Коротко

Новости

Подробно

Фото: Дмитрий Коробейников / РИА Новости

Наталия Потанина увлеклась историей

Она требует от бывшего мужа 850 млрд руб. по сделкам до 2014 года

от

Экс-супруга главы «Интерроса» Владимира Потанина Наталия предпринимает очередную попытку добиться денежной компенсации от бизнесмена. Предметом ее нового иска стали акции и права на уже ликвидированные кипрские компании, некогда контролировавшие доли в ГМК «Норильский никель» и «Полюс Золоте», а также дивиденды, выплаченные структурам господина Потанина до развода супругов в 2014 году. По мнению юристов, шансы у госпожи Потаниной есть, но ранее Пресненский суд не признал Владимира Потанина владельцем акций «Норникеля» в виду непризнания «бенефициарного права» при разделе имущества.


Пресненский суд Москвы 14 июня проведет предварительное заседание по иску Наталии Потаниной к ее бывшему супругу, главе «Интерроса» и президенту ГМК «Норильский никель» Владимиру Потанину. Иск зарегистрирован 19 мая, следует из картотеки дел суда. Ранее об этом иске на сумму около 850 млрд руб. сообщал Forbes. «Иск был подан в Пресненский суд»,— подтвердила “Ъ” представитель госпожи Потаниной. Как писал Forbes со ссылкой на исковое заявление, Наталия Потанина «требует признать общим имуществом супругов и разделить акции иностранных компаний Pharanco, Bektanco, Decoso и Lovenco, права к трастовым управляющим/доверительным собственникам акций этих компаний, права к трастовым управляющим / доверительным собственникам акций ОАО “ГМК «Норильский никель»” и ОАО “Полюс Золото”, а также взыскать с миллиардера денежную компенсацию за причитающуюся ей долю».

Через кипрские Pharanco Holdings, Bektanco Holdings и Decoso Investments «Интеррос» в разные годы опосредованно контролировал доли в «Норникеле» и Росбанке, а через кипрскую Lovenco Holdings — долю в «Полюс Золоте». Но, как следует из данных кипрского реестра, в 2010–2015 годах эти компании были ликвидированы. «Интеррос» неоднократно менял структуру владения долей в «Норникеле» (30,4%). Последняя кардинальная смена, как сообщал “Ъ”, состоялась в октябре 2014 года: из цепочки владения пакетом ГМК пропала кипрская Interros International Investments Ltd, бенефициаром которой при наличии номинальных акционеров указывался Владимир Потанин (данные Росбанка). С 2014 года господин Потанин непосредственно владеет кипрской Olderfrey Holdings Limited, которая имеет право косвенно распоряжаться 30,4% «Норникеля», следует из отчетов ГМК и данных кипрского реестра. А долей в ОАО «Полюс Золото» (с 2016 года — ПАО «Полюс»), выделенном в отдельную компанию из золотодобывающего дивизиона «Норникеля», Владимир Потанин владел до весны 2009 года, когда продал 37% компании структурам Сулеймана Керимова за сумму около $1,25 млрд.

Представитель Наталии Потаниной, отвечая на вопросы “Ъ” относительно требований раздела уже не существующих компаний и проданного пакета акций «Полюса», сказала, что «перспективы иска хорошие, если суд признает это имущество общим имуществом супругов». «Если имущество существовало на 2007 год, но было впоследствии сокрыто или растрачено Потаниным, в силу указаний Верховного cуда РФ, учитывая принципы справедливости и добросовестности, суд должен присудить другому супругу имущественную компенсацию, определяемую исходя из стоимости имущества на момент, пока с ним не были совершены действия, которые привели к его сокрытию или утрате (снижению) его стоимости»,— говорит она. «Мы ожидаем, что Владимир Потанин будет защищаться, используя только один довод о том, что бенефициарная собственность — это институт, неизвестный российскому гражданскому и семейному праву, и потому это имущество не может делиться в принципе. Но этот довод прямо противоречит прецеденту Верховного cуда РФ от 07 июля 2015 года (№5-КГ15–34)»,— отмечает представитель экс-супруги миллиардера.

