Коротко


Подробно

Фото: Depositphotos/PhotoXPress.ru

Мальтийский египтянин

Ольга Волкова о фараоновой собаке

Бывают такие научные открытия, которые хочется поскорее закрыть. И вдогонку надавать ученым по рукам, чтоб больше не лазили со своими пробирками и микроскопами туда, куда их не звали. Зачем они узнали правду о фараоновой собаке? Мы-то думали, что именно с нее древние египтяне мастерили изображения своего песьеголового бога Анубиса. Но любознательные ученые расковыряли египетские собачьи мумии и сравнили их ДНК с современными фараоновыми собаками. И зачем-то доказали, что между ними нет ничего общего. То есть вообще ничего — кроме почти полного внешнего сходства: да, нынешние фараоновы собаки как две капли воды похожи на псов с египетских фресок. И, между прочим, с богом Анубисом они тоже одно лицо. В смысле, одна морда. Хотя вообще-то у Анубиса голова изначально была не собачья, а шакалья.

То есть получается, что фараонова собака с фараонами знакома не была. Жаль. Впрочем, ничего страшного: во-первых, ученые могли и ошибиться. Ну а во-вторых, даже если этой породе не пять, а всего около двух тысяч лет — это, между прочим, тоже неплохой возраст.

А на Мальте в то же время (или лет на пятьсот раньше) произошло эпохальное событие: на остров со звезды Сириус прибыло огненное божество, из каких-то личных соображений принявшее облик собаки. И не абы какой, а фараоновой. В общем, порода эта все равно остается одной из старейших.

По легенде, целью того божественного визита было, конечно, спасение цивилизации. И, судя по тому, что цивилизация на Мальте все еще есть, пришельцы с Сириуса своей цели достигли. После чего остались жить на острове в собачьем обличье — на Мальте им дали имя кельб таль-фенек (или келб тал-фенек), что звучит романтично и загадочно, но в переводе означает всего-то "кроличья собака". То есть собака, которая охотится на кроликов. А на кого там еще было охотиться? На Мальте с дичью беда.

Стройная, легкая, поджарая, фараонова собака так и просится в ряды борзых. И некоторые кинологи этой просьбе уступают. Впрочем, другие кинологи с ними не соглашаются и норовят записать фараонов, например, в гончие. Или даже в шпицы, что как-то странно, ведь шпиц — он такой миленький, пухленький, пушистенький, и что у него общего с практически голым элегантным фараоном? А вот что: обе эти породы относятся к категории примитивных. Не из-за умственной отсталости или малой цивилизованности, а в силу своего древнего и аборигенного происхождения. То есть когда-то давно эти породы сформировались без какого бы то ни было человеческого участия, сами собой. И такими, какие есть, они стали под воздействием окружающей среды, руководствуясь собственными представлениями о том, в каком виде им удобнее жить в данной местности.

Быстрые, сильные, прыгучие, ловкие — не собаки, а физическое совершенство

В какой именно местности формировались предки фараоновых собак, теперь вообще непонятно. Египет ученые отменили, ну а на Мальте они (не ученые, а собаки) вряд ли могли зародиться, все-таки остров, так что их кто-то когда-то откуда-то должен был сюда привезти. Возможно, это были финикийцы, но вот где, если не в Египте, они взяли такую красоту — загадка.

Фараонова собака — одно из прекраснейших творений природы. Однако внешний мир соизволил заметить эту древнюю безупречную красоту совсем недавно — считается, что первые представители породы покинули остров только в двадцатых годах прошлого века. Внешний мир тогда ахнул, восхитился, обозвал фараонов первыми одомашненными собаками человечества... и почти на полвека о них забыл: официальной породой они были признаны только в середине семидесятых! И первой их признала Англия — страна, которую фараоны посетили раньше других. Тогда английские кинологи, радостно потирая лапки, бросились к приезжим собакам с целью улучшения их породы — британцы очень любят улучшать породы. И в отчаянии отступили: у фараоновой собаки улучшать оказалось нечего. Потому что она и так уже улучшена настолько, что дальше некуда — осталось разве что крылышки у нее отрастить. Впрочем, фараоны, даже без крылышек,— одна из самых дорогих пород: средний щенок стоит пару тысяч долларов, ну а щенок премиальный — от пяти тысяч и до бесконечности.

Точеная фигура, ярко-рыжая, реже — коричневая короткая блестящая шерсть, клиновидная сухая голова, огромные стоячие уши, янтарные яркие глаза, практически лебединая шея, стройные ноги, умеренно изогнутый длинный хвост... Фараонова собака умудряется одновременно быть утонченной и мощной, но не перегруженной мышцами: фараоны — не качки, они легкоатлеты.

