Коротко


Подробно

2

Фото: Максим Андреев / Коммерсантъ

Корпорация СССР

Спецпроект: Особое мнение

Как-то раз вычитал фразу о том, что есть корпорации, которые по количеству работающих в них людей, да и по денежному обороту гораздо больше ряда стран. Действительно, такие «монстры» как General Electric или Shell гораздо богаче стран-лилипутов или стран третьего мира. И добились они этого, в том числе, из-за современных и передовых технологий менеджмента. Ну а если попробовать распространить эти технологии на государственное управление? Сможет ли тогда страна стать не менее успешной среди подобных? Работают ли законы менеджмента на страновом уровне или уровне отдельной территории?


Посмотрим, как управляются крупные компании? Там есть акционеры и нанятые ими управленцы, стратегия организации и система планов по ее достижению, точно поддержанная финансовыми ресурсами, система управления филиалами или дочерними компаниями, ключевые показатели эффективности, управление персоналом и мотивация за результат, корпоративные ритуалы и маркетинговые мероприятия. Для более развитых читателей: система управления качеством, реинжиниринг бизнес-процессов или система сбалансированных показателей. Но погодите. Все это по сути я уже встречал в максимально организованном и совершенном виде. В стране, откуда мы все родом. В СССР.

Чем, например, Политбюро ЦК КПСС не похоже на Совет директоров? По функциям даже очень. Акционерами страны-компании по сути и по Конституции являлись все граждане страны. Разве пятилетние государственные планы не являются долгосрочными планами, а работы В.И. Ленина не являются стратегией, описывающие видение будущего? А помните, как каждый на своём рабочем или учебном месте принимал комплексные ленинские планы, чем не личные показатели эффективности, говоря языком сегодняшнего дня? А Институты марксизма-ленинизма или Высшая партшкола были организованы гораздо лучше, чем сегодняшние корпоративные университеты. Страна СССР готовила персонал для себя через систему молодежных организаций, точно также как сегодняшние японские корпорации готовят японскую молодежь исключительно для своих нужд. А вспомним знак качества? А система нормирования труда? Что было под копирку перенято современными зарубежными корпорациями и успешно внедрено в своей деятельности.

Было в СССР и проектное управление. Очень эффективное, если мы до сих пор вспоминаем и гордимся освоением космоса, Байкало-Амурской магистралью или поднятием целины.

Загадка гениальности Иосифа Сталина может и связана именно с тем, что он закладывал основы управления советской империей посредством развития инструментов управления заводами и фабриками на страновой уровень. И ведь получилось. Помните фразу, приписываемую Черчиллю: «Сталин … принял Россию с сохой и оставил её с атомным вооружением». Конечно, способы увольнения Сталиным из своей «корпорации» были жестко антигуманными, но заставить вращаться все винтики государственной машины, эффективно получать запланированный результат, развиваться экономически быстрее стран Европы, населить страну специалистами типа «человек советский» он смог.

Имеет смысл говорить, что для начала и середины двадцатого века такая система государства-корпорации носила передовой характер, базируясь на концентрации огромных ресурсов и их переработке сотрудниками с «пожизненным» наймом и социальными гарантиями. Это возможно и стало истоком проблем, с которыми столкнулась эта структура в конце столетия.

Еще одно корпоративное новаторство советской системы - это становление паблик рилейшнз. Имиджмейкерами СССР выступало огромное количество талантливых людей, начиная с Эйзенштейна и Маяковского. Основой советской пропагандистской системы были печать и кинематограф, однако позже значительную роль стало играть радио. Нас до сих пор охватывает ностальгия по чистым временам, запечатлённых в советских кинокомедиях и песнях советской эстрады. Советское государство было главным заказчиком рекламы, но его требования к изданиям не слишком отличались от современного рекламодателя.

Для любой корпорации является испытанием момент, когда она начинает расти и переходить к дивизиональной структуре: начинает открывать филиалы или дочерние предприятия. Здесь очень важно пройти грань делегирования полномочий на места, да это сделать так, чтобы не распалась целостность компании и выполнялись единые внутренние стандарты. В государстве такими «филиалами» для столичного головного офиса являются территориальные единицы - области, кантоны, штаты, земли.

