Коротко

Новости

Подробно

Фото: Evan Vucci / AP

Валютные интервенты не попадаются

Минфин США не нашел агрессивных торговых партнеров

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 8

Власти США, ранее заявившие о готовности бороться со странами, поддерживающими экспорт за счет валютных интервенций, не обнаружили ни одного торгового партнера, который бы соответствовал критериям "манипулятора",— такой вывод содержится в новом докладе Минфина страны. В списке претендентов на такой статус сейчас значатся пять стран: Китай, Япония, Германия, Тайвань и Швейцария, однако лишь две последние осуществляли покупки иностранной валюты для занижения курса национальных валют, а Китай направил на поддержку юаня в 2016 году более $430 млрд, признали в американском Минфине.


В последние два года наблюдается тренд на уменьшение валютных интервенций, частично связанный с изменением потоков капитала, но "США не могут нести бремя международной торговой системы, которая ставит американских экспортеров в невыгодное положение", говорится в докладе Минфина США по курсовой политике основных торговых партнеров страны. Формально использование страной искусственного занижения курса может являться основанием для ответных компенсационных мер со стороны США. В ведомстве отмечают, что сжатие ненефтяного торгового дефицита после кризиса 2008-2009 годов вновь сменилось его ростом (3,6% ВВП), курс доллара также заметно укрепился — на 5,4% после ослабления в январе--июне на 1%.

При определении стран, манипулирующих курсом, ведомство опирается на три критерия: дефицит торговли товарами с США должен составлять более $20 млрд, а профицит текущего счета у страны-партнера — равняться или превышать 3% ВВП (дефицит текущего счета США составляет 2,6% ВВП). Также "манипулятор" должен проводить неоднократные односторонние (не предполагающие покупку своей национальной валюты) покупки долларов в объеме минимум 2% ВВП в течение года. Под первый критерий попадают семь из 12 крупнейших торговых партнеров США, под второй — пять, под третий — лишь одна страна (это Швейцария). Однако всем трем критериям, по данным за вторую половину 2016 года (как и за все время составления доклада), не соответствовала ни одна страна, следует из документа.

В Минфине США, тем не менее, сформировали список стран, за торговыми практиками которых будет вестись "пристальное наблюдение". В него попали Китай, Япония, Тайвань, Германия и Швейцария. Но прямые валютные интервенции в прошлом году проводили лишь две из них: это Тайвань, чьи власти купили валюты на $10 млрд (1,8% ВВП), а профицит торгового счета составляет рекордные 13% ВВП, а также Швейцария (ее центральный банк купил $66 млрд), где такие покупки используются как средство борьбы с завышением курса франка и дефляцией на фоне массового притока капитала из-за рубежа.

Китай же, который Дональд Трамп в предвыборной кампании обещал признать валютным "манипулятором", осуществил самые крупные продажи валюты — в сумме на $435 млрд (официальные резервы КНР за два с половиной года сократились почти на четверть, до $3 трлн). Формально страна соответствует лишь одному из трех критериев (по объему дефицита в торговле товарами с США — $347 млрд, минус 5% с пика в 2015 году, хотя с учетом торговли услугами этот показатель ниже — $310 млрд). При этом профицит текущего счета КНР уже снизился с 2,8% ВВП в 2015-м до 1,8% ВВП в 2016 году. Но в Минфине указали на интервенции прошлых лет, отметив, что Китай "десятилетие практиковал масштабные односторонние интервенции для искусственного занижения курса валюты", что привело к существенным потерям американского бизнеса. Помимо этого страна по-прежнему ограничивает доступ зарубежных поставщиков на свой рынок. Курс юаня слабел и в прошлом году — на 6,1%, однако в документе говорится лишь, что властям КНР необходимо "не препятствовать" быстрому укреплению юаня в случае изменения рыночной конъюнктуры.

Еще одной страной, которой рекомендовано повысить прозрачность своей курсовой политики, стала Южная Корея, где профицит текущего счета составляет 7% ВВП. Однако за прошлый год страна осуществила чистые продажи валюты на $6,6 млрд (0,5% ВВП, хотя, по оценке МВФ, корейская вона по-прежнему недооценена). В отношении Японии, профицит текущего счета которой выше, чем у Китая,— 3,7% ВВП в прошлом году (это самый высокий показатель с 2010 года) — и относительно высокий уровень дефицита торговли с США ($69 млрд), финансовое ведомство отмечает, что страна не занижала курс иены.

В основном в американском Минфине требуют применения интервенций лишь в случае шоков на финансовых рынках — для стимулирования внутреннего спроса и повышения гибкости обменного курса. Тогда как обладателю крупнейшего номинального профицита текущего счета — Германии ($286 млрд, 8,3% ВВП), которая не имеет национальной валюты, рекомендовано поддержать внутренний спрос за счет фискальной политики. Заметим, программы количественного смягчения, предполагающие односторонний выкуп активов центробанками и по факту отражающиеся на ослаблении курса валюты, американским Минфином не учитываются.

Татьяна Едовина


Комментарии
Профиль пользователя