Быстрые, сильные, прыгучие, ловкие — не собаки, а физическое совершенство. Но не только: фараоны отличаются еще и твердыми нравственными устоями, а также высокими моральными качествами. О чем свидетельствует их честный, благородный взгляд, а также неслыханная совестливость: нашкодивший фараон начинает так сильно стесняться, что буквально краснеет от стыда. Не весь краснеет — впрочем, может, и весь, но под шерстью не видно,— краснеют у него мочка носа и ободок вокруг глаз! Но так наглядно стыдится только истинно виноватый фараон — пес, которого охаивают облыжно, краснеть не станет. А станет он корчить рожи — у собак этой породы удивительно богатая мимика: они улыбаются, даже иногда хихикают, радостно морщат нос и легко выражают на лице обиду, беспокойство, задумчивость или раздражение. Или скуку — фараоны не любят зубрежки, и если хозяин по сто раз настаивает на выполнении одной и той же, причем нелюбимой команды, фараон может и заскучать. Вообще собак этой породы трудно назвать образцовыми учениками — они слишком умные и, как большинство аборигенных пород, самостоятельные. Все хозяйские указания они понимают, но совсем не уверены, надо ли их вот так прямо сразу выполнять. Эти хитрецы отлично знают, что, например, команда "нельзя" относится к важным и обязательным, а какие-нибудь "ползи" или "умри" — это баловство и хозяйская придурь, потакать которой гордый пес вовсе не обязан. И вообще, слушаться таких команд — только людей портить, считает фараон. Может, он и прав.

Хотя вообще-то к людям он вполне благожелателен — хозяев он любит, и очень. Зато с чужими не ласков, потому что все они ужасно подозрительные. Но и агрессии в нем нет, в сторожа фараон совсем не годится. А вот защитить себя, да и хозяина, может — он довольно крупный, больше полуметра в холке, очень ловкий, сильный, быстрый и зубастый. И умный — поэтому реагировать будет только на реальную опасность, вымышленные ужасы фараона не волнуют.

С собаками он вполне мил, всегда готов с ними поиграть и побегать. А вот кошки-мышки-птички и тем более кролики могут стать проблемой: фараон — азартнейший из охотников... Впрочем, если всякая звериная мелочь живет с ним в одном доме и он к ней привык, тогда он ее дичью считать не станет. Наверное.

Фараонова собака — зверь активный, лентяям не подходящий. С ним нужно много гулять и заниматься, причем процесс учебы должен быть фараону интересен, такая уж эта непростая собака. Ей очень хочется, чтобы ее считали равноправным членом семьи, чтобы обращались с ней ласково и уважительно. И чтобы не бросали надолго в одиночестве — многие фараоны, оставшись дома без любимых людей, принимаются лаять и стенать. Не от скуки или страха, а просто чтобы на них поскорее обратили внимание — всеми покинутому фараону кажется, что он оказался где-то на обочине жизни.

Что касается здоровья, то на него фараоны особо не жалуются. Живут прилично, лет 12-15, и до самой старости сохраняют активную жизненную позицию: гуляют, играют, лезут на ручки, иногда воруют еду и делают все то, что положено делать любой веселой, умной и хитрой собаке. Ну а забот с ними не так уж много: расчесывать их по понятным причинам не надо, мыть — ну если запачкаются, что б и не вымыть? Правда, зимой фараона придется утеплять, наши морозы ему не по шерсти. И еще эта порода очень чувствительна к разной химии, поэтому даже шампунь для нее придется выбирать самый деликатный, и каплями от блох и клещей ее надо обрабатывать с большой осторожностью.

В Москве фараоновых собак очень мало. Да их везде мало. Даже на Мальте, где они считаются символом острова и изображаются на монетах, они не сказать чтобы табунами ходили. А это неправильно — фараонова собака так хороша, что одним своим видом способна облагородить самого плюгавого хозяина. Рядом с таким безупречно-изысканным существом хочется вести себя прилично, разговаривать тихо и вежливо, держать спину прямо, не плеваться на улице, не надевать тренировочные штаны, не курить, не сорить, не врать, не брать взяток, звонить родителям, платить налоги, не ходить по газонам.

По-моему, нам всем очень нужны фараоновы собаки. Срочно. Как минимум по одной на каждую улицу.

Журнал "Коммерсантъ Weekend" от 16.06.2017, стр. 46
Комментировать

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы

Социальные сети

все проекты

обсуждение