Коротко

Новости

Подробно

Фото: Русский Репортаж

Комедия выживаний

На экранах "Однажды в Германии..."

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 14

Премьера кино

В прокат вышла комедия Сэма Гарбарски "Однажды в Германии..." (Es war einmal in Deutschland...). Михаил Трофименков немало изумился, обнаружив в истории шести прохвостов, уцелевших в холокосте, прямые параллели с прозой Василия Шукшина.


Вряд ли найдется тема, менее питательная для комедии, чем геноцид. "Жизнь прекрасна" (1997) Роберто Бениньи, разрекламированная как "первая комедия о холокосте", вызвала такую неловкость, что, казалось, надолго исключила подобные эксперименты. "Бесславные ублюдки" (2009) не в счет: Тарантино разбирался с мифологией не холокоста, а голливудского военного кино. Оставалась лазейка, основанная на претензии, некогда предъявленной еврейскими интеллектуалами всем опусам о холокосте.

Заключалась она в следующем. Изображение жертв как сплошь симпатичных людей — тот же антисемитизм, если не хуже. Геноцид ужасен не потому, что убивают хороших людей, а потому, что убивают всех. Верните евреям право, которым обладают все народы мира,--- право на мерзавцев и жуликов, не менее достойных скорби, чем условная Анна Франк. Героем комедии о холокосте может быть только гешефтмахер, у которого чуть больше шансов выжить. Как выжили герои "Фальшивомонетчиков" (2007), чья криминальная квалификация требовалась нацистам для производства фальшивых фунтов стерлингов.

Герои Гарбарски — "великолепная семерка" гешефтмахеров из Франкфурта-на-Майне во главе с душкой Берманом (Мориц Бляйбтрой). Уцелев в лагерях (один, правда, пересидел войну в Шанхае, но и там нашелся эсэсовец, выбивший ему глаз в процессе обмена опытом с самураями), они зарабатывают необходимую для эмиграции в Америку сумму, торгуя бельем. Но поскольку в разрушенной Германии белье не является предметом первой необходимости, продажа каждого комплекта требует ситуативного хитроумия.

Делать деньги в тех исторических обстоятельствах можно, прежде всего, играя на чужом горе. Герои изучают похоронные объявления и впаривают товар родителям погибшего под Смоленском солдата, не просто выдав одного из семерки за его однополчанина, но и поддержав антисемитскую тему. Можно сыграть и на чинопочитании: навязать белье железнодорожным работницам, сославшись на то, что его покупка — воля начальства.

Главная интрига заключается в том, что Берману грозит тюрьма по обвинению в пособничестве нацистам. Следователь-американка Сара (Антье Трауэ), которой — что очевидно с первого ее появления — на роду написано очутиться в койке Бермана, колет ему глаза его привилегированным положением в Маутхаузене. Ничего страшного он не совершил, даже фальшивомонетчиком не работал. Просто весельчак-комендант оценил умение Бермана травить анекдоты и назначил его своим шутом. Но Берман развил красочную историю о том, как его командировали под видом истинного арийца в ставку Гитлера, чтобы дать фюреру пару уроков рассказывания анекдотов накануне его саммита с Муссолини. Фюрер может и умеет все, только вот с анекдотами у него не ладится, в отличие от дуче.

По мере того как Берман плетет сказ о том, как пытался убить Гитлера, у русского зрителя неумолимо нарастает ощущение дежавю. Где-то мы это уже проходили. Да это же "Роковой выстрел", новелла Шукшина, перенесенная им на экран ("Странные люди", 1969) с Евгением Лебедевым в роли сибирского чудика Броньки. Бронька потчевал столичных охотников рассказом, как проник в ставку Гитлера и выстрелил в него в упор, но промахнулся, с такой страстью, что гостям тайги не приходило в голову поинтересоваться, как он уцелел после рокового выстрела.

Если Гарбарски заимствовал сюжет у Шукшина, которого в ГДР переводили, греха в этом нет. Грех режиссера другой: отличную идею он развивает с такой сумеречной — под стать цветовой гамме фильма — серьезностью, что зритель может уснуть, не дослушав сагу Бермана. С другой стороны, легко ли припомнить хоть один немецкий фильм, способный рассмешить? Комедия не немецкий жанр, а комедия о холокосте — и подавно.

Комментарии
Профиль пользователя