Также юристы госпожи Потаниной считают, что отчуждение Владимиром Потаниным общего имущества супругов не препятствует взысканию с него денежной компенсации, о чем заявлен иск, указывая, что «в ранее рассмотренном деле суд по иску Владимира Потанина, например, разделил денежные средства, которые имелись у Наталии Потаниной по состоянию по январь 2007 года, но по состоянию на дату расторжения брака (2014 год) у нее отсутствовали». Пакет «Интерроса» в «Норникеле» 23 мая стоит на Московской бирже около 401 млрд руб., что более чем вдвое ниже требований госпожи Потаниной. Но ранее, комментируя иск Forbes, представитель экс-супруги миллиардера говорил, что требования касаются и выплаченных дивидендов ГМК и «Полюса», пока супруги состояли в браке (развод зарегистрирован в феврале 2014 года.— “Ъ”). Представитель «Интерроса» и юрист Владимира Потанина Татьяна Старикова отказались от комментариев.

Наталия Потанина с 2014 года судилась с Владимиром Потаниным в судах Кипра, России и планировала начать суд в США. Пока ее требования о разделе совместно нажитого имущества оставались неудовлетворенными: суд Кипра отказал в рассмотрении дела, а Пресненский суд в сентябре 2015 года, как писал “Ъ”, не нашел доказательств того, что Владимир Потанин контролирует акции «Норникеля» — непосредственными владельцами акций выступали юридические лица, напрямую не принадлежащие бизнесмену. Источники “Ъ” говорили, что доводы Наталии Потаниной о бенефициарном владении господином Потаниным акциями ГМК на основе решения кипрского суда Пресненский суд не принял, поскольку это решение не подлежит признанию и исполнению в РФ и «не может рассматриваться как устанавливающее юридический факт». Суд также решил, что к спору неприменимы нормы иностранного права, а в РФ «бенефициарное право» при спорах о разделе имущества не признается, говорили собеседники “Ъ”.

В марте 2017 года госпожа Потанина подала в тот же Пресненский суд иск о взыскании с господина Потанина 215 млрд руб. компенсации за акции бывшего холдинга Владимира Потанина и Михаила Прохорова ЗАО «КМ Инвест» (переименовано и ликвидировано в 2011 году.— “Ъ”), заявив в иске, что «акции “КМ Инвест”, в отличие от акций “Норильского никеля”, находились в прямой собственности Потанина, в связи с чем они по ст. 34 Семейного кодекса должны считаться совместной собственностью супругов» (содержание иска цитировали «РИА Новости»). При этом по иску Владимира Потанина о разделе имущества Мосгорсуд присудил его экс-супруге «имущество и денежные средства на сумму около 5 млрд руб.», говорила ранее Татьяна Старикова (цитата по «Интерфаксу»).

Партнер, руководитель корпоративной практики Goltsblat BLP Антон Ситников говорит, что в случае реорганизации и ликвидации юрлиц у них должны быть правопреемники, поэтому госпожа Потанина сможет предъявить к ним аналогичные требования. «В целом, ликвидация и уж тем более реорганизация не предполагает, что все мосты сожжены,— замечает юрист.— Думаю, что если иск был подан, то истцы предполагают, что сроки исковой давности либо не пропущены, либо будут восстановлены». По мнению господина Ситникова, уже в рамках этого процесса Наталия Потанина может через суд истребовать доказательства, чтобы понять, кто является правопреемниками компаний: кому перешли права и обязанности, например, по разделительному балансу, а после этого обратиться с исками уже к ним. «Истец может и не знать, была компания ликвидирована или реорганизована, если он не являлся их акционером или кредитором, не был вовлечен в эти процессы»,— утверждает Антон Ситников. Он добавляет, что хотя эти процедуры и являются публичными, детальность информации часто ограничена.

«В случае признания статуса имущества общим дальнейшая судьба дела будет предопределяться наличием или отсутствием юридических и фактических возможностей по разделу общего имущества,— рассуждает управляющий партнер юридической фирмы «Надмитов, Иванов и партнеры» Александр Надмитов.— Независимо от факта ликвидации юрлиц, права или доли на которые могут признаны общим имуществом, самостоятельной проверке и выяснению подлежат обстоятельства относительно того, когда, какое и каким образом было разделено имущество в связи с ликвидацией. Таким образом, если имущество в виде долей или акций компаний будет признано общим, ликвидация компаний не должна влиять на возможность предъявлять требования относительно компенсации части стоимости, оставшейся после ликвидации». По словам господина Надмитова, ключевым моментом здесь будет то, учитывалось это имущество ранее при разделе имущества или нет.

Анатолий Джумайло, Андрей Райский


Комментарии
Профиль пользователя