Коротко


Подробно

Фото: ТАТАГРОПРОМБАНК

У банков все не слава Богу

В Казани остановил работу Центр исламского банкинга

Банковский кризис в Татарстане поставил под удар пилотный проект дорожной карты Банка России по развитию исламских финансов — Центр партнерского банкинга (ЦПБ). Вчера он был вынужден остановить свою работу из-за отзыва лицензии у Татагропромбанка, филиалом которого являлся. Проект был тесно связан с Татфондбанком. Власти Татарстана выражали надежду, что внедрение исламского финансирования в регионе «будет шагом, который позволит найти новые финансовые рынки». Наблюдатели и эксперты не исключают, что «исламский банкинг будут пытаться спасти» и к проекту привлекут другой банк.


Центр партнерского банкинга остановил работу. Он являлся филиалом Татагропромбанка, у которого Банк России вчера отозвал лицензию. В сообщении Центробанка сказано, что такое решение принято «в связи с полной утратой ООО „Татагропромбанк“ капитала».

Татагропромбанк контролировался депутатом Госсовета Татарстана Робертом Мусиным, совладельцем и бывшим главой правления Татфондбанка (в настоящий момент арестован по подозрению в крупном мошенничестве). Именно связь с Татфондбанком и стала причиной ухудшения финансового состояния организации. Еще в декабре прошлого года Татагропромбанк и его филиалы ограничивали выдачу наличных, не могли обслуживать пластиковые карты. В феврале заявлялось, что Татагропромбанк прекратил проводить платежи. В ЦБ считают, что банк проводил «операции, направленные на финансирование кредитных организаций, входящих в неформальную банковскую группу, возглавляемую ПАО „Татфондбанк“». Это привело к тому, что после отзыва лицензий у Татфондбанка и Интехбанка капитал Татагропромбанка «приобрел отрицательное значение порядка 0,6 млрд руб.». Также кредитная организация не соблюдала требования законодательства о противодействии легализации доходов. Объем вкладов в банке составлял 1,87 млрд руб. 1,85 млрд руб. покрыты ответственностью Агентства страхования вкладов.

Центр партнерского банкинга начал работать при Татагропромбанке чуть более года назад, в марте 2016 года. Он представляет собой пилотный проект в рамках дорожной карты Банка России по развитию в стране исламских финансов. ЦПБ был создан в сотрудничестве с Татфондбанком, а также, как сказано на сайте центра, «при содействии» ЦБ, Национального банка Татарстана, Духовного управления мусульман республики, Исламского банка развития из Саудовской Аравии. На открытии центра присутствовал президент Татарстана Рустам Минниханов, который заявил, что внедрение исламского финансирования в регионе «будет шагом, который позволит найти новые финансовые рынки». «Создание и развитие Центра партнерского банкинга позволит повысить объем инвестирования в проекты на территории Российской Федерации, в частности, в Республике Татарстан»,— говорил „Ъ“ зампред правления Татфондбанка Рамиль Насыров, отмечая, что страны-участницы Организации исламского сотрудничества готовы инвестировать в первую очередь «в проекты, реализуемые на принципах партнерского банкинга».

ЦПБ позиционировался как первая в России организация, предоставляющая финансовые услуги по нормам шариата. Их главная особенность — отказ от ссудного процента, осуществления высокорисковых операций и сделок с неопределенностью (для получения дохода финансовый институт должен быть долевым участником проекта, разделяя риски и премии финансируемого предприятия), запрет на инвестиции в сферы, противоречащие канонам ислама: производство алкоголя, табака, свиноводство, игорный бизнес. Согласно сайту ЦПБ, помимо привычных банковских услуг центр предлагал рассрочку на автомобили, жилье, паломнические туры в хадж и умра. В июне ЦПБ сообщал, что выпустил более 1 тыс. пластиковых карт, которые намеревался распространить до конца года среди жителей Татарстана и других регионов. Указывалось, что карты для мусульман предоставляли все сервисы платежной системы Visa, но не предполагали выдачу процентов.

Сможет ли возобновить свою работу Центр партнерского банкинга в дальнейшем, остается неясным. В Татагропромбанке отказались от официальных комментариев в связи с тем, что в организации начала работать временная администрация. Один из собеседников „Ъ“, близкий к руководству Татагропромбанка, сказал: «Мы будем искать новых инвесторов и партнеров среди банков, чтобы сохранить центр». Председатель совета Банковской ассоциации Татарстана Людмила Китайцева сказала, что, возможно, «какой-то другой банк определят»: «Все равно наш регион — пилотный проект для партнерского банкинга». По ее словам, банк не занимал большую нишу, но он был «опорным пунктом для работы с исламскими финансами». По словам владельца ООО «Торговый дом „Партнерский“» (работало совместно с ЦПБ и выдавало клиентам центра займы по принципу «товар в рассрочку») Искандера Исхакова, по законам шариата в Казани продолжает работать финансовый дом «Амаль».

Впрочем, некоторые аналитики не склонны считать, что у исламского банкинга большие перспективы в России. «Как правило, исламские финансы получают возможность для активного развития лишь при недоступности на рынке классических банковских услуг или превалирующей доли мусульман»,— говорит финансовый аналитик группы компаний «Финам» Тимур Нигматуллин. По его оценке, «даже с учетом большой плотности исповедующего ислам населения в Татарстане и Поволжье доля потенциальных потребителей такого рода услуг не превышает 5%». Впрочем, он не исключает, что сотрудничеством с ЦПБ «может заинтересоваться кто-то из региональных игроков». С этим отчасти соглашается аналитик «Алор Брокер» Алексей Антонов. С одной стороны, он напоминает, что продвижение ЦПБ занимались руководители Татфондбанка, а их «репутация серьезно испорчена и, можно предполагать, что какое-то время исламский банкинг будет оживлять просто некому». С другой стороны, говорит господин Антонов, «исламский банкинг будут пытаться спасти с целью не портить отношения с исламскими коллегами из дальнего зарубежья»: «Речь все-таки идет об имидже на мировой арене и о крупных инвестициях в республику».

Как полагает Алексей Антонов, для ЦПБ будут искать «новый „чистый“ банк», отмечая, что «сильным остается „Ак барс“». Вместе с тем в банке «Ак барс» „Ъ“ заявили, что организация «самостоятельно работает в направлении партнерского банкинга без привлечения ресурсов других банков». Генеральный директор «Мани Фанни» Александр Шустов полагает, что на финансирование ЦПБ необходимо будет вкладывать по $20-30 млн в течение 3-5 лет. «Думаю, что желания Татарстана в ближайшие несколько месяцев будут заключаться не в том, чтобы развить сеть исламского банкинга или привлечь иностранные инвестиции в этот сектор, а в том, чтобы просто сохранить целостность своей банковской системы, чтобы справиться с усиливающимся надзором со стороны ЦБ РФ»,— сказал он. Господин Шустов напомнил, что Центробанк уже заменил главу Нацбанка республики и «теперь, наверное, будет проверять банки намного жестче».

Кирилл Антонов


Коммерсантъ (Казань) от 06.04.2017
Комментировать

Наглядно

в регионе

обсуждение