Коротко

Новости

Подробно

3

Фото: Александр Миридонов / Коммерсантъ   |  купить фото

Борьба за мир во всем море

О чем поспорили в Стамбуле черноморские державы и кто их примирял

от

В Стамбуле в понедельник прошел саммит Организации черноморского экономического сотрудничества (ОЧЭС), в котором принял участие премьер-министр РФ Дмитрий Медведев. Глава российского правительства призвал все 12 государств—членов ОЧЭС превратить Черноморский регион в «зону стабильности и процветания» и «извлечь из своего морского соседства реальную пользу для своих экономик». Однако вице-премьер Украины Степан Кубив в ответ обвинил Россию в подрыве регионального сотрудничества. Свидетелем того, как ведущие державы Черноморского региона вступили в острый спор, вызванный крымским вопросом, стала корреспондент “Ъ” Галина Дудина.


«Всем хватит места на этой земле»


Организация черноморского экономического сотрудничества отмечает в этом году свое 25-летие. К юбилейной встрече глав государств и правительств была подготовлена максимально дипломатичная декларация, смысл которой сводится к тому, что и в трудные времена 12 стран—участниц ОЧЭС способны договариваться. Однако собеседники “Ъ” в российской делегации признают: главная проблема в работе организации — в двусторонних конфликтах между ее членами, а также в действующих в отношении РФ санкциях (в ЕС состоят три из 12 стран—участниц ОЧЭС).

В своем выступлении Дмитрий Медведев призвал государства ОЧЭС сконцентрироваться на увеличении объемов торговли и притоке инвестиций в Черноморский регион

Хозяин саммита, президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган старался сгладить острые углы. «Сосед нуждается в соседе, говорим мы в Анатолии,— заявил он, открывая заседание.— И самый большой успех нашей организации в том, что страны региона собрались за одним столом, несмотря на разногласия». Турецкий лидер призвал коллег сфокусироваться на экономическом сотрудничестве и «держать ОЧЭС вдали от политических разногласий».

Дмитрия Медведева уговаривать оставить политику за скобками не пришлось. В своем выступлении он призвал государства ОЧЭС сконцентрироваться на увеличении объемов торговли и притоке инвестиций в Черноморский регион с тем, чтобы превратить его в «зону стабильности и процветания» и «извлечь из своего морского соседства реальную пользу для своих экономик». «Уверен, что это нам по силам»,— сказал он.

Однако, когда слово взял вице-премьер, министр экономического развития и торговли Украины Степан Кубив, стало ясно: деполитизировать повестку ОЧЭС не получится. «Украинская сторона верит в развитие организации, но без восстановления территориальной целостности Украины невозможно говорить о мире и стабильности в регионе»,— объявил он.

Изначально предполагалось, что Украину, к которой вскоре на полгода перейдет председательство в ОЧЭС, на саммите представит президент Петр Порошенко. Однако в итоге он от поездки в Стамбул отказался. «Мы должны признать, что ОЧЭС находится в кризисе»,— продолжил заменивший его Степан Кубив. По его словам, о параличе организации свидетельствует приостановка действия меморандума о взаимопонимании по скоординированному развитию скоростной автомагистрали вокруг Черного моря. «Как мы можем проложить эту дорогу через оккупированную территорию? Что делать с оккупированными портами? Это касается и других больших проектов»,— недоумевал украинский министр.

Реджеп Тайип Эрдоган на правах модератора попытался снизить накал страстей. «Территориальная целостность каждой страны является обязательным условием. Но всем хватит места на этой земле, и я не знаю, против чего мы здесь боремся»,— обратился к коллегам турецкий лидер.

Впрочем, этот призыв господина Эрдогана не мешает Анкаре вести территориальные споры в другом регионе — Средиземном море (Турция — единственная страна, признающая легитимность Республики Северного Кипра). Конфликт вокруг Кипра оказал непосредственное влияние и на подготовку саммита ОЧЭС: по данным “Ъ”, из-за того что Турция не принимает самолеты, вылетающие с юга острова, глава МИД РФ Сергей Лавров не смог прилететь в Стамбул напрямую из Никосии (где он встречался с коллегами из стран Совета Европы). Турецкие власти предложили российскому министру сделать промежуточную остановку на «нейтральной территории», однако Сергея Лаврова такое политически окрашенное условие не устроило. В итоге он предпочел пропустить заседание глав МИДов стран ОЧЭС.

