Коротко


Подробно

Фото: Глеб Щелкунов / Коммерсантъ   |  купить фото

"Чем дольше Россия будет запрягать, тем быстрее придется ехать"

инвестиции

На ПМЭФ тема российско-американских отношений стала не только предметом бесконечных обсуждений на всех сессиях форума, но и предметом вполне предметных переговоров представителей множества американских компаний, участвующих в форуме. Глава Американской торгово-промышленной палаты в России (AmCham Russia) Алексис Родзянко полагает, что бизнес-диалог компаний США и России, несомненно, очень сложен из-за политических проблем, но неизбежен: часть американского бизнеса в РФ растет, а России необходима для развития часть ресурсов и технологий, без которых невозможно ее развитие.


REVIEW: Как вы оцениваете российско-американский бизнес-диалог на ПМЭФ?

АЛЕКСИС РОДЗЯНКО: Мне часто задают вопрос, в каком состоянии отношения России и США исходя из итогов ПМЭФ. Вроде бы все хорошо. На форум приехало больше представителей США, чем раньше. Впервые за четыре года приехала официальная делегация представителей власти США. Уровень участников выше, компаний-участниц больше, и все это правда. Это говорит о том, что мы нашли точку стабилизации отношений между странами. Но это точка стабилизации на очень низком уровне.

Потепление, разумеется, есть. Главная причина этого потепления — возобновление экономического роста в России и рост цены на российские энергоносители в мире. Это главная причина, все остальное, на мой взгляд, никуда не сдвинулось. Мы не чувствуем пока никаких других изменений.

Любая стабилизация, даже ни низком уровне,— это для бизнеса, так или иначе, хорошо: ситуация плохая, но она стабильно плохая, и это уже стоит ценить.

Есть, наконец, новая ситуация с российским производством. Часть иностранных компаний уже локализовала производства на территории России, и отношение к ним как к поставщикам именно российским начинает появляться — их бизнес растет. Есть конкретный пример: у нас есть компания--производитель автомобильных покрытий. Автопром в России пока, кажется, не очень воспрянул духом после падения спроса в прошлом году. С другой стороны, он продолжает локализовываться, поэтому бизнес у этой компании растет: продажи автомобилей в стране меньше, но красить деталей внутри страны приходится больше, и компания растет существенно быстрее рынка. От количества автомобилей, покупаемых российскими потребителями, это не зависит.

R: Вы полагаете, что ниже этого уровня отношения уже не упадут?

А. Р.: Есть риски и этой стабильности, они довольно ярко выражены в Вашингтоне. Там тема России очень сильно политизирована и, если хотите, токсична в силу результатов выборов и вопросов к Дональду Трампу о его предвыборных контактах с Россией. Ко всему этому сейчас прибавилась история с главой ФБР Джеймсом Коми. Эта история — бензин в огонь, и с российской тематикой в США работать стало еще на порядок сложнее. Сейчас Конгресс США рассматривает уже законодательные шаги, которые могут испортить и политические, и деловые отношения с Россией, заморозив их на совсем уж низком уровне. Это нас беспокоит, но что делать — это та ситуация, в которой все происходит, нет смысла ее отрицать или приукрашивать.

С другой стороны, президент России Владимир Путин участвует в мероприятиях с участием наших членов, и это хороший сигнал — это значит, что при всех проблемах компании ценят, участники AmCham настолько конструктивны, что президент решил отметить это своим присутствием и участием в бизнес-диалоге. Несмотря на трудные геополитические отношения, конструктивные отношения с американским деловым сообществом сохраняются, и за это стоит сказать спасибо российской стороне. Мы очень благодарны, это важно.

R: В начале года AmCham предполагала начать предварительные консультации для подготовки в будущем деловой платформы для контактов властей США и России. Какова судьба этого проекта?

А. Р.: Мы считаем, что сейчас не лучший момент, что называется, "качать права". Мы написали в начале 2017 года новой администрации в США свои мысли о том, какие имеем пожелания по выстраиванию деловых отношений между Россией и Америкой. В том числе мы попросили возобновить работу межгосударственной платформы с участием бизнеса и экономических властей двух государств. Пока ответ мы не получили. Впрочем, можно сказать, что мы каждый день этот ответ получаем в новостях, потому что все возможные действия, направленные на улучшение отношений и потепление, отложены в долгий ящик из-за уникальной политической обстановки в Вашингтоне.

R: В 2018 году, видимо, России, чтобы не отстать от промышленной революции, придется опережающими темпами создавать консорциумы по развитию таких секторов, например, как сети 5G или промышленный интернет вещей. В ЕС эти программы в основном государственные, в США это дела частных компаний. В течение какого срока, по вашим оценкам, Россия может медлить с ответом на вопрос "Мы в этом вопросе работаем в основном с государствами ЕС или с компаниями в США"?

А. Р.: Чем дольше Россия будет запрягать, тем быстрее придется ехать. Мы так понимаем, что думать можно долго — просто очень высока цена ожиданий: технологическая революция, частью которой будет промышленный интернет вещей, будет важной составляющей будущего экономического роста. Нации, видимо, придется платить за это ожидание.

R: Тем не менее возможна ли ситуация, в которой Россия поставит именно на американские решения в этой сфере?

А. Р.: В нынешней ситуации, я думаю, нет, это маловероятно. Может ли поменяться обстановка? Да, я думаю, она может очень быстро поменяться. Первым шагом стоит смотреть, что будет происходить внутри США в отношении темы "Трамп и Россия". Их могут забыть в одночасье, но это может быть и постоянная, хроническая ситуация, до тех пор пока Дональд Трамп остается президентом. Политические моменты в Америке действительно сейчас очень сильно ограничивают возможности, о которых вы говорите.

Но это не значит, что это невозможно. Напротив, все может решиться очень быстро — так бывает в очень жарких конфликтах. Если это случится, то есть предмет разговора. В техномире России, а тем более в интернете вещей Америка представлена на самом деле очень хорошо. Посмотрите, вся электронная начинка инфраструктуры даже электронного государства в России, общения госвласти с гражданами — это в основном американское программное обеспечение. Все в России хотят это поменять, все собираются, но на самом деле никто это сейчас изменить не в силах: реально такой возможности, я думаю, нет. Конечно, власти в России этого боятся: США возьмут и отключат эту электронную начинку. Я не в курсе, возможно это даже теоретически или нет. Вы думаете, это возможно?

R: Полагаю, что нет.

А. Р.: Вот мне тоже кажется, что невозможно. Но люди могут себе вообразить, что это возможно, и это будет влиять на реальность. Программы перехода на российский софт основаны именно на этом опасении — "могут отключить или подслушать". И все это естественно и понятно. Но надо понимать и другое: пока мы обсуждаем такие темы, никакой промышленный интернет вещей и прочие технологические чудеса обсуждать невозможно. Это просто другой уровень отношений и дискуссии.

Интервью взял Дмитрий Бутрин


"Ревью Санкт-Петербургский экономический форум". Приложение от 05.06.2017, стр. 14
Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

обсуждение