Один пояс — два пути

Иван Зуенко,

научный сотрудник Центра Азиатско-Тихоокеанских исследований ИИАЭ ДВО РАН

На прошедшем в Пекине форуме "Один пояс — один путь" (ОПОП) было объявлено о намерении китайского Госкомитета по развитию и реформе вложить 10 млрд юаней ($1,4 млрд) в развитие сотрудничества между Северо-Восточным Китаем и Дальним Востоком России. Чего можно ждать от этой инициативы?

Начнем с того, что китайский "Пояс и путь" и развитие Дальнего Востока — это две параллельные прямые, которые рисуют два разных человека, причем в разных направлениях. ОПОП — это философская идея совместного развития — Китая и всех, кто не против. Идея связана с именем генсека Компартии КНР Си Цзиньпина и, прежде всего, служит его возвеличиванию как в самом Китае, так и на внешней арене, для которой интеграционная повестка — это самый удобный способ произвести хорошее впечатление (ни к чему не обязывает и поспорить сложно).

Как это работает? У себя дома Китай перераспределяет капитал для развития периферийных провинций. Для внешних игроков суть в экспансии китайского капитала и задействовании избыточных производственных мощностей. Иначе говоря, под вывеской ОПОП Пекин хотел бы строить дороги, аэропорты и жилые кварталы уже не в самом Китае (здесь все построено), а у соседей.

Кто же и для чего развивает российский Дальний Восток? Сейчас это прерогатива федерального центра. Местная инициатива сведена к нулю, так как за попытками самим решать, как тут жить, Москве видится сепаратизм. Иначе говоря, итоговая цель — сохранение статус-кво. Иностранные инвестиции для этого, возможно, подмога, а возможно, и нет. Китайский бизнес, например, ассоциируется с ущербом экологии и рисками незаконной миграции — часто, кстати, несправедливо. Однако консенсус среди властей таков, что "лучше перебдеть, чем недобдеть". И местное население, как правило, разделяет эту позицию.

Не считая журналистов и ученых, об инвестициях на Дальнем Востоке в основном говорит министерство по его развитию. Во-первых, потому что работа такая; во-вторых, потому что это соответствует повестке центра. Однако даже самые последовательные сторонники иностранного капитала уточняют: инвестиции инвестициям рознь. Китайский бизнес активно вкладывался в выгодные ему проекты и до того, как был изобретен "Пояс и путь". Результаты более чем скромны, но закономерны. При этом нет оснований думать, что волшебные буквы ОПОП позволят достичь компромисса там, где позиции сторон диаметрально противоположны.

Что хотела бы получить Россия? Инвестиции в высокотехнологичное производство с локализацией технологий и привлечением местных кадров. Китай же по-крупному готов работать только на выгодных для себя условиях. Оборудование и материалы — китайские, и желательно беспошлинно. Рабочие — китайцы. Инвестиции — в виде кредитов.

Не хотите на наших условиях — ну что ж, и более сговорчивых партнеров хватает. Это и называется "стратегическое партнерство". Давайте подпишем меморандум о намерениях. Выполнять необязательно, а всем приятно. Через два года можно будет переподписать. А потом еще через два. А потом у Китая будет новый председатель и новая "большая концепция". А спасение Дальнего Востока — это, как ни крути, дело России. И странно было бы ожидать здесь благотворительности от соседей.

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...