Коротко

Новости

Подробно

Фото: Евгений Переверзев / Коммерсантъ   |  купить фото

Что происходит в экономике ДФО

— тенденции —

"Экономика региона". Приложение от

С помощью ученых Института экономических исследований Дальневосточного отделения Российской академии наук (ИЭИ ДВО РАН, Хабаровск) „Ъ“ представляет срез основных значимых тенденций в различных отраслях экономики Дальневосточного федерального округа. По итогам прошлого года в макрорегионе отмечается продолжение сокращения объема внешней торговли, рост проявился в горнодобывающей, транспортной отраслях, в лесоэкспорте и рыбодобыче. В этом году эксперты ожидают продолжения текущих тенденций и ставят вопрос о качестве экономического роста на Дальнем Востоке, которое обеспечивается за счет добычи невозобновляемых природных ресурсов.


Во внешней торговле

Наиболее значимым для этого сектора экономики в 2016 году является сохранение и углубление негативных тенденций, связанных со спадом внешнеторговой активности в ДФО, полагает старший научный сотрудник к. э. н. Денис Суслов. Объем внешней торговли макрорегиона составил $24,4 млрд, то есть оказался самым низким за последние семь лет.

Снижение объемов внешнеторгового оборота произошло за счет уменьшения объема экспорта на 8,7% при росте импорта на 1,4%. В финансовом выражении объем экспорта в прошлом году уменьшился до $18,6 млрд с $20,4 млрд годом ранее. Объем импорта увеличился до $5,8 млрд с $5,7 млрд в 2015 году. Изменение стоимостного объема экспорта в 2016 году практически не отразилось на его структуре. Большую долю в экспорте региона традиционно составляла продукция сырьевых отраслей региона — топливно-энергетического, рыбохозяйственного и лесопромышленного комплексов.

В 2017 году, предполагает эксперт, в наиболее оптимистическом варианте может возникнуть слабое изменение тренда в сторону роста. Однако, скорее всего, существующие проблемы, связанные с низким уровнем цен на нефть, зарубежными санкциями и мизерным ростом в экономике, будут по-прежнему отя-гощать потенциальное увеличение объемов внешней торговли.

В минерально-сырьевом комплексе

Что касается добычи полезных ископаемых в ДФО, то в целом по этому виду экономической деятельности в 2016 году сохранялась положительная динамика: индекс производства относительно 2015 года составил 103,8%. При этом он был выше аналогичного показателя по РФ в целом (102,5%). Индекс производства в добыче полезных ископаемых в ДФО был также выше этого показателя и по промышленности в целом — как по общерегиональному (101%), так и по среднероссийскому (101,1%), сообщила завсектором экономики минерально-сырьевого комплекса института д. э. н. доцент Наталья Ломакина.

Она отметила, что динамика не была однородной по субъектам РФ. Так, в Приморском и Хабаровском краях, в Амурской области и на Чукотке произошло снижение индекса производства в «добыче полезных ископаемых». Рост производства отмечался в Якутии, в Магаданской и Сахалинской областях, а также весьма существенный (правда, при значительно меньших масштабах горнодобывающего комплекса как такового) — в Камчатском крае (147,3%) и Еврейской автономной области (186%).

Различной была динамика производства в 2016 году и для подотраслей минерально-сырьевого комплекса. Так, если добыча золота в целом сохраняет небольшую позитивную динамику, то в добыче платины, например, произошли существенные снижения объемов. При этом такая ситуация, по оценке Союза золотопромышленников, была вполне ожидаема: позитивная динамика золотодобычи в Хабаровском и Камчатском краях, в Магаданской области определяется вводом новых и развитием действующих мощностей, а также результатами политики оптимизации производства и затрат компаниями, основа которой была заложена девальвацией рубля. Существенное снижение добычи платины, в основном, связано с плановым сокращением и обновлением производственных мощностей, отмечает эксперт.

К одной из важнейших устойчиво повторяющихся и значимых тенденций госпожа Ломакина относит рост значения горнодобывающего комплекса в экономике Дальнего Востока, который происходит даже вопреки поставленным целевым задачам развития макрорегиона. Как известно, в «новой модели» развития среди ключевых задач значится формирование диверсифицированной экономики, в структуре которой преобладают высокотехнологичные производства с высокой добавленной стоимостью. «Можно предположить, что реализация таких задач должна была привести к „выталкиванию“ ресурсных секторов из области действия новых механизмов государственного стимулирования инвестиционной активности», — отмечает ученый. Она напомнила, что в 2015-2016 годах было проведено несколько этапов отбора инвестпроектов для прямой господдержки в виде субсидий на создание и реконструкцию инфраструктуры в рамках реализации инвестпроектов. В ходе отбора было рассмотрено более полусотни проектов в различных отраслях, и к настоящему времени для господдержки отобрано 13, восемь из которых — именно в добыче полезных ископаемых. Предполагаемая поддержка этих проектов ожидается на уровне 91,2% всех бюджетных средств, предназначенных на эти цели (30,3 млрд руб. из 33,2 млрд руб.).

