Коротко

Новости

Подробно

Фото: jordanrussiacenter.org

Забудьте про «большую сделку»

от

Рекс Тиллерсон вместо большой сделки

Учитывая нынешнее состояние двусторонних отношений, диалог не сулит прорыва или быстрых результатов: «большой сделки» между Россией и США в обозримом будущем не предвидится. К такому выводу пришли авторы очередного выпуска совместного проекта “Ъ” и The Washington Times, осуществляемого при поддержке международного дискуссионного клуба «Валдай» и вашингтонского Центра национального интереса.

Читать далее

После избрания Дональда Трампа президентом США в ноябре прошлого года было много спекуляций на тему «большой сделки» между Вашингтоном и Москвой, хотя в последние недели эти разговоры резко утихли на фоне проводимого в США скрупулезного расследования вмешательства России в прошлогодние выборы и возможного сговора между соратниками Трампа и Кремлем. Это то, чего так опасались многие в Вашингтоне.

Вместе с тем, никогда до конца не было понятно, в чем должна заключаться эта «большая сделка». В России появилась надежда, что Вашингтон согласится с позицией Москвы по Сирии и Украине и снимет санкции, наложенные в связи с ситуацией вокруг Крыма и Донбасса, в обмен на сотрудничество в борьбе с «Исламским государством» (запрещенная в РФ террористическая группировка.— “Ъ”) в Сирии и других странах Ближнего Востока.

На самом деле подобная сделка никогда не была в повестке дня. Мало кто в Вашингтоне верил, что Россия намерена всерьез сражаться с «Исламским государством». Ее военная операция в Сирии, похоже, направлена на то, чтобы помочь сирийскому президенту Асаду в его борьбе с умеренной оппозицией. В свою очередь, США поддерживают эту оппозицию и законно негодуют по поводу жестокости режима Асада.

Американские военные и разведслужбы, питающие глубокое недоверие к своим российским визави, выступили бы решительно против любого плана Вашингтона углублять сотрудничество с Москвой. Украинский кризис — это для них гораздо больше, чем просто участь Донбасса. На карту поставлены фундаментальные принципы европейской безопасности и миропорядка, разногласия по которым невозможно устранить одним рукопожатием президентов.

Более того, даже сделка по Сирии и Украине оставила бы неразрешенными многие важные и спорные вопросы в отношениях между США и Россией. Горькая правда в том, что пропасть в позициях двух стран по разным вопросам сегодня даже глубже, чем в поздний период холодной войны. К ним относятся вопросы миропорядка, стратегической стабильности, региональные конфликты в Европе, на Ближнем Востоке, в Восточной Азии, а также ценности. Две страны совершенно по-разному трактуют вопросы суверенитета и самоопределения, что проявляется в разных подходах США и России к проблемам Косово и Крыма.

Две страны также расходятся во мнении, когда применение силы может быть законно и оправданно. Достаточно вспомнить осуждение американцами военных действий России против Грузии в 2008 году и вопросы российского руководства по поводу операции НАТО в Ливии в 2011 году. Россия претендует на сферу привилегированных интересов на территории бывшего Советского Союза, с чем Соединенные Штаты категорически не согласны.

Лучшее, на что можно надеяться,— это взаимные обязательства при обсуждении противоречий избегать открытой конфронтации, которая никому не выгодна

Аналогичным образом Россия и США обмениваются обвинениями по поводу того, какая сторона нарушила Договор о ликвидации ракет средней и меньшей дальности, и спорят о том, какие последствия для стратегической стабильности будет иметь развертывание американской системы противоракетной обороны и обычных наступательных вооружений.

К диаметрально противоположным позициям по Сирии и Украине можно добавить разногласия по поводу других конфликтов на Ближнем Востоке и ядерных программ Ирана и Северной Кореи – несмотря на то, что обе страны одобрили ядерную сделку с Ираном и поддержали санкции против КНДР.

Идейный водораздел может быть не столь велик, как во времена холодной войны, но Россия не разделяет приверженности США демократическим ценностям, при этом каждая из сторон вмешивается во внутренние дела другой, хотя и отрицает такое вмешательство.

Легкого решения этих застаревших проблем не существует, и конечно же, никакая «большая сделка» не сможет устранить большинство из них. Лучшее, на что можно надеяться,— это взаимные обязательства при обсуждении противоречий избегать открытой конфронтации, которая никому не выгодна и чревата катастрофическими последствиями с учетом колоссального арсенала ядерных вооружений, кибероружия и обычных вооружений, накопленного обеими сторонами.

Учитывая, что между сторонами накопилась большая раздраженность, для начала нужно хотя бы делать небольшие шаги навстречу друг другу.

Главная задача сейчас — вновь открыть каналы общения, которые были закрыты после начала украинского кризиса три года назад. России и США нужно взаимодействовать для постоянного обсуждения спорных вопросов, чтобы лучше понимать интересы друг друга, перспективы и цели, правильно истолковывать намерения другой стороны и не слишком остро реагировать на действия друг друга во время кризиса, а также не принимать тот или иной случайный инцидент за умышленную попытку причинения вреда. В конечном счете эти дискуссии могли бы привести к договоренностям, решению той или иной проблемы или к выявлению важных областей для сотрудничества. Однако на это уйдет время.

Каждая из сторон могла бы улучшить атмосферу дискуссий, умерив враждебную риторику по отношению к другой стороне. Это пошло бы на пользу не только отношениям между США и Россией, но внутриполитической обстановке в каждой стране. Демонизация другой стороны отвлекает внимание от не слишком приятной правды о том, что главные внутриполитические проблемы, с которыми сталкивается каждая страна,— это, по большому счету, внутренние проблемы, усугубляемые непродуманной политикой властей. Это вовсе не следствие темного заговора враждебной державы.

В общем, надо забыть о «большой сделке». Сегодня на повестке дня в отношениях между США и Россией — маленькие шаги навстречу друг другу. Чем скорее обе стороны возьмутся за трудное дело поиска взаимоприемлемых решений, тем легче им будет в будущем.

Томас Грэм, старший научный сотрудник Института мировой политики Джексона, бывший старший директор по России в Совете национальной безопасности (2004–2007)


Комментарии
Профиль пользователя