Коротко

Новости

Подробно

Фото: Юрий Мартьянов / Коммерсантъ   |  купить фото

«Европа рано или поздно найдет общий язык с Россией»

Глава Конференции европейских раввинов Пинхас Гольдшмидт поделился с “Ъ” прогнозами на будущее

от

О том, с какими проблемами сейчас сталкиваются евреи в Европе и как иудейские лидеры способствуют улучшению отношений между Россией и Западной Европой, корреспонденту “Ъ” Павлу Коробову рассказал председатель Конференции европейских раввинов Пинхас Гольдшмидт.


— Совету европейских раввинов исполнилось 60 лет. Что самое важное произошло в организации за это время? Чем совет может гордиться?

— Одно из главных достижений — то, что сегодня в Европе существуют действующие и развивающиеся еврейские общины. Это происходит в том числе благодаря совету. После 1945 года велась большая дискуссия о том, как строить еврейскую жизнь в Европе, есть ли вообще будущее у евреев Европы. Многие люди считали, что еврейская история закончилась. Были и те, кто отказался от иудаизма. Например, главный раввин Рима решил вообще уйти от еврейства и принять другую веру. Но Совет европейских раввинов поднял флаг иудаизма и придал евреям веру в будущее. За время существования организации мы провели сотни встреч с руководителями разных европейских стран. Было много политических удач, в частности разрешение привезти в Советский Союз несколько тысяч тонн мацы на Песах или издать молитвенник — в то время это было огромным достижением: в СССР это было все запрещено. Единственная страна Восточного блока, где были еврейские общины, школы и центры,— это Румыния: там сумели сделать так, чтобы в стране можно было вести религиозный образ жизни. Раввин Румынии, который входил в президиум Совета раввинов Европы, сумел отстоять интересы общины внутри страны, при этом он отстаивал и интересы Румынии на международном уровне.

— А сегодня чем занимается ваша организация?

— Сегодня значительная часть деятельности связана с борьбой за сохранение религиозных прав и свобод меньшинств в странах Европы. Мы плотно сотрудничаем с Европейской комиссией и Европарламентом, принимаем участие в противодействии религиозному радикализму, антисемитизму и исламофобии. Также организация ведет религиозную деятельность, которая включает в себя различные вопросы, актуальные для раввинов, для общин и для жизнедеятельности общины. Совет делает все, чтобы евреи могли продолжать комфортную жизнь в странах Европы.

— Как изменилось положение евреев в Европе за последние 60 лет?

— Как уже было сказано, когда наша организация создавалась, не все евреи в принципе верили, что у евреев Европы есть будущее. Так что, конечно же, за 60 лет положение улучшилось. Но за последние 15 лет мы видим общее ухудшение положения евреев в Европе, связанное с разными причинами. Сегодня еврейские общины находятся под угрозой терроризма, радикального исламизма, а также угроза исходит и от политических сил, использующих тактику ультранационалистов для большей лояльности своих сторонников и привлечения новых. Так что, безусловно, несмотря на то, что совету удалось возродить еврейство Европы, сейчас оно проживает не самые лучше времена.

— В 2015 году руководство Совета европейских раввинов встретилось с папой Франциском. Зачем это понадобилось?

— 50 лет назад католики весьма негативно относились к евреям. Потепление в отношениях между нашими религиями произошло после II Ватиканского собора (проходил в 1962–1965 годах), когда Римско-католическая церковь приняла декларацию Nostra Aetate. Католики, которые веками выступали инициаторами гонений на евреев, осудили в Nostra Aetate проявления антисемитизма. Мы сейчас готовим официальный ответ Ватикану на их декларацию. Может показаться, что мы с опозданием решили отреагировать на декларацию католиков, но я скажу словами, написанными в книге «Кохелет» (Екклесиаст): «Всему свое время». Мы сегодня рассматриваем католическую церковь как союзников в борьбе против терроризма и в отстаивании религиозной свободы в Европе. Католиков объединяет папа, православных — патриархи, а у евреев нет «иерусалимского папы», поэтому этот документ станет эпохальным. Впервые за много веков раввины со всего мира поставят свои подписи под ним.

