Коротко

Новости

Подробно

Реформа арбитража: как меняется правовой институт

Прошло первое заседание закрытого юридического клуба при участии представителей органов власти, некоммерческих организаций и юридических фирм

Реформа арбитражных судов, запущенная несколько лет назад, продолжает набирать обороты. Однако уже сейчас ясно: далеко не все нововведения воспринимаются участниками судопроизводства положительно. Так, несмотря на введение приказного производства и обязательного претензионного порядка по спорам, рассматриваемым арбитражами,— те самые поправки, которые были призваны разгрузить суды, служители Фемиды жалуются, что по-прежнему не справляются с количеством дел. Еще одна новелла — развитие электронного правосудия — должна была облегчить и ускорить работу юристов, однако внесла еще больше сумятицы. В результате Верховному Cуду пришлось опубликовать разъяснения относительно новых возможностей услуги и правил подачи документов.

Чего же ждать от правового института в ближайшее время? Есть ли положительные изменения в сфере юридического консалтинга после внесения очередных поправок в законодательство Российской Федерации?

Об этом и о многом другом говорили на первом заседании закрытого юридического клуба, организованного ИД „Коммер­сантъ-Кубань“ в отеле «Платан Южный».

НОВЫЕ НИШИ ДЛЯ БИЗНЕСА


Начало дискуссии положил Юрий Мирзоев, генеральный директор Национальной юридической компании «Митра». Он отметил, что отсчет изменений для него лично начался с 2014 года, а именно — с упразднения Высшего Арбитражного Суда, что повлекло за собой ряд последствий, которые так или иначе затронули структуру юридических компаний.

— Например, до 2014 года одной из наиболее прибыльных и развивающихся прак­тик у юридических компаний, которые специализировались на арбитражных спорах, была налоговая практика. После ликвидации Высшего Арбитражного Суда она существенно ухудшилась,— считает господин Мирзоев. — Суды стали редко принимать решения в пользу налогоплательщиков, ­в результате у большинства компаний сильно просела эта практика, и сейчас она мало у кого является бюджетообразующей. Не могу не сказать о законе о третейских судах. Не секрет, что многие из них были соз­даны при юридических компаниях. Сейчас большинство из них либо завершили свою деятельность, либо сделают это в ближайшее время. Получается, что этого направления в юридическом бизнесе тоже не будет. Скорее всего, останется лишь несколько крупных судов: при торгово-промышленной палате или на базе крупных некоммерческих организаций. Что же касается большинства нововведений, я уверен, что на юридический рынок они почти не влияют. То, как мы подаем документы, как мы судимся, не имеет отношения к количеству клиентов. Большее влияние оказывает состояние экономики в нашей стране. В частности, сейчас наиболее востребованная у многих юридических компаний «банкротная практика».

К его мнению присоединился Роман Домащенко, управляющий партнер Адвокатского бюро «Домащенко и партнеры». Он призвал относиться к любым изменениям в законодательстве как к возможности совершенствовать свой бизнес.

— Взять хотя бы закон о третейских судах. Уже несколько лет я являюсь председателем третейского суда, и за это время успел изучить все плюсы и минусы системы. Новые законы о третейском разбирательстве подтолкнули меня к принятию единственно верного решения: объединиться с коллегами и создать третейский суд. Сейчас я веду переговоры с юридическими компаниями из Москвы, Екатеринбурга, Барнаула, Томска. Достигнув каких-то договоренностей, будем подавать документы в правительство. В остальном же считаю, что большее влияние на наш бизнес оказывают веяния времени. К примеру, последние лет 5—7 наша компания работала без сайта. То есть была, конечно, какая-то страничка в Интернете, но из-за достаточного количества клиентов не было нужды заниматься ею всерьез. Кризисные явления 2015—2016 годов, можно сказать, принудили меня обратить на это пристальное внимание. Сейчас занимаемся разработкой нового сайта, продумываем программные решения. Еще один момент: в ближайшее время стоит готовиться к появлению сильнейших конкурентов в регионе. Экономическая повестка дня заставляет расширяться компании федерального уровня, они будут открывать в Краснодаре филиалы, они придут сюда со своими отлаженными структурами и связями, программными продуктами, в которых уже исправлены системные ошибки. И нужно думать, что следует делать для себя и своего бизнеса, чтобы этому успешно противостоять.

Представитель органов власти, заместитель начальника правового управления администрации муниципального образования город Краснодар Кирилл Круглов признал, что риск того, что свободные ниши займут крупные компании из Москвы и Петербурга, действительно существует. Однако подчеркнул, что, по его мнению, это лишь повод самосовершенствоваться: «Сегодня рынок юридического бизнеса становится более профессиональным, качественным. И эта потребность продиктована и законодательством, и сложившейся экономической ситуацией. Сегодня частные юристы, которые имеют недостаточный опыт, которые только закончили университет, не могут решить поставленные перед ними задачи. Поэтому сложившаяся ситуация — лишь повод задуматься, в правильном ли направлении вы идете, отвечаете ли запросам общества и времени».

