Коротко


Подробно

Фото: Александр Петросян / Коммерсантъ   |  купить фото

Семейный бизнес

Можно ли «заработать» на опеке

Детские дома пустеют. Но забирают ли сирот в любящие семьи или пытаются заработать на них? И сколько платит государство усыновителям? Об этом — в материале Татьяны Гомозовой.


В начале апреля в столице разгорелся скандал с приемными детьми — пара из Калининграда, переехавшая в столицу, вернула государству семерых детей в возрасте от 3 до 12 лет. СМИ обвинили их в алчности: несмотря на хорошие условия жизни и собственный бизнес, в Калининграде они получали из бюджета около 70 тыс. руб., тогда как Москве им полагалось бы ежемесячно больше 300 тыс.

Правозащитники, в свою очередь, уверены, что родители просто не выдержали противостояния с опекой. Хотя семья перебралась в столицу осенью 2015 года, предупредив органы соцзащиты, добиваться выплат им пришлось через суд. Только через полгода они стали получать минимальную сумму: в месяц около 16,5 тыс. руб. на ребенка. Но договор о приемной семье, по которому оба родителя получают еще и зарплату, перезаключать с ними отказались.

Власти трактуют закон в свою пользу, утверждая, что московские льготы положены только детям со столичной пропиской. Но это нарушение их прав, заявил «Коммерсантъ FM» исполнительный директор благотворительного центра «Соучастие в судьбе» Алексей Головань: «В соответствии с постановлением правительства Российской Федерации, не может такого быть, что, поставив на учет личное дело ребенка в Москве, опека не совершает каких-то других действий, которые она должна совершить по месту жительства ребенка, например, не назначит ему денежные средства на содержание».

В мэрии, в свою очередь, оправдываются непосильной нагрузкой на бюджет: из 3 млрд в год, которые город тратит на сирот, две трети уходит на приезжих приемных детей или родителей.

Дело в том, что 16,5 тыс. руб. — это пособие только на содержание ребенка. Зарплата двум родителям — еще около 30 тыс., если ребенок инвалид — сумма вырастает почти в два раза. Правда, и расходы в Москве выше: в среднем, требуется 20-30 тыс. руб. в месяц. Однако приемным детям положены еще льготы на учебу, проезд и лекарства, а по достижении 18 лет —квартира по месту прописки.

В регионах выплаты значительно меньше, поэтому неудивительно, что многие родители предпочитают перебраться в столицу. При этом проверить их мотивацию невозможно, заявил член экспертного совета при министерстве образования Александр Гезалов: «Мы же не можем прочувствовать гражданскую позицию человека, берет он за деньги, или он берет их, потому что он их любит. Достаточно часто можно услышать, что в регионах, где нет работы, берут сирот, чтобы как бы это было работой. Пусть это будет работой, здесь важна служба сопровождения, которая может и ребенка супервизировать, и семью — смотреть, есть ли там детско-родительские отношения, выявлять, может быть, что-то предупреждать. У нас, к сожалению, пока не научились, поэтому у нас 7 тыс. в год у нас возвратов. Сами понимаете, цифра катастрофичная».

Другой громкий случай произошел совсем недавно в Зеленограде. Семья Дель в 2013 году привезла в столицу 15 детей — четырех усыновленных, одного родного и восемь приемных. Они получали от государства более 0,5 млн руб. Но этой зимой детей забрали после жалоб на избиения. Кто прав в той истории — тоже сказать непросто, но проблема явно налицо: сама система в принципе позволяет делать на детях бизнес. И чтобы избежать этого, ее придется менять. В противном случае детей так и будут возвращать. И не так уж важно даже, по какому поводу.

По данным Минобрнауки, в России в 2014 году в семьи были устроены 64 тыс. сирот, из которых только 7 тыс. были усыновлены. А как раз эта форма не подразумевает ни бесплатной квартиры, ни ежемесячных выплат. Хотя регион может выдавать усыновителю разовое пособие — например, на Сахалине оно составляет 1 млн рублей. При отказе от ребенка деньги обратно государство не требует.

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение