Коротко

Новости

Подробно

Фото: из семейного архива Остряковых

ФСБ присудили командировочные

Суд решил, что истец не должен оплачивать расходы спецслужбы на защиту

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 5

Петербуржец Валерий Остряков выиграл судебный спор у ФСБ, которая пыталась взыскать с него 26 тыс. руб. Такие расходы ведомство понесло в ходе судебных процессов: господин Остряков на протяжении двух лет оспаривает отказ ФСБ в предоставлении материалов дела репрессированного в годы Великой Отечественной войны деда. Требование спецслужбы о компенсации издержек, по мнению адвокатов, привлекает внимание к более масштабной проблеме — закрытости информации о людях, которые не были реабилитированы. А попытка взыскать деньги — способ надавить на семью Остряковых, чтобы "отбить желание продолжать попытки добиться от ФСБ данных о родственнике".


Вчера Выборгский районный суд в Санкт-Петербурге отказался взыскать с Валерия Острякова, который пытается получить информацию о своем репрессированном в военные годы деде, 26 тыс. руб. в пользу ФСБ. В такую сумму, как утверждают в ведомстве, сотруднице управления ФСБ по Белгородской области (репрессированный Василий Остряков был родом оттуда) обошлось участие в проходивших в Санкт-Петербурге судебных процессах, инициированных семьей Остряковых. На протяжении двух лет Валерий Остряков и его сын Дмитрий оспаривают (пока безуспешно) отказ ФСБ в предоставлении материалов уголовного дела о родственнике, осужденном в 1943 году за пособничество оккупационным властям.

Как говорится в иске, около 19 тыс. руб. представитель УФСБ потратила на билеты Белгород--Петербург в купейном вагоне, около 5 тыс. руб. на проживание в отеле, еще 1,8 тыс. руб.— суточные. Позиция ответчика, чьи интересы представляет юрист правозащитной организации "Команда 29" Максим Оленичев, заключается в том, что расходы были чрезмерны и неоправданны. "В условиях кризиса сотрудница ФСБ могла бы выбрать более экономный способ передвижения, нежели купейный вагон, не было необходимости и останавливаться в отеле — суды длились один день,— пояснил "Ъ" господин Оленичев.— К тому же, исходя из принципа справедливости, закрепленного в КоАП, нельзя взыскивать с пенсионера средства, потраченные из бюджета, притом что бюджет наполняется за счет его налогов".

Максим Оленичев полагает, что попытка взыскать деньги — способ надавить на семью Остряковых, чтобы "отбить у них желание продолжать попытки добиться от ФСБ информации об их родственнике". "Требование компенсации издержек привлекает внимание к более масштабной проблеме: получить информацию о человеке, который не был реабилитирован, невозможно даже его родственникам",— считает правнук репрессированного Дмитрий Остряков.

Впервые запрос с требованием предоставить материалы уголовного дела семья Остряковых направила в ФСБ в 2015 году, однако из ведомства прислали только краткую справку. "Из нее я узнал, что дело прадеда пересматривалось судом в 1998 году, в его реабилитации было отказано",— рассказал "Ъ" Дмитрий Остряков. Законность отказа в предоставлении материалов уголовного дела подтвердили Выборгский районный и Петербургский городской суд. Сейчас кассационная жалоба рассматривается Верховным судом РФ.

Как заявил "Ъ" глава "Команды 29" адвокат Иван Павлов, в настоящий момент российское законодательство регулирует только доступ к материалам дел реабилитированных лиц, в частности, это регламентировано федеральным законом "О реабилитации жертв политических репрессий" и положением МВД, ФСБ и Минкульта о доступе к архивам. "Но еще есть лица, которым было отказано в реабилитации и дела которых пока не пересматривались. Эти две категории выпадают из правового поля",— говорит адвокат.

Подтверждая отказ ФСБ в предоставлении материалов дела репрессированного Василия Острякова, суды ссылались как раз на нормы указанных правовых актов. Однако в "Команде 29" считают такой подход неправомерным. "Мы считаем, что в отношении лиц, которым отказано в реабилитации, должны применяться общие нормы законодательства о доступе к информации, должен соблюдаться принцип открытости и доступности данных о деятельности государственных органов",— говорит господин Павлов. Адвокат добавляет, что сейчас "историческая информация монополизирована властью, и реализация конституционного права граждан на ее получение затруднена".

Мария Карпенко, Санкт-Петербург


Комментарии
Профиль пользователя