Коротко


Подробно

3

Фото: Сергей Михеев / Коммерсантъ   |  купить фото

Сделай, зам

Как работают вице-губернаторы по внутренней политике

20 апреля суд вынес обвинительный приговор бывшему вице-губернатору Ивановской области по внутренней политике Андрею Кабанову. Экс-чиновник был признан виновным в коррупции, сам он утверждает, что собирал деньги для проведения социологических исследований. Пример Кабанова не единственный — в последние годы силовики стали с пристальным вниманием относиться к должности политического вице-губернатора.


Андрей Перцев


"Может, я неправильно финансировал выборы, халатно отнесся к деньгам, злоупотребил полномочиями, наконец. Но по этим составам следствие не проводилось. И никто мне обвинение не предъявлял. Система мне даже этого шанса не дала! И тем самым проявила свою слабость! Не в силе Бог, а в правде! И за правду я буду бороться! Если потребуется, дойду до Европейского суда по правам человека! И уверен, что это решение будет пересмотрено. И не важно, доживу ли!" — такое эмоциональное обращение перед вынесением приговора по делу о коррупции написал бывший вице-губернатор по внутренней политике Ивановской области Андрей Кабанов. Чиновник получил восемь с половиной лет реального срока и штраф 30 млн руб., а дело против него возбудили в августе 2015 года.

Кабанова признали виновным в том, что он брал взятки у коллег по региональному правительству, сам чиновник утверждал, что деньги эти шли на социологические исследования для проведения региональных кампаний.



Суда ожидает еще один бывший политический вице-губернатор Николай Сандаков (Челябинская область), которого сначала обвинили в мошенничестве (2015 год), а потом во взяточничестве (2017 год). Сандаков более откровенен: он не раз признавал, что собирал деньги в "черную кассу" "Единой России". Должность заместителя губернатора по внутренней политике стала не намного безопаснее губернаторской, а риски запрограммированы самим характером этой работы. Под арестом находится бывший заместитель главы Коми Алексей Чернов, дело возбуждено и против бывшего сахалинского вице-губернатора Анатолия Макарова (их процессы связаны уголовным преследованием бывших губернаторов).

"Кто тут у вас за выборы отвечает?"


Функция помощника губернатора в политических делах существовала с начала 1990-х годов, называлась она по-разному: ведать политикой мог заместитель губернатора, руководитель его администрации или аппарата, советник, руководитель департамента по территориальному развитию или местному самоуправлению.

"Даже министр культуры мог заниматься вопросами внутренней политики, это зависело от того, кому глава региона доверил такую должность",



— вспоминает архангельский политолог и политтехнолог Андрей Чураков. По словам политтехнолога Сергея Малахова, найти нужного человека в регионе всегда было просто по контрольному вопросу: "А кто тут у вас за выборы отвечает?".

"В конце 1990-х — начале нулевых чиновники администраций занимались организационными вопросами в межвыборный период, на кампании приглашали политтехнологов, а чиновники могли оказывать им административное содействие. Роль административного ресурса с годами росла, многие вице-губернаторы или руководители аппарата чему-то научились у приезжих команд и решили, что вполне могут проводить выборы сами. Зачем делиться деньгами с чужаками?" — говорит Малахов.

Член правления Российской ассоциации политических консультантов Петр Быстров называет одной из основных задач вице-губернатора по политике "сохранение в должности самого губернатора", а для этого нужно "сохранение внутриполитической стабильности". "Поэтому одним из главных критериев назначения на эту должность было личное доверие самого губернатора",— уверен Быстров.

У губернаторов есть несколько кадровых источников для назначения заместителя по политике. Долгое время главным ресурсом для этого служил политтехнологический корпус: выборов в стране становилось меньше, их результат был все более предсказуемым. Многие технологи предпочитали синицу в руках (стабильная зарплата и работа на госдолжности) вместо журавля в небе (громкие победы и огромные гонорары). Иногда опытных специалистов в качестве антикризисных менеджеров рекомендуют в Кремле: в Вологодской и Волгоградской областях успел поработать известный политтехнолог и сотрудник управления внутренней политики президента Олег Матвейчев, в Нижегородской трудится бывший депутат-единоросс Роман Антонов.

Часть губернаторов предпочитают иметь дело со своими соратниками по прошлым местам работы. Так, например, архангельский губернатор Игорь Орлов поручил региональную политику своему коллеге по калининградскому предприятию "Автотор" Алексею Андронову. "Дело было в доверии, Андронов начал работать с технологами, потом стал понимать суть",— рассказал "Власти" один из политтехнологов, работавших с Андроновым. В политические замы могут переходить муниципальные главы: "по политике" волгоградскому губернатору Андрею Бочарову помогает экс-руководитель Киквидзенского района Александр Блошкин, в Ярославской области вице-губернатором работал экс-мэр Ростова Юрий Бойко.

