с ним встречу.
       В связи с этой просьбой я связался с Лю Сяо по телефону и информировал его об этом.
       Тов. Лю Сяо ответил, что в принципе против встречи не возражает, однако затрудняется назвать конкретную дату ввиду того, что должен проконсультироваться с Лю Шао-ци. Он обещал дать ответ в ближайшее время, сказав при этом, что для него наиболее приемлемой датой было бы 6 декабря.
       С. Итон первоначально намеревался вернуться в США 6 декабря, однако затем сказал мне, что он может остаться здесь еще на несколько дней, если Н. С. Хрущев не сможет принять его до 6 декабря. Эта встреча является главной целью его поездки.
       Что касается Пагуошской конференции ученых, то Итон к ней большого интереса не проявляет. Он сказал, что "привык больше читать, чем слушать" и что он "не намерен сидеть на заседаниях".
       Итона и его жену сопровождает леди Кемпбелл — внучка лорда Бивербрука, живущая сейчас в США. С. Итон сказал, что он не намерен приглашать его с собой на визиты к руководителям партии и правительства. Для нее Комитетом разработана и выполняется отдельная программа визитов.
       Жена Итона просила организовать для нее встречу с руководителями советских женских организаций, заявив, что она хотела бы добиться налаживания связей их организаций с женскими организациями США. Эта просьба выполнена.
       2 декабря в честь Итона дает завтрак посол Индии Менон.
       Ю. Жуков
1 декабря 1960 г.
       


Документ 2
       Соображения МИД СССР в связи с высказываниями С. Итона о желательности приобретения советскими организациями совместно с ним, Итоном, одной из американских газет и телевизионной программы для распространения в США правдивой информации о Советском Союзе.
       Сайрус Итон в поздравительной телеграмме на имя товарища Н. С. Хрущева по случаю его выступления в Москве на Всемирном конгрессе за всеобщее разоружение и мир, высоко оценив инициативу, проявленную советской стороной в вопросе опубликования полного текста этого выступления в американской и канадской печати, высказал также мысль о том, что Советский Союз и впредь мог бы приобретать в американских газетах и других изданиях место для публикации подобного рода выступлений, а также использовать в этих целях услуги американского радио и телевидения.
       В данном случае Итон, видимо, намекает на желательность реализации сделанного им еще в начале этого года предложения о приобретении советской стороной совместно с ним (расходы пополам) одной из американских газет ("Кливленд пресс", тираж 300 тыс. экз.) и получасовой или часовой телевизионной программы у одной из крупнейших телевизионных компаний США. По замыслу Итона публикация статей и других материалов в такой газете, а также передачи по телевизионной станции, посвященные пропаганде народно-хозяйственных и культурных достижений Советского Союза и других социалистических стран, осуществлялись бы под нашим контролем...
       В связи с предложениями Итона МИД СССР считает необходимым высказать следующие соображения.
       1. По замыслу С. Итона приобретение газеты или телевизионной программы предполагается осуществить через подставное лицо. Однако Итон, видимо, не учитывает того, что подставное лицо будет лояльно не только по отношению к нему, но также и к американским властям и будет соответственным образом информировать их об источниках финансирования и других наших планах в отношении направления и политического лица газеты или телевизионной программы. Поэтому трудно предположить, чтобы факт владения нами газетой или телевизионной программой длительное время сохранялся в тайне от американских властей.
       Кроме того, поскольку приобретенная нами газета или телевизионная программа по характеру передаваемого материала резко отличалась бы от других американских газет или телепрограмм, это обстоятельство также неизбежно привлекло бы внимание американских властей. Следует иметь в виду, что американские власти, опираясь на имеющееся законодательство, могут начать расследование источников финансирования и принять против наших изданий соответствующие ограничительные меры, вплоть до закрытия.
       Ввиду этого рассчитывать, как это делает Итон, что американские власти при нынешней обстановке в США допустят издание нами такой газеты или передачи подобной телепрограммы, по крайней мере нереально.
       Предание гласности факта владения Советским Союзом на территории США газетой или телепрограммой было бы, конечно, использовано американской прессой для развертывания враждебной нам пропагандистской шумихи.
       2. Приобретение газеты в условиях США — весьма дорогостоящее дело. Так, например, две газеты города Новый Орлеан — "Таймс-пикайюн" (ежедневный тираж 195 тыс. экз.; воскресный тираж 163 тыс. экз.) и "Стейтс-айтем" (вечерняя газета с тиражом 163 тыс. экз.) были приобретены новым владельцем в 1962 году за 42 млн долларов. Чикагская газета "Дейли ньюс" (тираж 585 тыс. экз.) была приобретена новым владельцем в 1959 году за 24 млн долларов.
       Содержание газеты также связано с большими материальными затратами. Известно, что возмещение расходов по содержанию газеты в США никогда не компенсируется за счет продажи ее тиража. Так, например, по свидетельству журнала "Нью рипаблик" от 16 июня 1962 года, доходы, поступающие от продажи тиража той или иной газеты, едва покрывают издержки на доставку этих газет читателям. 75-80% от общих расходов (содержание типографии и редакционно-корреспондентского штата, приобретение бумаги и т. д.) возмещаются за счет публикации в газетах рекламных объявлений. Поступление рекламы, в свою очередь, зависит от политического курса той или иной газеты.
       Приобретение телевизионных программ и последующее их использование являются также сложным и дорогостоящим делом.
       Учитывая изложенное, предложение Итона о приобретении нами газеты или телепрограммы в США представляется весьма сомнительным как в финансовом, так и в политическом плане. К этому вопросу можно вернуться в случае, если Итон вновь поднимет его во время своего приезда в Москву. Тогда в ходе бесед с ним можно было бы обсудить этот вопрос более подробно. Итону можно было бы сказать, что возможность реализации его предложения вызывает у нас серьезные сомнения; при этом нельзя исключать также, что осуществление такого предложения будет иметь нежелательные политические последствия, в том числе и для Итона. Сказать, что, видимо, было бы лучше, если бы Итон сам взялся за издание такой газеты, а мы были бы готовы снабжать его необходимыми материалами о Советском Союзе в соответствии с его пожеланиями.
10 октября 1962 г.
       

Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

Социальные сети

обсуждение