— Необходимо искать новые ниши для бизнеса, предлагать услуги в тех сферах, которых раньше не касались, заниматься новыми видами споров,— уверен Игорь Томилин, управляющий партнер юридической компании «Прайвеси Групп». — Если говорить по существу, в конце 2016 года принят целый ряд существенных изменений, которые вступят в 2017 году. Отдельно стоит выделить внесение изменений в Налоговый кодекс Российской Федерации, касающихся уплаты налогов третьим лицом за налогоплательщика. Раньше такого не было. Данная норма позволяет налоговому органу взыскивать недоимку с ликвидированных организаций, в том числе признанных банкротом. Плательщиком выступит физическое лицо, виновное в образовании недоимки, а это руководитель, учредитель и иные лица. Так что без сомнения могу заявить, что в течение ближайших лет рынок юридического бизнеса ждет новый виток в развитии налоговых споров.

Старший юрисконсульт юридической компании «Центр правосудия» Сергей Агафонов поддержал идею о том, что рынок будет подстраиваться под изменения в законодательстве и экономике. И привел в пример увеличивающееся число споров, связанных с застройщиками, попавшими в сложную финансовую ситуацию. Сейчас, по данным Генпрокуратуры и Минстроя, в России зафиксировано около 40 тысяч обманутых дольщиков в 67 регионах страны, и, как считают эксперты, число их будет только расти.

При этом господин Агафонов с сожалением отметил, что многие новеллы негативно отразились на работе юридических компаний. По его словам, упразднение Высшего Арбитражного Суда привело к тому, что из практики пропало единообразие.

Юридическое сообщество уверено: введение адвокатской монополии может стать шлагбаумом на пути к профессии, поэтому законодателям необходимо пересмотреть критерии нововведения



— Я много работал на Дальнем Востоке и в Сибири, сейчас изучаю методы и подходы, которые используют в Южном федеральном округе,— пояснил спикер. — И если раньше постановления пленума Президиума Высшего Арбитражного Суда были обязательны, то на сегодняшний день все судебные акты коллегии по гражданским спорам Верховного Суда не являются обязательными для нижестоящих судов. Правоприменение в разных регионах крайне разнится, что, на мой взгляд, недопустимо.

ЛАЗЕЙКА ДЛЯ ДОЛЖНИКОВ

Эксперты также подняли тему обязательного претензионного порядка урегулирования споров. Новая редакция части 5 статьи

4 АПК РФ вступила в силу 1 июня 2016 года и устанавливает, что до обращения в арбитражный суд истец обязан направить ответчику претензию. При этом отменить саму обязанность по соблюдению претензионного порядка договором нельзя. К чему привела подобная новелла?

— Уж точно не к получению результата. Главный недостаток направления претензии состоит в том, что она предупреждает недобросовестного должника о требованиях к нему. То есть является сигналом к действию по выводу активов, введению процедуры банкротства, грубо говоря, дает возможность «слить» компанию и принять различные меры по противодействию взысканию, уклониться от обязательств,— обос­новал свое мнение Алексей Голубев, управляющий партнер юридической компании «Прайвеси Групп». — Исходя из этого, думаю, что 30 дней для ответа на претензию — слишком большой срок: он лишает истца возможности использовать институт предварительных обеспечительных мер. Обязательный претензионный порядок вряд ли сможет помочь разрешить споры до суда, но точно сдвинет сроки передачи дел в суд, что, разумеется, отрицательно скажется на работе.

Анна Бабенко, управляющий партнер юридического бюро Егора Горюнова, долгое время проработавшая инхаус-юристом, высказала сомнение в том, что данная мера оправдает возложенные на нее ожидания — снизить нагрузку на арбитражные суды, поскольку на практике почти во всех договорах (в 95% случаев, по мнению спикера) при работе с контрагентами предусмотрен претензионный порядок. То есть в большинстве случаев до обращения в суд стороны обмениваются претензиями в какой-либо форме.

— Вряд ли стандартизация в данной области поможет заметно уменьшить количество подаваемых исков. При этом во многих случаях обязательный претензионный порядок урегулирования споров предоставляет дополнительное время должнику для подготовки к судебному разбирательству, в том числе с целью затруднить реальное исполнение решения суда. Такое нововведение, как судебный приказ, также можно считать карт-бланшем для ответчика ввиду того, что отменить его ответчик может без особых усилий, а истцу придется начинать правосудие с нуля уже в исковом производстве.

Владимир Павлюк, управляющий партнер Юридического бюро «Интеллект» пояснил, что досудебный порядок урегулирования споров обязателен в двух случаях: если таковой предусмотрен федеральным законом или же договором между сторонами спора.

— Да, изменения резонансные, их обсуждают и осуждают, но, если разобраться, для меня как для практикующего юриста ничего не меняется,— заключил господин Павлюк. — Тут уже говорили о том, что в большинстве договоров предусмотрен претензионный порядок, который предусматривает «свои» сроки: это может быть и пять дней, и пятнадцать. Кроме того, грамотный юрист может различными способами обезопасить себя от недобросовестных действий контрагентов. Например, в основном не все организации находятся по юридическому адресу. Если это так, можно отправить претензию по юридическому адресу, а не фактическому и быть практически уверенным в том, что ее никто не прочитает. Это та «лазейка», которая нам доступна и которой мы, возможно, будем вынуждены воспользоваться в результате принятых поправок.

