Коротко

Новости

Подробно

Фото: Marvel Studios Inc.

Голый звездолет

В прокате "Стражи Галактики. Часть 2"

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 11

Премьера кино

На экраны выходит вторая часть "Стражей Галактики" — отвязной многомиллионной саги о похождениях героев из комиксов Marvel. Юлия Шагельман подивилась тому, как создатели фильма устроили "воспитание чувств" персонажам вроде хамоватого енота или разговаривающего пенька.


Когда студия Marvel пригласила снимать очередную порцию своего бесконечного киноуниверсума Джеймса Ганна, автора таких опусов, как малобюджетный хоррор "Слизняк" про инопланетных червей и совсем уж копеечная пародия на супергеройские фильмы "Супер", многие удивились, как это настолько неочевидному персонажу могли доверить картину с производственным бюджетом $170 млн. Первые "Стражи Галактики" действительно отличались от своих тяжеловесных комиксоидных собратьев легкомыслием, здоровой наглостью и веселым идиотизмом, но (или как раз поэтому) стали самым кассовым фильмом лета 2014 года, доказав, что Marvel в своем выборе не прогадали.

Следуя золотому правилу "работает — не трогай", при создании сиквела Ганн и команда сценаристов пошли самым простым путем: взяли все то, за что зрители полюбили первый фильм, только увеличили удельный вес каждого ингредиента. В новых "Стражах" больше инопланетных миров, больше разнообразных забавных гуманоидов, больше шуток (и каждую на всякий случай повторяют несколько раз), больше ностальгических музыкальных хитов 1970-х, больше аллюзий на поп-культуру (Pac-Man, Дэвид Хассельхоф, сериал Cheers! — всего не упомнишь); даже прощальных сцен после титров, сулящих дальнейшие приключения, и тех больше — целых пять. Космические корабли бороздят, планеты взрываются, в камео мелькают всенародно любимые лица вроде Сильвестра Сталлоне. Меньше стало разве что персонажа по имени Грут (за которого в оригинале говорит за кадром Вин Дизель): гигантское антропоморфное дерево превратилось в пенек с ножками, честно силящийся вызывать неистовое умиление у зрителей любого возраста и пола.

Космических погонь и сражений здесь тоже больше — однако центральной темой при всем том неумолимо оказываются семейные ценности. И собственно спасение Вселенной от очередного склонного к мегаломании космического злодея происходит параллельно с тем, как персонажи практически на "мыльный" манер разбираются в своих запутанных родственных и дружеских связях.

Второй фильм стартует примерно с того момента, на котором закончился первый. Питер Квилл, он же Звездный Лорд (Крис Пратт), Гамора (Зои Салдана), Дракс (Дейв Батиста), енот Ракета и малыш Грут благодаря своим подвигам стали весьма востребованной командой и выполняют задания по спасению чего-нибудь для кого-нибудь, готового за это заплатить. Во время очередного такого задания Ракета нарушает договор, и теперь за стражами гоняются разочарованные работодатели — целая раса сверхчеловеков золотого цвета, которых возглавляет высоченная жрица с вредным характером (Элизабет Дебики). Выручает героев загадочный мужчина смутно-божественного вида, который оказывается давно пропавшим отцом Питера, а также действительно чем-то вроде бога по имени Эго. Играет его Курт Рассел, который, нимало не напрягаясь, одним движением брови крадет любой кадр у молодых коллег — даже несмотря на то, что реплики ему достались самые нелепые.

Пока Питер выясняет отношения с вновь обретенным отцом, у Гаморы свои семейные проблемы — ее хочет убить сводная сестра Небула (Карен Гиллан), а все потому, что их общий папа, главный злодей из прошлого фильма, Гамору любил больше. Естественно, в процессе обнаруживается, что под зеленой и фиолетовой кожей сестер бьются сердца столь же чувствительные, как у Звездного Лорда. И даже циничному еноту не удается избежать эмоциональных потрясений — он неожиданно обретает родственную мятущуюся душу в космическом бандите Йонду (Майкл Рукер), у которого, в свою очередь, тоже есть незакрытые гештальты. Поэтому в силу безоблачности своего душевного мира главным шутником становится туповатый качок Дракс — ну и общий уровень острословия оказывается соответствующим.

Вероятно, расширить и углубить характеры этого паноптикума — идея свежая и динамичная, но даже при всей незатейливости этих "серьезных" линий только Рукеру удается выглядеть в них достаточно убедительно. Пратт и Салдана — не те актеры, которые способны сделать душевные переживания более интересными, чем, скажем, прыжки между планетами, и с каждой новой "чувствительной" сценой все сильнее хочется, чтобы герои наконец вернулись уже к своим служебным обязанностям.

Комментарии
Профиль пользователя