По мнению Натальи Ломакиной, в ближайшем будущем стоит ожидать сохранения этой тенденции, поскольку она обусловлена механизмами принятия решений. «Ориентация управленческих решений на неизмеряемый критерий „соответствие целям стратегических документов“ и вполне количественно измеримый индикатор „отношение объема частных инвестиций к объему бюджетных средств“ еще долго будет обеспечивать „победу“ ресурсным проектам (особенно капиталоемким минерально-сырьевым) в борьбе за госсредства. В связи с этим не теряет актуальности вопрос о качестве экономического роста на Дальнем Востоке, которое обеспечивается за счет добычи невозобновляемых природных ресурсов», — резюмирует эксперт.

В транспорте

В 2016 году функционирование транспортного комплекса Дальнего Востока в целом выразилось в росте количественных показателей транспортной работы, однако существенных положительных изменений качественных характеристик достигнутых величин не произошло. Так, отмечаемый по итогам прошлого года рост перевозок пассажиров через аэропорты Дальнего Востока (на 6% к предыдущему году) произошел благодаря действующим программам субсидирования региональных перевозок федерального и местных уровней. При этом перевозки транзитных пассажиров воздушным транспортом региона сократились. Об этом рассказала руководитель проекта «Экономика транспорта и транспортная инфраструктура» старший научный сотрудник к. э. н. доцент Анна Бардаль.

По итогам 2016 года ДВЖД отчиталась о достижении рекордного эксплуатационного грузооборота объемом 192 млрд т-км, что, безусловно, является положительным событием. Однако рост перевозок обеспечен за счет увеличившегося грузопотока (уголь на экспорт) в адрес региональных грузополучателей — морские порты Хабаровского (Ванино-Советско-Гаванский узел) и Приморского (Находкинский узел) краев. При этом погрузка на ДВЖД по итогам 2016 г. сократилась на 5,2%.

Госпожа Бардаль расценивает как позитивные итоги работы морского транспорта: грузооборот дальневосточных портов увеличился на 8,3% по сравнению с предыдущим периодом. Выросли показатели перевалки портов Приморского края (Владивосток, Находка, Восточный) и Хабаровского края (Ванино, Де-Кастри) — в основном за счет топливно-сырьевых грузов, и Сахалинской области (Пригородное) — на СПГ. Снижение контейнерооборота морпортами в экспортно-импортном направлении на 1,5%, по мнению эксперта, свидетельствует о дальнейшей концентрации перевозок на топливно-сырьевых грузах и в определенной степени препятствует развитию технологической составляющей транспортного процесса.

Ее коллега, младший научный сотрудник Елена Заостровских назвала увеличение объема сырьевого экспорта за счет угля основной тенденцией прошлого года. В целом за последние 10 лет перевалка в морпортах Дальневосточного бассейна выросла в 2,4 раза, — до 185 млн т в 2016 году. И если в 2007 году доля сырьевых грузов в экспорте составляла 68%, то в 2016 году — 85%. Экспорт угля за 10 лет увеличился почти в четыре раза, достигнув в прошлом году почти 80 млн т. «Угольная специализация портов увеличила зависимость от изменений мировой конъюнктуры рынка топливно-энергетических ресурсов. В краткосрочной перспективе это дает некий положительный эффект, однако консервирует ориентацию на перевалку сырья», — уверена эксперт. Она отметила, что переработка примитивного ассортимента грузов в портах способствует снижению налоговых поступлений, а главное — порты продолжают терять конкурентоспособность по отношению к портам стран АТР. «Отсюда сложилась ситуация, при которой угольная специализация обеспечила стабильную загрузку морских портов, но в то же время не создала желаемый результат для экономики региона.

В результате „угольное проклятье“ портов в перспективе может оказать отрицательное влияние на экономический рост Дальневосточного региона. Представляется, что тенденция не потеряет актуальности и в 2017 году. Ведь работа угольных терминалов обеспечена долгосрочными контрактами, поэтому направления и структура грузооборота в морских портах в ближайшее время не изменится», — считает госпожа Заостровских.