«Выполнил свой долг»


«Когда в 1992 году создавалась ОЧЭС, я учился в Анкаре на политологии, и мы задавались вопросом: что представляет собой эта турецкая инициатива? Уже тогда эта организация выглядела платформой для переговоров и взаимодействия»,— вспоминает в беседе с “Ъ” эксперт Галатасарайского университета в Стамбуле Али Фаик Демир. Спустя 25 лет в ОЧЭС действуют около 20 рабочих групп по различным направлениям. На проекты нашлось и финансирование: в 2016 году в ходе российского председательства был создан механизм развития проектного сотрудничества в Черноморском регионе, в который Москва вложила $1 млн.

По мнению господина Демира, сегодня ОЧЭС важна для Турции прежде всего как организация, способствующая реализации региональных энергетических и туристических проектов. В свою очередь, российские собеседники в структурах ОЧЭС делают акцент на сотрудничестве по развитию транспортной и морской инфраструктуры. «Развитие транспортной инфраструктуры международного значения относится к одной из приоритетных задач ОЧЭС,— подтвердили “Ъ” в Министерстве транспорта РФ.— Еще одним приоритетом должны стать развитие круизного судоходства и усиление взаимосвязи транспорта и туризма в Черноморском регионе».

Сотрудничество в транспортной области регулируют три основных меморандума — по развитию скоростной автомагистрали вокруг Черного моря (ее маршрут, впрочем, до сих пор не согласован с Украиной, Молдавией и Румынией), по развитию морских магистралей и по облегчению перевозки грузов автомобильным транспортом. Как пояснили “Ъ” в ведомстве, «в настоящее время изучается возможность российского участия в пилотном проекте по созданию системы разрешений ЧЭС на осуществление международных автомобильных перевозок».

В России наиболее активно идет работа в соответствии с первым документом: в 2016 году построены и реконструированы 113 км российских автодорог, входящих в Черноморское кольцо. Дальнейшие перспективы, по данным “Ъ”, министры транспорта обсудят 13 июня.

«Для России это еще и имиджевый проект, который позволяет лоббировать преодоление санкций, показать себя страной, готовой сотрудничать с любыми государствами на взаимовыгодных условиях»,— поясняет собеседник “Ъ” в структурах ОЧЭС.

В том же духе ответил на вопрос “Ъ” и Дмитрий Медведев, говоря об украинском председательстве в организации: «Если Украина хочет развивать экономические отношения, то мы к этому готовы». В качестве примера взаимовыгодного сотрудничества он привел работу над кольцевой автодорогой, впрочем, напомнив о том, что ее проект вызвал «полемику» на заседании в понедельник.

Критике со стороны главы украинской делегации Дмитрий Медведев нашел объяснение. «Действительно, было выступление нашего украинского коллеги. Мне кажется, что в таком случае он, что называется, отметился. У него были установки, написанные украинским МИДом, он все это по бумажке на украинской мове и прочитал. Значит, он выполнил свой долг»,— заявил российский премьер, комментируя по просьбе “Ъ” выступление Степана Кубива.

«Если они (Украина.— “Ъ”) хотят развивать сотрудничество в Причерноморском регионе, мы к этому готовы, не хотят — это их дело»,— повторил Дмитрий Медведев. Он подчеркнул, что кольцевая автодорога «точно была бы полезной для всех государств — и для Украины в том числе», впрочем, уточнив, что «такие проекты без согласия всех государств не возникают». А потом еще в третий раз заверил: «Мы будем работать и в период украинского председательства, и в другие периоды. Мы считаем саму деятельность организации полезной».

Галина Дудина, Стамбул


Комментарии
Профиль пользователя