Кроме того, Владимир Павлюк полагает, что изменения в АПК Российской Федерации в части обязательного досудебного порядка, введения положений о приказном производстве и частных определений в большей степени направлены на оптимизацию работы арбитражных судов РФ, ускорения рассмотрения арбитражных дел, а не на юристов и адвокатов. Однако в целом все поправки в Арбитражный процессуальный кодекс он оценивает как положительные.

Отличное от присутствующих мнение высказал Константин Сердюков, партнер, руководитель практики частного права ООО «Национальная юридическая компания «Митра». Он призвал коллег не лукавить: не всегда юристы представляют истцов — порой они выступают и на стороне ответчиков.

— Каждый имеет право на защиту и юридическую помощь,— напомнил он. — И в данном случае у нас появляется возможность как следует подготовиться, в том числе организовать мероприятия, которые позволят ответчику выйти из этого спора победителем либо с наименьшими потерями. Это тоже часть нашей работы, часть юридического консалтинга.

Некоторые нововведения отразились также на деятельности корпоративных юристов. Одним из таких является введение обязательного досудебного порядка урегулирования спора и установленного в части 5 статьи 4 АПК РФ довольно длительного срока рассмотрения претензии.

— В связи с этим возникла необходимость уделять особое внимание разделам договоров, заключаемых с контрагентами, регулирующим порядок урегулирования споров и, соответственно, установления приемлемых для сторон сроков рассмотрения претензий,— ввела в курс дела Светлана Подвальная, юрисконсульт отеля «Платан Южный».

ШЛАГБАУМ НА ПУТИ К ПРОФЕССИИ


Собравшиеся также отметили, что основной проблемой сферы может стать введение адвокатской монополии. Вопрос, который на данный момент волнует юридическое сообщество,— как будет осуществлен переход частных юристов в

адвокатуру. Спикеры пояснили, что до 2016 года любой человек, имеющий профильное образование, необходимый стаж, мог сдать экзамен, стать адвокатом и заниматься профессиональной деятель­ностью. Однако в прошлом году в закон была внесена важная поправка: адвокатом по-прежнему можно стать на тех же условиях, но открыть свой адвокатский кабинет или осуществлять самостоятельную деятельность в форме адвокатского бюро без обязательного пятилетнего стажа адвокатом уже не получится, даже если ты специа­лист с мировым именем и доктор юридических наук.

— Это шлагбаум на пути к профессии,— полагают некоторые юристы.

С этим, однако, не согласился адвокат филиала 59 Краснодарской краевой коллегии адвокатов Адвокатской палаты Краснодарского края Сергей­ Барабанщиков.

— Основная цель нововведения — оказывать гражданам квалифицированную юридическую помощь. В случае, если ошибку допустил представитель коммерческой организации, максимум, что могут сделать его работодатели,— уволить. Если же это оплошность адвоката, в силу могут вступить дисциплинарные взыскания, Адвокатская палата может принять еще ряд мер в его отношении,— уточнил господин Барабанщиков. — В целом же считаю, что изменение пойдет только на пользу отрасли.

— Мы вовсе не против получения статуса адвокатов, мы лишь против тех критериев, которые планируют установить отечественные законотворцы. Если действовать по предложенной схеме, то, скорее всего, это будет равносильно запрету на профессию. Да, нужно сужать круг специалистов, которые занимаются юриспруденцией, там не должно быть случайных людей. Но в то же время не нужно принимать поспешных решений, которые негативно могут ­отразиться на отрасли,— уверен Заурбек Ахметов, партнер, исполнительный директор Национальной юридической компании «Митра».

Вопросы по изменениям в законодательстве Российской Федерации озвучил и модератор мероприятия — Денис Приймак, кандидат юридических наук, директор автономной некоммерческой ор­ганизации «Центр общественных про­цедур „Бизнес против коррупции“» в ­Краснодарском крае», управляющий парт­нер правового холдинга ИlexGROUP.

В частности, он сообщил, что не понимает, из чего складывается ценообразование внутри региональных Адвокатских палат, например на каком основании стать адвокатом в Краснодарском крае дороже, чем в Адыгее.

— Но признаюсь, для меня сегодня прояснилось много интересного в законодательных инициативах,— отметил господин Приймак. — Наш закрытый клуб стал эффектной и с практической, и с теоретической точки зрения площадкой для дискуссии, позволившей узнать мнения и сотрудников юридических компаний, и представителя органов местного самоуправления, и члена Адвокатской палаты Краснодарского края. Обмен опытом, практические советы, обсуждение некоторых неоднозначных новелл — могу с уверенностью сказать, что сегодня состоялся конструктивный профессиональный диалог.

Комментарии

Рекомендуем

обсуждение

Профиль пользователя