В работе главного по политике в регионе очень важен официальный чиновничий статус.

"Бывают серые кардиналы без должностей, их можно назвать решалами, например политтехнолог Илья Митькин, который работал в нескольких регионах (сейчас арестован по подозрению в мошенничестве.— "Власть").



Но сейчас таких примеров почти не найдешь: для элитных переговоров без статуса не обойтись",— объясняет один из близких к Кремлю политтехнологов.

"Замы по политике оказались в двойном подчинении: с одной стороны, губернатору, с другой — Кремлю"


При выстраивании вертикали власти и встраивании в нее губернаторов ответственные за выборы в регионах также были вынуждены ориентироваться не только на своих шефов, но и на Кремль. После отмены губернаторских выборов сохранение главы региона на должности зависело от администрации президента и ее пожеланий, поэтому зам по политике должен был их учитывать. После назначения первым заместителем главы администрации президента, куратором внутренней политики Вячеслава Володина встроенность вице-губернаторов в вертикаль увеличилась еще сильнее.

"Замы по политике оказались в двойном подчинении: с одной стороны, губернатору, с другой — Кремлю. Если должность главного по политике в регионе называется именно "вице-губернатор по региональной политике", то кандидатуры еще и утверждаются непосредственно в администрации президента",— сказал "Власти" Сергей Малахов.

Вице-губернаторы должны предоставлять в Кремль аналитику и статистику, выполнять поручения Кремля по общим для всей страны кампаниям. Источник в правительстве одного из регионов говорит, что эта часть работы внутриполитических "вице" — одна из самых простых и беспроблемных. "Нужно собрать бумажки либо подготовить какую-то акцию, собрать людей, все решается при помощи административного ресурса. Единственная сложность — аналитика должна быть правдивой, но не должна подставлять своего шефа, но эта проблема решаемая",— убеждает собеседник "Власти".

Особые отношения у замов по политике с отделениями "Единой России". "Как правило, "вицик" не может полностью контролировать региональное отделение, управлять им. Как правило, у губернатора свои связи с главой отделения либо это вообще сильная фигура не со стороны администрации — представитель одной из влиятельных групп, какая-то третья сила. Но мобилизовать отделение на решение задач, спущенных из Кремля, замгубернатора в силах",— отмечает собеседник.

В межвыборный период работа вице-губернатора по внутренней политике тоже может быть неспокойной. Он должен обеспечивать баланс сил между влиятельными группами, не допускать открытых конфликтов между ними и их с администрацией.

"Если люди вышли на площадь, то это его просчет: замгубернатора должен отслеживать возможные социальные конфликты, пытаться их решить. Люди, как правило, выходят протестовать, когда с ними никто не говорит",



— рассуждает Сергей Малахов. Член фракции "Единой России" в одном из региональных заксобраний поясняет, что политический вице-губернатор должен также подготовить беспроблемное прохождение инициатив региональной администрации через заксобрание. "Даже мои однопартийцы не всегда готовы поддерживать все идеи правительства области. Сначала их убеждают на партийном уровне — глава фракции, спикер парламента; если не получается — вступает вице-губернатор. Несогласному могут намекнуть на прегрешения, нарушения при ведении бизнеса либо, если человек очень авторитетный, наоборот, пообещать какие-то преференции. Примерно также работают и с другими фракциями",— описывает процесс депутат. Еще одно рутинное направление работы вице-губернатора — взаимодействие со СМИ и общественниками.

"Здесь уже начинается пограничная зона. Региональные СМИ и общественники часто требуют материальной поддержки. Ее готовы оказать, например, лояльные губернатору бизнесмены. Раньше передача средств могла идти через руки вице-губернатора, сейчас финансирование стараются вести опосредованно, история Сандакова и Кабанова заставила быть осторожными",— заявляет один из бывших вице-губернаторов Центрального федерального округа.

"Политики без черной кассы не бывает"


Политолог Андрей Чураков называет еще одно направление работы зама главы региона по политике — распределение "социальных бюджетов" крупных региональных компаний. "Как правило, у корпораций и больших предприятий траты на социальные нужды предусмотрены. В ряде регионов тратят они их по рекомендации вице-губернатора: социальная обстановка — это тоже часть стабильности. Чиновник может порекомендовать: вот сейчас актуален ремонт театра, а на следующий год лучше вложиться в постройку храма",— сказал он "Власти". По мнению Сергея Малахова, право давать такие рекомендации получает только сильный заместитель губернатора в сильной администрации. "В некоторых субъектах, например в Омской области, влиятельные местные группы и федеральные игроки давно ведут свою игру",— приводит пример Малахов.

