Коротко


Подробно

Фото: Salzburger Festspiele / Monika Rittershaus

Во весь волос

Чечилия Бартоли в «Ариоданте» Генделя

Фестиваль классическая музыка

Зальцбургский Pfingstfestspiele, возглавляемый Чечилией Бартоли "филиал" большого летнего фестиваля, представил премьеру оперы Генделя "Ариодант" в постановке Кристофа Лоя. Хозяйка фестиваля впервые спела на театральной сцене одну из самых эффектных генделевских меццо-сопрановых партий — а заодно, получается, впервые выступила в мужской роли. Из Зальцбурга — Сергей Ходнев.


Положим, когда-то на заре туманной юности госпожа Бартоли все-таки пела Керубино, но одно дело — "мальчик резвый", которого сам Бомарше видел девушкой-травести, и другое дело — рыцарь без страха и упрека из "Неистового Роланда". Которого, однако, по-прежнему сложно поручить певцам-мужчинам: даже при возросшем спросе на сценическую наглядность в генделевских операх и при изобилии способных контратеноров партию Ариоданта, написанную для славного кастрата Карестини, чаще всего поют женщины.

XVIII век не видел в подобных ситуациях ни артистического, ни нравственного затруднения, но и теперь постановщики иногда выходят из таких положений с блеском. И иной раз певицы справляются с образами своих "брючных" персонажей так удачно и реалистично, что это приходится по нутру самой консервативной оперной публике, опасливо относящейся к современному драматическому театру, где гендерные перевертыши — жест не вынужденный, а концептуальный.

Зальцбургский "Ариодант" — спектакль в другом духе, и поначалу он вызывает ощущение, что переигрывает не столько сама Чечилия Бартоли, сколько художник по гриму, налепивший на лицо примадонны на редкость натуралистичную бороду. А сама певица так, развлекается в свое удовольствие. Смешно подбоченивается, смешно чеканит аршинный шаг, смешно предается мужским радостям вроде картинно-неумеренной выпивки.

Главная драматургическая коллизия "Ариоданта" (и это во всем генделевском наследии уникальный случай) отчетливо напоминает о Шекспире. Злобный герцог Полинесс, безответно влюбленный в шотландскую принцессу Гиневру, заставляет камеристку принцессы Далинду надеть платье госпожи — и путем нехитрого представления почти что губит и влюбленного в Гиневру Ариоданта, и само шотландское королевство. Как не вспомнить "Много шума из ничего": и, следуя шекспировскому гипнозу, типично британский колорит "Ариоданту" придавали многие современные постановщики.

Но Кристоф Лой идет дальше — вслед за Вирджинией Вулф, которой в том числе и шекспировские игры с переодеваниями подсказали идею ее "Орландо". Ариодант у Лоя именно что реинкарнация вулфовского Орландо, персонаж, чья гендерная самоидентификация по ходу событий эволюционирует от рыцаря до решительной дамы, которая в какой-то момент уже носит платье, но еще не утратила бороду.

Эта своеобычная драма взросления разыгрывается в созданном художником Йоханнесом Лайакером вневременном пространстве, которое объединяет белоснежно-филенчатый интерьер современного казенного дома и периодически раскрывающиеся посреди него пасторальные парадизы в духе сценографии XVIII века. Герои тоже непринужденно меняют современные одежды на старинные кафтаны и роброны. Да и танцевальные номера (для "Ариоданта" Гендель, борясь за внимание лондонской публики, написал рекордное количество балетных вставок) когда предстают трогательной и изумительно красивой реконструкцией балета генделевских времен, а когда жесткой пантомимой (сцена группового блуда, которая в кошмарном сне является, очевидно, и Гиневре, и Ариоданту).

Но чтобы самой хозяйке мероприятия все это как-то в театральном смысле всерьез помогло — это едва ли. Головные тонкости, двусмысленности и нюансы даются ей трудно. Зато она по обыкновению тонко чувствует музыкальный, композиторский абрис своей роли, и сам голос ее звучит без прикрас свежо и объемно. А самые убийственные по сложности колоратуры она по-прежнему выпевает уж так играючи, что да, можно к ним, уж так и быть, присоединить чисто цирковую клоунаду.

В остальном кастинг нынешнего зальцбургского "Ариоданта" кажется совсем спорным — Король в неаккуратном исполнении Натана Берга, пресный (хотя интересно сыгранный) Полинесс Кристофа Дюмо, крикливая Гиневра молодой американки Катрин Левек, возрастная Далинда в исполнении Сандрин Пьо. Зальцбургский дебютант Джанлука Капуано, дирижирующий новосозданным оркестром Les Musiciens du Prince, пытался действовать в духе старых прописей европейского аутентизма, но результат напоминал скорее дирижерские новации Теодора Курентзиса, с которым "Ариодант" будет состязаться напрямую: спектакль Кристофа Лоя будет идти и в рамках летнего фестиваля, когда худрук Пермской оперы вместе с Питером Селларсом покажет свою версию моцартовского "Милосердия Тита".

Газета "Коммерсантъ" №99 от 06.06.2017, стр. 11

рекомендуем

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение