Коротко

Новости

Подробно

Фото: Ammar Abdullah / Reuters

«Сирийский режим сохраняет способность и намерения использовать химическое оружие»

Текст «рассекреченного» доклада правительства США о химической атаке в Сирии

от

США уверены, что 4 апреля 2017 года сирийский режим нанес удар по собственному народу с применением химического оружия, использовав отравляющее вещество (ОВ) нервно-паралитического действия зарин, в городе Хан-Шейхун в южной провинции Идлиб. По сообщениям наблюдателей в данном районе, число жертв химической атаки составило от 50 до 100 человек (в том числе много детей), пострадали несколько сотен человек. Мы уверены в наших оценках, поскольку располагаем данными разведки и геопространственной разведки, результатами лабораторного анализа физиологических образцов, собранных у многочисленных жертв, а также обширные и доказательства из открытых достоверных источников, что дает нам ясную и последовательную картину. Мы не можем публиковать всю доступную информацию по этой атаке ввиду необходимости защиты источников и методов, но нижеследующая информация включает рассекреченное краткое изложение анализа атаки, проведенного американскими спецслужбами.


Краткое изложение оценки атаки 4 апреля, сделанной американскими спецслужбами (.pdf)


Сирийский режим сохраняет способность и намерения использовать химическое оружие против оппозиции для предотвращения потери территорий, являющихся важными для выживания этого режима. По нашим оценкам, Дамаск осуществил эту химическую атаку в ответ на наступление оппозиции в северной провинции Хама, угрожавшее важным инфраструктурным объектам. В планировании атаки, возможно, было задействовано высшее военное руководство режима.

Значительная часть сообщений сторонников оппозиции в социальных сетях показывает, что химическая атака началась в Хан-Шейхуне 4 апреля в 6:55 утра по местному времени.

По нашим данным, химическое вещество было доставлено к месту атаки самолетами Су-22, взлетевшими с контролируемого режимом аэродрома Шайрат. Эти самолеты достигли окрестностей Хан-Шейхуна приблизительно за 20 минут до того, как появились первые сообщения о химической атаке, и покинули этот район вскоре после нее. Кроме того, по нашим данным, с конца марта на аэродроме Шайрат находились специалисты, связанные с сирийской программой производства химоружия, и занимались подготовкой к предстоящей атаке на севере Сирии. И они находились на аэродроме в день атаки.

Через несколько часов после атаки были уже сотни сообщений о жертвах с симптомами, напоминающими отравление зарином, такие как пена изо рта и носа, судороги, узкие зрачки. Этот набор симптомов не походит на те, которые наблюдаются при отравлении веществом раздражающего типа, такого как хлор, который также применялся режимом в нескольких случаях, и весьма мала вероятность того, что он мог возникнуть в результате удара с применением обычных видов оружия, учитывая число жертв на видео и отсутствие других видимых повреждений. Сообщения в открытых источниках, появившиеся после атаки, свидетельствуют о том, что сначала у пострадавших были проблемы с дыханием, и некоторые люди теряли сознание после контакта с жертвами, а это указывает на вторичное отравление ОВ нервно-паралитического действия.

К 12:15 по местному времени по местному телевидению показали мертвых детей разного возраста. Сообщения о подвергшейся бомбардировке больнице начали поступать в 13:10, а появившиеся затем показывали бомбардировку соседней больницы, в которую свозили жертв зариновой атаки. Съемка с коммерческого спутника от 6 апреля показывает воронки от падения снарядов вокруг больницы, что совпадает с сообщениями из открытых источников об ударе с применением обычных видов оружия на больницу после химической атаки. Позже 4 апреля местные врачи опубликовали видео для подтверждения симптома суженных зрачков (характерный признак отравления ОВ нервно-паралитического действия), показали медиков в специальных защитных костюмах и процесс лечения с использованием атропина, который является антидотом для отравляющих веществ нервно-паралитического действия, таких как зарин.

Мы уверены, что оппозиция не могла сфабриковать все эти видео и другие сообщения о химических атаках. Для этого им потребовалась бы четко спланированная кампания по введению в заблуждение множества СМИ и правозащитных организаций, при этом нужно было, чтобы эти действия никто не раскрыл. Кроме того, мы получили подтверждение из независимых источников, что некоторые видео были сделаны именно в те промежутки времени и в тех местах, которые в них указываются.

Далее, 5 апреля Всемирная организация здравоохранения заявила, что проведенный ее специалистами анализ тел жертв подтверждает факт отравления их ОВ нервно-паралитического действия, отметив отсутствие внешних повреждений и факт смерти от удушья. Организация «Врачи без границ» сообщила, что врачи, помогавшие пострадавшим, обнаружили у них симптомы, аналогичные те, что наблюдаются при отравлении нейротоксическим веществом, таким как зарин. И по данным Amnesty International, имеющиеся данные свидетельствуют о том, что химическая атака была осуществлена с воздуха. Последующий лабораторный анализ физиологических образцов, собранных у множества жертв, выявил следы ОВ зарин.

Опровержение ложных утверждений


Сирийский режим и поддерживающая его Россия пытались запутать мировое сообщество в отношении того, кто ответственен за применение химического оружия против сирийцев в этой и предшествующих атаках. С самого начала Россия отклоняла утверждения про химическую атаку в Хан-Шейхуне, утверждая, что атака носила провокационный характер и что все доказательства были сфабрикованы. Ясно, однако, что сирийская оппозиция не могла создать видео и другие документы в таком количестве и такого качества одновременно о месте атаки и медучреждениях в Сирии и Турции, чтобы ввести в заблуждение как СМИ, так и спецслужбы.

Москва утверждала, что выброс химикатов был вызван авиаударом режима по складу боеприпасов террористов в восточном пригороде Хан-Шейхуна. Однако сирийские военные источники заявляли российским государственным СМИ 4 апреля, что силы режима не наносили удар по Хан-Шейхуну, что противоречит утверждениям России. Видео, находящиеся в открытом доступе, также демонстрируют, на наш взгляд, выгрузку химического оружия — не на складе с оружием, а на улице в северной части Хан-Шейхуна. Изображения этого места с коммерческих спутников от 6 апреля показывают воронку на дороге, что соответствует данным видео в открытом доступе.

Москва указывает на то, что террористы использовали этот склад для производства и хранения снарядов, содержащих токсичный газ, которые они использовали в Ираке, добавляя, что как Ирак, так и международные организации подтвердили использование такого оружия боевиками. Хотя признается, что ИГ неоднократно использовала в бою иприт, нет свидетельств, что ИГ ответственна за этот инцидент или что она владела химикатами, использованными в этой атаке.

Москва утверждает, что авиаудары были совершены между 11:30 и 12:30 по местному времени 4 апреля, пренебрегая тем, что информация о них впервые появилась в соцсетях в 7:00 по местному времени, когда, как нам известно, ВВС режима действовали над Хан-Шейхуном. Кроме того, следы вещества в воронке и вокруг места удара соответствуют веществу, которое использовалось, но структуры рядом с местом удара не соответствуют тому ущербу, который мог бы быть нанесен обычным фугасным снарядом. Напротив, ущерб соответствует тому, какой мог бы быть нанесен химическим оружием.

Сирийский режим также ранее использовал другое химическое оружие в атаке против мирного населения в зонах, контролируемых оппозицией, в том числе в Алеппо в конце 2016 года был использован иприт. По мнению России, видеоматериалы от 4 апреля указывают, что у жертв этой атаки наблюдаются те же симптомы отравления, что и у жертв в Алеппо прошлой осенью, пытаясь доказать, что в Хан-Шейхуне было использовано что-то другое, а не ОВ нервно-паралитического действия. Однако жертвы атаки 4 апреля демонстрировали явные симптомы поражения ОВ нервно-паралитического действия, в том числе суженные зрачки, пену из носа и рта и судороги, все эти признаки не соответствуют отравлению ипритом.