Опаснее всего для вице-губернатора проведение избирательных кампаний от муниципального до федерального уровней. Формально чиновники администрации региона не имеют к выборам никакого отношения, по факту проводят не только губернаторские выборы, но и кандидатов от партии власти в муниципальные и законодательные собрания, в Госдуму. "Разумеется, бюджеты на это неофициальные.

Но задачу по хорошему результату партии власти ставит и губернатор, и Кремль, поэтому на вице-губернатора для проведения эффективной кампании ложится еще и фандрайзинг — сбор средств на выборы, недоброжелатели единороссов называют это черной кассой",



— говорит политтехнолог, часто работавший на региональных кампаниях.

"Тут нужно балансировать на тонкой грани — соблюдать законы и в то же время обеспечивать эффективность кампании, а на это нужны деньги",— объясняет политтехнолог Дмитрий Фетисов.

Андрей Чураков заявляет, что бизнесмены поддерживают партию власти небескорыстно: взамен на пожертвования они могут получить преференции по областным или муниципальным подрядам, кресла в администрации, облегченную приватизацию государственных активов. Конечно, от соблюдения закона эти процедуры очень и очень далеки: дела Сандакова и Кабанова показывают, чем рискуют политические вице-губернаторы. "Чиновники не нарушают правила, этих правил просто нет, у них есть задачи и функции, но механизмы работы в правовом поле не предусмотрены. Чиновники действуют на свой страх и риск, руководствуются чутьем. Здесь и возникает простор деятельности для силовиков: все зависит от их доброй воли",— считает Сергей Малахов.

Один из политтехнологов, с которыми побеседовала "Власть", уверен, что вице-губернатор по внутренней политике просто не может не балансировать на грани закона. "Размер официальных избирательных фондов невелик, их можно начать формировать незадолго до начала кампании. Социологию при всем при том нужно начинать за несколько месяцев, технологи должны проработать сценарий кампании заранее, ни социологи, ни технологи работать в долг не будут!" — констатирует он.

По словам одного из влиятельных региональных депутатов-единороссов, "внутренней политики без черной кассы и вообще без денег не бывает". "Вице-губернатор согласует объемы финансирования партийного отделения, помогает главе региона собирать финансирование, передает деньги политтехнологам, журналистам, социологам, кандидатам на выборные должности, избиркому, главам администраций для неформального финансирования политических проектов",— признает парламентарий.

Петр Быстров полагает, что даже в рамках существующей вертикали власти политический процесс в регионах можно сделать не таким опасным. "При увеличении избирательных фондов и сроков их формирования надобность в черных кассах отпадает. В этом случае вице-губернаторам останется честно переместиться на должности в "Единой России" и работать на партию",— ожидает он. Он обращает внимание, что исследования, которые могут помочь партии власти в избирательной кампании, все чаще заказываются администрацией официально за бюджетные средства: придраться тут сложно, чиновники выясняют мнение жителей. Так, например, поступили в столичной мэрии: накануне выборов в районные советы Москвы в городе будут проводиться соцопросы. Еще один путь белого финансирования околополитических исследований — проведение сметы на них через благотворительные или общественные фонды.

Большинство опрошенных "Властью" экспертов полагают, что, несмотря на уголовные преследования, желающие порулить политикой в регионах находятся. Петр Быстров иронически отмечает, что "не слышал о технологах, которые бы отказывались от должности вице-губернаторов". "Не так давно статус первого замгубернатора Ханты-Мансийского автономного округа получил технолог Алексей Шипилов, в Еврейской автономной области в начале года зампредом правительства (губернатор возглавляет правительство) стал Дмитрий Назаров",— приводит он примеры недавних назначений.

По словам высокопоставленного регионального единоросса, "посадки не снижают интерес к должности и если уменьшают очередь на нее, то только в той же пропорции, что и на другие административные должности мэров, губернаторов и их замов".



"Единственное, на что эти посадки повлияли сильно,— это на схемы работы с деньгами. Значительно уменьшилась работа с серым и черным налом, уменьшилось участие вице-губернаторов в сборе спонсорских взносов, возрос объем белых пожертвований",— заключил партиец.

Комментировать

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы

Социальные сети

все проекты

обсуждение