— Имеет ли значение то, что конференция почти совпала с 72-й годовщиной победы над гитлеровской Германией?

— Конечно. При поддержке нашей организации праздник День Победы, который отмечается во всем мире 8 и 9 мая, евреи стали отмечать как религиозный праздник. Инициатором этого стал президент Международного фонда горских евреев СТМЭГИ Герман Захарьяев, которого мы поддержали. Сейчас День Победы включен и в российский еврейский религиозный календарь под названием «Йом Шихрур ве-Ацала» — «День спасения и освобождения». Теперь он ежегодно отмечается евреями во всем мире в день 26 Ияра (в 1945 году на эту дату еврейского календаря выпало 9 мая). В этом году 26 Ияра выпал на 21 мая.

— Как бы вы обозначили главные проблемы европейских евреев?

— Радикальный исламизм, религиозный экстремизм, терроризм — это угроза с одной стороны. С другой стороны — усиление влияния правых партий, которые из раза в раз пытаются добиться запрета на соблюдение религиозных ритуалов меньшинств. Именно на этой неделе мы узнали, что в Норвегии появилась инициатива запретить обрезание, а в районе Валлония в Бельгии запретили ритуальный забой как для кошерного, так и для халяльного мяса. Закон вступит в силу в 2019 году. Такие тенденции не говорят ни о чем хорошем. Это связано с миграционным кризисом Европы. После многомиллионного потока беженцев правительство начинает вводить запреты, которые касаются как евреев, так и мусульман. Евреи являются здесь, можно сказать, «попутной жертвой», потому что у нас с мусульманами есть очень много общих проблем в сфере наших религиозных прав. Можно не ходить далеко: буквально накануне конференции состоялись президентские выборы во Франции. Один из кандидатов, Марин Ле Пен заявляла, что запретит изготовление кошерного и халяльного мяса, если ее изберут президентом — угроза со стороны ультраправой партии была очевидна. Если бы Марин Ле Пен стала президентом, то, думаю, многие евреи покинули бы Францию. Поэтому, безусловно, победа Макрона на выборах — большая радость. Но не стоит забывать, что больше трети голосовавших отдали свои голоса в пользу Ле Пен.

— А что больше евреев беспокоит — продвижение крайне правых в Европе или наплыв мусульман?

— У нас нет проблем с мусульманами, они наши союзники по многим вопросам. Более того, если говорить о беженцах, то подавляющее большинство из них хотят нормальной жизни и готовы интегрироваться в европейское сообщество, при этом не отказываясь от своих религиозных традиций. Мы встречаемся с представителями мусульман для обсуждения наших общих проблем. А беспокоит нас проблема терроризма и религиозного экстремизма, которые являются серьезной угрозой, причем в равной степени для евреев и мусульман. Европа, объединенная общим экономическим пространством, чтобы сохранить свою целостность, должна решить вопросы внутренней и внешней безопасности. Речь уже идет о сохранении Евросоюза. Еще недавно мы ограничивались вопросом, есть ли будущее у евреев Европы, сегодня мы задаем вопрос, есть ли будущее у Европы.

— Вы являетесь председателем Совета европейских раввинов, но помимо этого вы и главный раввин Москвы. Сейчас непростые отношения между Россией и Европой, приходится ли вам выполнять миротворческие функции, менять мировоззрение европейских политиков в отношении России?

— Я уверен, что Европа рано или поздно найдет общий язык с Россией. Мы считаем Россию частью Европы. Я надеюсь, что найдется путь, который покажет Б-г, чтобы мир пришел в Европу. Одно из имен Вс-вышнего — Шалом, «Мир». Отсутствие мира — это самая большая угроза для всего человечества. 9 мая мы празднуем День Победы. Еврейский народ потерял в войне 6 млн, треть всего нашего народа. Главная наша цель — чтобы были истинный мир и взаимопонимание между всеми народами Европы. Никакая война, в том числе холодная, не принесет победы никому.

Комментарии
Профиль пользователя