Как было в этом ключе организовано государственное строительство в СССР? Да практически идеально канонически по законам филиального менеджмента. Субъект федерации являлся в то время слепком центральной системы, полноценным и самостоятельным отражением головного кремлевского офиса. Структура органов управления была подобной центральной и выполняла те же функции только в ограниченном территорией распространения виде. Руководитель области/региона обладал всей полномочной властью на территории, ставил и контролировал задачи (планы), выполнял стратегические установки, распределял и утверждал бюджет, обладал карательными и мотивационными возможностями. Система управления собственно руководителем области осуществлялась через корпоративные стандарты – его результативностью, партийную дисциплину и партийный контроль. И это была полноценная конкуренция с соседями. Называлось только это социалистическим соревнованием. Соревнование умов и идей, эффективности организации работ, научных школ и трудовой дисциплины.

Сегодняшнее же государственное устройство построено так, что на одной территории присутствует много «хозяев» важных функций – федеральные органы представлены на территории своими «филиалами». В бизнес модели построение подобных схем чревато потерей управляемости и разбалансировкой деятельности, когда все процессы замкнуты на Центральный офис, а на местах части одного целого не знают о деятельности и приоритетах друг друга. Согласитесь, что управлять филиалом корпорации, где, например, юристы, служба безопасности или бухгалтерия не подчиняются руководителю филиала, возможно только уповая на чудо.

Возвращаясь к Советскому Союзу, как государственной корпорации, хочется пожалеть только о том, что свою маркетинговую войну СССР проиграл, не выдержав ценовой конкуренции и низкой стоимости нефти конца 70-х годов прошлого столетия. Да и СССР приоритет стратегическим целям отдавал совсем нефинансовым. Идеология тогда была определяющей задачей, определяющей и очень затратной. Да и Совет директоров СССР в лице Политбюро пропустил новые веяния, появившиеся в научных дисциплинах по менеджменту, и не стал менять казавшиеся незыблемыми устои. Были заморожены важные направления научных исследований, например, кибернетика. Репрессии привели к подавлению инициативы и т.д.

Скорее всего, эти недостатки можно было устранить, однако иерархическая структура управленческого аппарата была слишком жесткой, неповоротливой и многоступенчатой для принятия решений со скоростью, которой требовали новые рыночные экономические реалии. Как показывает опыт современных глобальных корпораций, крупные экономические структуры получают дополнительные преимущества в результате использования новых информационных и коммуникационных технологий - однако в Советском Союзе этот козырь практически не был использован. Публицист Анатолий Вассерман считает, что для эффективности плановой системы советскому строю не хватило именно вычислительной мощи компьютерной техники.

История не знает сослагательного наклонения. СССР как корпорация обанкротился, в отличие от Сингапура, который достиг своей стратегической миссии, хотя тоже управлялся фактически как единая система. И это говорит в пользу технократического подхода. Законы менеджмента работают в больших системах также успешно, если их правильно настроить и вовремя перенастраивать в связи с меняющимися мировыми тенденциями и новыми инновационными вызовами. Ведь смогли советские чиновники легко вписаться в рыночную атмосферу. Носители знаний государственного советского управления выходили из государственной системы и строили свои успешные корпорации, например «Лукойл» или АФК «Система».

Конечно, меня можно обвинить в технократизме или попытке сравнить несравнимое. Но мы же видим, как в России сегодняшней ведутся попытки внедрять инструменты корпоративного управления в государственную машину. В последнее время появились Многофункциональные центры предоставления государственных услуг, которые практически не отличаются по сути своей от банковских офисов. Появился 172-ФЗ, федеральный закон, прописывающий иметь стратегические документы каждому из уровней государственной системы от муниципалитета до страны. Активно в государственном управлении внедряются современные информационные технологии, есть даже федеральный министр, отвечающий за «Открытое правительство». Вводятся системы показателей для министерств и рейтинги для губернаторов. Майские указы Президента РФ – это фактически проектные задачи.

Следовательно, процесс внедрения современных управленческих парадигм в государственную машину идет. А вот насколько системно он идет, покажет время. Реально ли на данном этапе развития общества построить Корпорацию Россия?

Евгений Маврин



Наследие «Башкредита»

Существует ли инвестиционный «рог изобилия»?

Комментировать

рекомендуем

Наглядно

в регионе