В рыбной отрасли

Важнейшим фактором функционирования рыбохозяйственного комплекса Дальнего Востока является сохранение стабильности его развития. Объем добычи водных биоресурсов в Дальневосточном бассейне в предыдущие годы вплотную приблизился к отметке 3 млн т, а в 2016 году превысил ее более чем на 100 тыс. т, констатирует старший научный сотрудник к. э. н. Леонид Волков.

«На наш взгляд, в 2017 году и в последующие годы данная тенденция сохранится. В значительной степени этому будет способствовать имеющая место активизация процесса обновления добывающего флота с использованием механизма инвестиционных квот. Кроме этого, переходит в практическую плоскость решение задачи опережающего развития в регионе аквакультуры», — отмечает ученый. По его мнению, уже в недалеком будущем можно ожидать роста объема добычи водных биоресурсов на Дальнем Востоке до 3,5 млн т.

В леспроме

2016 год для лесного комплекса Дальнего Востока отмечен положительными тенденциями в экспорте — после спада 2015 года. По словам главного научного сотрудника д. э. н. Натальи Антоновой, этот рост не был однозначным. Анализ данных таможенной службы показал, что при хорошем увеличении показателей физических объемов экспорта необработанной древесины и пиломатериалов (к 2015 году — на 13,5% и 12% соответственно) стоимостное его увеличение было существенно ниже (на 6,9% и 1,4% соответственно). То есть, цены на внешнем рынке на лесные товары с Дальнего Востока снизились к предыдущему году. «Это объясняется падением цен на китайском рынке, а Китай остается доминирующим потребителем дальневосточной лесопромышленной продукции с долей более 90%. Возможно, такое падение цены является платой за продвижение на рынок Китая, — по данным шведского агентства Woodstat, в 2016 году доля России на китайском рынке пиломатериалов выросла до 55%», — отмечает ученый.

Еще одной тенденцией прошлого года она назвала расширение инвестиционного присутствия китайского бизнеса в лесном комплексе ДФО, что в немалой степени связано с реализацией новых инструментов развития (ТОР, Свободный порт Владивосток), а также документов российско-китайского инвестиционного сотрудничества, подписанных в конце 2015 года. В качестве примеров намерений китайских компаний вложиться в дальневосточный леспром госпожа Антонова привела проект российско-китайского холдинга «Аркаим—Цзиньда» на базе ООО «Аркаим», возможное участие China Paper Corporation совместно с RFP Group в создании Амурского ЦБК (оба проекта в Хабаровском крае), разработку китайской компанией «Жуньда» инвестиционного проекта «Приморье-OSB» по производству плит OSB (Приморский край), реализацию проекта по строительству комплекса по глубокой переработке древесины ООО «Амурпром» в ТОР «Амуро-Хинганская» (ЕАО). Насколько серьезны эти намерения, покажет уже этот год, полагает эксперт.

В сельском хозяйстве

Самое значимое в АПК по итогам прошлого года — то, что программа «Дальневосточный гектар» начала претворяться в жизнь на всей территории ДФО, уверен старший научный сотрудник института к. с/х. н. Григорий Сухомиров. В нее включились жители не только Дальнего Востока, но и центральных районов России. Свой гектар уже присмотрели десятки тысяч человек, больше всего — в Приморском и Хабаровском краях, а также в Якутии.

«Конечно, не все желающие получат гектар, а многие, когда с ним ознакомятся на местности, откажутся, так как предстоит большая, трудоемкая работа по его освоению. Однако эта программа будет способствовать развитию различных отраслей сельского хозяйства, в том числе пчеловодства в зоне кедрово-широколиственных лесов. Возможно, в результате реализации программы вернутся к жизни некогда покинутые населенные пункты», — полагает ученый.

В демографии

Существенным фактом в развитии Дальнего Востока в 2016 году стало снижение численности населения на 10 тыс. человек, отмечает ведущий научный сотрудник д. э. н. Екатерина Мотрич. При этом естественный прирост был положительным — более 5,4 тыс. человек. Однако отрицательные характеристики миграционных потоков перевесили этот прирост. В качестве позитивного результата прошлого года эксперт отмечает некоторый рост числа жителей в Хабаровском крае — всего на 0,6 тыс. человек, и в Якутии — на 2,9 тыс. человек.

В 2017 году демографические сдвиги будут связаны с активностью проведения мероприятий по закреплению населения на Дальнем Востоке, — при успешном решении самых чувствительных для населения вопросов, связанных с созданием комфортных условий для повседневной жизни и для работы, уже в этом году существует вероятность смещения сальдо в положительную зону, полагает госпожа Мотрич.

Эрнест Филипповский


Комментарии

обсуждение

Профиль пользователя