Коротко

Новости

Подробно

Фото: пресс-служба открытого фестиваля искусств "Черешневый лес"

Стравинского прочитали с выражением

"Черт, солдат и скрипка" в концертном зале имени Чайковского

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 16

Премьера театр

В рамках открытого фестиваля "Черешневый лес" в концертном зале имени Чайковского (КЗЧ) прошла премьера спектакля "Черт, солдат и скрипка", созданного по мотивам мимодрамы Игоря Стравинского "История солдата". На афишах спектакля помимо фамилии композитора значились Андрей Макаревич, Владимир Познер и Дмитрий Ситковецкий. О том, как актеры-дебютанты справились со своими ролями, рассказывает Борис Барабанов.


Игорь Стравинский написал "Историю солдата" в 1917 году в Швейцарии, куда он уехал еще накануне Первой мировой войны. Для "Истории солдата" композитор сочинил несколько картин, в основном базировавшихся на танце — танго, вальсе и новых музыкальных формах, из которых впоследствии развился джаз. Текст в самой первой версии "Истории солдата" был французский, его сочинил швейцарец Шарль Рамю. По замыслу композитора, это должна была быть легкая в театральной интерпретации вещь, которую можно было бы показывать в городках и даже деревнях как представления бродячих комедиантов. Сюжет у нее тоже бродячий. Очевидно, что в основе истории — "Беглый солдат и черт", сказка из сборника Александра Афанасьева. Но мотивы "Фауста" Гете тоже вполне просматриваются. Премьера "Истории солдата" прошла в 1918 году в Лозанне.

Спектакль "Черт, солдат и скрипка" посвящен 135-летию Игоря Стравинского. Сама его идея принадлежит скрипачу Дмитрию Ситковецкому, исполнившему и скрипичную партию, и сценическую роль Черта. У него были достойные партнеры-инструменталисты — в первую очередь пианистка Полина Осетинская, которой помимо фортепианных пассажей достались и несколько строк текста. А перкуссионист Антон Плескач и кларнетист Игорь Федоров, когда было нужно, подключались и к пластическим этюдам.

Имя танцора Александра Тронова не значилось в рекламе спектакля, однако именно его силами образ Солдата, за которого говорил Андрей Макаревич, получил хореографическое измерение.

Пантомиму Тронов совместил с современным танцем в традициях Райана Хеффингтона, что логично было ожидать от парня, который сделал себе имя в телешоу "Танцы" и специализируется на эстрадных и уличных стилях. Сцены ему с режиссером спектакля Михаилом Кисляровым оказалось мало — в процессе постановки танцев были освоены самые неожиданные точки зала. В последней части компанию Солдату Тронова составила в роли Принцессы блестящая танцовщица Анна Дельцова, еще одно открытие спектакля.

Андрей Макаревич и исполнявший роль Чтеца Владимир Познер разместились за столом в импровизированной телевизионной студии. Интервью в программе "Познер" — первая и единственная ассоциация, которая приходила в голову. Но мало того, пролог и эпилог спектакля были сняты непосредственно в студии "Первого канала", в привычных для рассказчика декорациях. Эти фрагменты демонстрировались на больших экранах. На них же проецировались и крупные планы героев, и анимированные видеоиллюстрации к тексту сказки, созданные Андреем Макаревичем. Роль художника, в отличие от актерского амплуа, для него привычна — он участвует в оформлении своих пластинок, рисует для других музыкантов, выставляется в галереях. Впрочем, попеть под гитару в спектакле ему тоже дали, дополняя жанровую пестроту: "Черт, солдат и скрипка" представлял собой синтетическое зрелище, включавшее чуть ли не все существующие на сцене языки — актерскую игру, пантомиму, хореографию, музыку, свет и видеосопровождение.

Текст, доставшийся начинающим актерам Макаревичу, Познеру и Ситковецкому, сочинил ныне покойный писатель и журналист Михаил Успенский. Автор либретто выбрал форму раешного стиха. И, конечно, не удержался от соблазна осовременить реалии. В итоге уже из первой строфы "Мимо речки, мимо луга по шоссе Дербент--Калуга шел солдат своей страны с необъявленной войны" зрителям в КЗЧ стало ясно, что тележурналист и музыканты через народную сказку и классическое музыкальное произведение собираются высказаться на тему сегодняшних дел. Черт в обмен на скрипку дает Солдату не книгу, а "планшету", возит его на "Роллс-Ройсе" и просит не создавать "образ врага".

Стилистически это больше всего похоже на сказку Леонида Филатова "Про Федота-стрельца, удалого молодца". Однако у Михаила Успенского получилась в гораздо большей степени сатира на злобу дня, хотя и вечных размышлений на тему судеб России в стихах тоже достаточно. Мимодрама Познера, Макаревича и Ситковецкого, оттолкнувшаяся от музыкальной идеи, в итоге чаще, чем хотелось бы, нажимала на те же струны, что и, например, скетчи из "Гражданина поэта". В пространство драматического театра зрителей вернул финал. Аккомпаниаторы ушли со сцены, телевизионщики смотали провода, и только мертвый Солдат в исполнении Андрея Макаревича остался неподвижно сидеть посреди сцены. Потому что выиграть у Черта невозможно — "он играет без правил".

Комментарии
Профиль пользователя