Коротко


Подробно

Фото: Jonathan Ernst / Reuters

Оголтелый юрист

Как министр юстиции США Джефф Сешенс завоевал и потерял расположение Трампа

Назначение Джеффа Сешенса на пост министра юстиции США (генерального прокурора) никого особенно не удивило. Сешенс — близкий соратник Дональда Трампа, представитель ультраправого крыла республиканцев, один из старейших сенаторов Америки. Отсутствие удивления сполна компенсировалось возмущением: в США, которые по определению, данному в гимне, "страна свободных", трудно подобрать человека, менее подходящего на роль защитника американских законов, прав, свобод и идеалов.


Николай Зубов


Чистенько, но бедненько


Джефф Сешенс в детстве был очень хорошим мальчиком. Из рабочей семьи, жившей едва ли не в самом бедном округе самого бедного штата США — Алабамы. Его детство прошло в строгой изоляции. Он всегда был в меньшинстве. Единственный сын у родителей. Один из немногих белых в крае, где подавляющее большинство было с черным цветом кожи. Республиканец в штате, традиционно голосовавшем за демократов. Род занятий его родителей (они владели магазином в городе Селма) и полное его имя — Джефферсон Борегард Сешенс Третий — не отражали ни его финансового, ни его социального положения. Магазинчик был маленьким и бедным, а звучавшее необыкновенно аристократически имя означало лишь то, что в его семье по отцовской линии со времен Гражданской войны всех старших сыновей называли в честь президента Конфедеративных Штатов Америки Джефферсона Дэвиса, которого не повесили за измену после войны только потому, что он бежал из страны и вернулся на родину лишь после знаменитой Рождественской амнистии 1868 года.

Джефферсон Борегард Сешенс Третий ходил в одну из самых бедных школ всех Соединенных Штатов (говорят, она до сих пор остается такой). Зато с точки зрения родителей Джеффа и его собственной у школы было одно очень важное достоинство — в ней учились только белые.

Ходил он в школу пешком. И, чтобы не стаптывать единственную пару ботинок, обувался только перед школьными воротами.



Друзья детства вспоминают, что Джефф сторонился любых пороков. Он не курил (ни табак, ни марихуану), не пил, не ругался, не заводил уж слишком близких контактов с одноклассниками. Много читал и был отличником в классе. Его единственным недостатком тогда была готовность спорить с любым, кто придерживался иных, чем он, взглядов. "Он тогда мог спорить даже с телеграфным столбом",— вспоминала позже его мать.

Джефф — победитель чернокожих


После школы Сешенс поступил на юридический — обычная история для начитанных детей из бедных семей, которые не чувствовали склонности к естественным наукам. Тем более что у молодого человека была миссия. За годы, проведенные дома, у него, судя по всему, сформировалась стойкая неприязнь к чернокожим, которые были в большинстве и которых он привык бояться, и к мигрантам, которые, как он видел, отнимали рабочие места у местных жителей. И он считал, что все это он должен поменять.

Окончив юридический факультет Университета Алабамы, Сешенс открыл свою собственную практику. Дела шли неплохо, однако адвокатская практика не давала возможности осуществлять свою миссию — делать Алабаму лучше, как ему казалось. Кроме того, адвокатская практика не приносила Сешенсу никакого дохода.

К моменту перехода на работу в прокуратуру на его счете в банке лежали жалкие $750.



На время работы в прокуратуре пришлось событие, которое, как потом стало понятно, перечеркнуло его профессиональную карьеру.

В 1984 году власти Алабамы, которая тогда была, пожалуй, самым расистским штатом в США, сочли слишком подозрительным рост числа чернокожих избирателей. Рост на самом деле был серьезным и даже грозил избранием большего, чем обычно, количества чернокожих в органы власти на уровне округов и даже самого штата. Генеральный прокурор штата Рой Джонсон открыл дело о вероятных нарушениях избирательного законодательства и нарушениях во время выборов. За помощью он обратился и к федеральным судебным властям, то есть к Джефферсону Борегарду Сешенсу Третьему, который в то время занимал уже должность прокурора США по Южному округу Алабамы. Сешенс был счастлив помочь.

О том, что последовало за этим, написаны книги. Сотрудники ФБР и полицейские, вооруженные изъятыми избирательными бюллетенями, отправились в округа с наибольшей численностью чернокожего населения. Сотни, если не тысячи, человек были допрошены. Полицейских и сотрудников ФБР интересовало, как избиратели добирались до участков, не приносили ли им бюллетени на дом, не заполняли ли за них бюллетени представители разного рода правозащитных организаций. Итогом беспрецедентной по масштабам операции стало опротестование нескольких тысяч бюллетеней и арест трех человек, которые предстали перед судом по обвинению в мошенничестве на выборах. Присяжным хватило трех часов, чтобы вынести вердикт о невиновности обвиняемых.