Утверждения России вписываются в модель защиты режима от обвинений и подрыва доверия к его оппонентам. Россия и Сирия много раз с середины 2016 года обвиняли оппозицию в использовании химического оружия. Подобно утверждениям России про атаку в Хан-Шейхуне, большинству российских утверждений недостает конкретной или достоверной информации. В ноябре прошлого года, например, высокопоставленные российские должностные лица использовали широко известное изображение химической атаки режима в 2013 году в соцсетях, чтобы продемонстрировать использование химического оружия оппозицией. В мае 2016 года российские должностные лица подобным образом использовали изображения из видеоигры. В октябре 2016 года Москва также утверждала, что террористы использовали хлор и белый фосфор в Алеппо, при том что даже видео пророссийских СМИ не содержит признаков использования хлора. В действительности наша разведка указывает, что ни одно из российских сообщений не было верным и что режим мог по ошибке использовать хлор в отношении своих собственных сил. Российские противоречивые и неверные сообщения, видимо, нацелены на то, чтобы запутать ситуацию и сбить с толку в пользу режима.

Утверждения Москвы обычно появляются в то время, когда нужно отвлечь внимание мирового сообщества от использования химического оружия Сирией, как, например, утверждения ранее на этой неделе, или противопоставить что-то данным Организации по запрещению химического оружия — совместной следственной комиссии ООН, которая в августе и октябре 2016 года подтвердила, что сирийский режим продолжал использовать химическое оружие многократно после того, как в 2013 году он пообещал уничтожить свой арсенал. Россия также сомневалась в беспристрастных выводах комиссии — организации, в создании которой Россия принимала участие, и даже дошла до того, что заявила, будто режим Асада должен сам у себя провести расследование фактов использования химического оружия.

Реакция Москвы на атаку 4 апреля следует той же модели, что и ее реакции на другие вопиющие действия; она выпускала многочисленные, противоречащие друг другу отчеты, чтобы ввести в заблуждение и посеять сомнения среди международного сообщества.

Осуждение международным сообществом и время для действия


Жестокое использование режимом Асада химического оружия недопустимо и представляет реальную угрозу интересам национальной безопасности США и международного сообщества. Применение оружия массового уничтожения любой политической силой снижает порог для других, которые могут решить последовать этому примеру, и повышает вероятность того, что оно может быть применено против США, наших союзников или партнеров или любой другой страны мира.

США самым решительным образом призывают мировое сообщество к поддержке однозначного заявления о том, что подобное поведение недопустимо. Сейчас наступил критический момент — мы должны показать, что отговорки и сфальсифицированные факты не заслуживают внимания, что оправдания тех, кто выгораживает своих союзников, делают мир более опасным и что сирийскому режиму не будет позволено и далее применять химическое оружие.

Мы не должны забывать, что режим Асада не выполнил своих международных обязательств после разрушительных ударов в августе 2013 года по пригородам Дамаска с применением зарина, которые унесли жизни более тысячи мирных жителей, в том числе детей. После того случая режим обещал полностью свернуть свою программу производства химического оружия, но эта недавняя атака, как и многие до нее, доказывает, что он этого не сделал. Всем должно быть ясно, что Сирия нарушила свои обязательства в рамках Конвенции о запрещении химического оружия и Устава ООН, и никакое грохотание нелепых заявление режима или его союзников не может скрыть правду. Печально, что Россия неоднократно накладывала вето на резолюции Совбеза ООН, которые могли бы исправить ситуацию. Но теперь США намерены ясно показать, что вместе со своими партнерами они не позволят делать так, чтобы из-за чудовищных деяний режима Асада мир стал еще более опасным местом для жизни.

Комментарии
Профиль пользователя