Коротко

Новости

Подробно

Фото: Эмин Джафаров / Коммерсантъ   |  купить фото

Расчистить место

Как на Западе решают проблему устаревшего жилого фонда

от

Каждый пятый жилец сносимых пятиэтажек Москвы уже проголосовал по включению дома в список, сообщил глава Общественной палаты столицы Константин Ремчуков. Новая программа реновации вызвала бурные дискуссии в обществе, несмотря на то, что снос пятиэтажек в Москве происходит уже второй десяток лет. Как в других странах мира обновляют жилищный фонд? Расскажет Татьяна Гомозова.


Наиболее близок для России, пожалуй, опыт Восточной Европы, где массовое строительство недорогих панельных домов было сопоставимо с Советским Союзом. В Польше, например, в них живет каждый третий гражданин. После распада соцблока такие дома стали ремонтировать и утеплять. В Чехии массовая застройка велась в 1970-1980-е, здесь реконструкция включала перепланировку, установку лифтов и даже перекраску фасадов. Построенные в ГДР дома местами все-таки сносят, но крайне избирательно. А в случае двух самых известных проектов в Галле и Лайнефельде «панельки» превратились в многоквартирные виллы. У некоторых срезали верхние этажи, добавили зеленые террасы-садики. Квартир в этих домах стало меньше, а сами они больше. Но это все же эксперимент, такая практика не распространена, пояснил партнер архитектурного бюро Kleinewelt architekten Николай Переслегин.

«Нужно понимать, что такие дома и в СССР, и в Восточной Германии строились по единому проекту, в эконом-качестве с точки зрения материалов и исполнения. С течением времени их реконструировали, укрепляли, в них меняли коммуникации, обустраивали дворы. Достаточно простыми средствами создавалась комфортная и уютная среда, по сути, выжималось максимальное качество этого пространства», — заметил он.

В Западной Европе есть свой аналог хрущевок — рабочие кварталы. Их тоже реконструируют. Во французском городе Анже один такой проект готовили 20 лет, а начали его с детального обсуждения с жителями, рассказала директор центра градостроительных компетенций РАНХиГС Ирина Ирбитская.

«Эти дома представляют собой жилье социального найма. При этом их жильцов спрашивали, чего они хотят, куда им хотелось бы переселиться и так далее. Кроме того, проект обсуждался с жителями прилегающих районов, потому что он касался их интересов. В итоге программа по реновации в Анже началась с реализации строительства транспортной инфраструктуры и, прежде всего, «тихого» трамвая, который связывал новый участок с остальной частью города», — напомнила она.

А вот британская программа реновации рабочих районов в целом провалилась. Считается, что из-за спешки и отсутствия консультации с жителями. В начале 2000-х на севере Англии стали сносить жилье постройки начала XX века. Владельцам предлагали переезд или компенсацию, сообщил лондонский корреспондент «Коммерсантъ FM» Андрей Остальский.

«Заводы, шахты закрылись, работать стало негде, люди стали уезжать из этих районов. С другой стороны, в Великобритании ощущалась огромная нехватка жилья. Власти бились как рыба об лед над решением этой проблемы. Но реализовать программу реновации так и не удалось, так как многие граждане были с ней не согласны, они не знали, куда им переезжать. Кроме того, не нашлось желающих купить новые квартиры в домах, которые возникли на месте снесенных», — рассказала она.

По этой программе было снесено около 30 тыс. домов, новых построено вдвое меньше. Бюджету это стоило более 2 млрд фунтов.

Программа обновления жилого фонда действует и в Стамбуле: в городе несколько миллионов сейсмоопасных зданий в трущобных районах. Их жителей отселяют временно, причем аренду субсидирует государство. По завершению строительства люди получают квартиры в доме, возведенном на месте старого. Обычно он выше, и лишние квартиры застройщик продает, на том и зарабатывает. Для жителей в теории это тоже выгодно: новое жилье стоит дороже, но некоторые жалуются, что, в отличие от трущоб, жить там им просто не по карману и новая квартира в итоге продается.

В США тоже пытались строить социальное жилье. В 1954 году в штате Миссури был даже сооружен микрорайон из 33 одиннадцатиэтажных типовых домов. Уже через 20 лет его снесли, поскольку качество жизни там стремилось к нулю.

Комментарии
Профиль пользователя