Скандал на этом не закончился: тогдашний президент США Рональд Рейган выдвинул Сешенса на должность федерального судьи. И это, пожалуй, был единственный случай, когда назначение федерального судьи в Алабаме, о существовании которой американцы почти не вспоминают, стало поводом для общенациональных протестов. К Сенату, который должен был утвердить кандидатуру Сешенса, и это был еще один беспрецедентный случай, обратилась вдова Мартина Лютера Кинга, умоляя не утверждать Сешенса в должности.

"Ирония заключается в том, что если господин Сешенс будет назначен, то он, используя федеральную прокуратуру, будет делать ровно то же, что двадцать лет назад шерифы (в Алабаме.— "Власть") делали лопатами и хлыстами",— написала она.



Письмо сенаторы сочли конфиденциальным, и его содержание не разглашалось. Тем не менее Сешенса не утвердили в должности судьи, и он еще довольно долго занимал пост прокурора. Лишь после прихода к власти Билла Клинтона новый министр юстиции США Джанет Рино попросила его подать в отставку.

Головная боль Трампа


То, что не нравилось федеральным властям и "северянам", тем не менее приходилось вполне по вкусу белым избирателям Алабамы. Сешенс выдвинул свою кандидатуру в генеральные прокуроры штата и победил. А в ноябре 1996 года победил на выборах в Сенат США. Сенатором он пробыл более 20 лет.

За все это время он если чем и прославился, так тем, что консерваторы всегда могли рассчитывать на его голос.



Он выступал против легализации однополых браков, против закона, запрещающего дискриминацию на рабочих местах, против закона об ужесточении наказания за преступления, совершенные на почве расовой или иной ненависти, против реформы иммиграционного законодательства Барака Обамы.

В 2016 году впервые за время своего пребывания в Сенате он решил выступить в поддержку одного из участников республиканских праймериз и разослал каждому из них небольшую анкету, чтобы выбрать того, кто ближе всех ему по взглядам.

Ответил только один, и ответы этого кандидата, Дональда Трампа, Сешенсу понравились.



Он стал первым (и на некоторое время единственным) сенатором, поддержавшим Трампа. После победы благодарный Трамп предложил ему пост министра юстиции. И вот тут у обоих начались проблемы. Пока Сешенс был просто одним из политиков, поддерживающих Дональда Трампа, он не представлял особого интереса для оппонентов. Но получение значительного контроля над органами правосудия сделало его фигурой, с которой просто необходимо было вести борьбу.

Надо сказать, что Сешенс сам давал поводы для нападок на себя. Его склонность к расизму была хорошо известна. Уже на слушаниях в Сенате, когда коллеги обсуждали его назначение на должность министра юстиции, оппоненты вспомнили сказанные им когда-то слова: "Я хорошо относился к Ку-Клукс-Клану, пока не узнал, что многие его члены курят марихуану". Ради того, чтобы не допустить назначения Сешенса, его противники вспомнили о письме Коретты Кинг и даже опубликовали его. Тем не менее республиканское большинство сумело добиться утверждения Сешенса в должности. Правда, скандалы на этом не прекратились. Уже после его вступления в должность стало известно, что Сешенс, похоже, солгал под присягой во время сенатских слушаний. Ему тогда был задан вопрос, обсуждали ли члены команды Трампа с представителями России предвыборную кампанию в США. Сенатор ответил отрицательно. Позже стало известно, что он сам как минимум дважды встречался с российскими дипломатами в Вашингтоне.

Надо сказать, что даже самые отчаянные недруги Сешенса далеки от того, чтобы публично говорить о том, что в этих контактах было что-то предосудительное. Сешенс в бытность свою сенатором был членом сенатского комитета по международным делам, и разумеется, встречи с иностранными дипломатами являлись частью его работы. Кроме того, вряд ли Сешенса можно обвинить в лжесвидетельстве: его спрашивали о том, обсуждалась ли на встречах с российскими представителями предвыборная кампания в США, и доказать, что такое обсуждение имело место, невозможно. А потому и здесь противники министра юстиции вынуждены, по крайней мере публично, заявлять о том, что они верят Сешенсу. О чем оппоненты министра могут говорить в открытую, так это о том, что поведение Сешенса на сенатских слушаниях указывает на конфликт интересов в связи с продолжающимся расследованием Министерства юстиции и ФБР о связях соратников Трампа с представителями России, а потому министр должен или уйти в отставку, или, по крайней мере, официально отстраниться от любого контроля над этим расследованием. В отставку Сешенс не подал, но в связи с расследованием взял самоотвод и теперь в соответствии с правилами не имеет права получать никакой информации о нем. Более того, скандал с Сешенсом на время отвлек все ресурсы администрации Трампа от других дел. Впрочем, самое важное, скорее всего, заключается в том, что скандалы вокруг Сешенса сделали его с первого дня хромой уткой, а его будущие распоряжения по любым вопросам — уязвимыми. И вполне вероятно, несмотря на все заслуги Сешенса перед президентом, Трамп рано или поздно может счесть, что пост министра юстиции должен занимать кто-то другой.

Комментировать

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы

Социальные сети

все проекты

обсуждение