Коротко

Новости

Подробно

Фото: Александр Миридонов / Коммерсантъ   |  купить фото

России и Китаю предложили руку, спину и бок

Эксперты разошлись в оценке перспектив военного союза

Коммерсантъ (Хабаровск) от

Нужно ли копать канал для доставки воды из Байкала в Китай и стоит ли формировать военный альянс Москвы и Пекина — об этом ведущие российские и китайские эксперты говорили на открывшейся в Москве двухдневной конференции «Валдайского клуба» «Россия и Китай перед вызовами глобальных изменений». По итогам первого дня выяснилось, что антизападные идеи российских участников не нашли массовой поддержки среди китайских гостей, призывавших к прагматизму и рациональным отношениям с США.


Последние 15 лет состав участников конференций по российско-китайским отношениям — подобных той, что была организована Валдайским клубом,— меняется мало. Это оказывает двойственное влияние на содержание дискуссий. С одной стороны, все гости уже успели выучить аргументы друг друга, с другой — давнее знакомство располагает к откровенности.

Российские участники на пленарном заседании активно продвигали идею объединения РФ и Китая в противостоянии однополярному миру. Декан факультета мировой экономики и мировой политики НИУ ВШЭ Сергей Караганов отметил в качестве ключевых факторов современности «деглобализацию» и «предвоенную ситуацию», в которой оказался мир в результате действий США. И похвалил внешнюю политику России, которая, по словам эксперта, «возродилась как держава-победительница».

Его поддержал китайский коллега, главный научный сотрудник Центра по изучению мировых проблем агентства «Синьхуа» Шэн Шилян. «Сущность американского империализма не может измениться»,— процитировал эксперт Мао Цзэдуна. Для российско-китайских отношений он выдвинул стратегию из трех пунктов: «спина к спине» против внешних вызовов, «бок о бок против трампизма» и «рука об руку» в экономическом сотрудничестве. «Трампизмом» господин Шэн назвал стремление президента США Дональда Трампа сблизиться с Россией и надавить на Китай, которое тот выражал в ходе предвыборной кампании. Шэн Шилян для диверсификации экономических отношений между РФ и КНР предложил прокопать канал из Байкала в Китай, который «помог бы справиться с дефицитом пресной воды». Сергей Караганов назвал идею «ужасной» и сообщил, что российскую воду китайцы получат только «в хрустальных графинах по заоблачным ценам».

Большинство китайских гостей были настроены против конфронтации с Вашингтоном. Профессор Фуданьского университета Фэн Юйцзюнь отметил, что она не отвечает интересам ни США, ни Китая, ни России. «Это устаревшая геополитика, сейчас мир занят другими проблемами: как сохранить глобализацию, что делать с изменениями климата,— заметил он.— В 2017 году даже экономическое сотрудничество не может быть двусторонним и направленным против третьей стороны, сейчас ключевая вещь — всемирные цепочки добавленной стоимости».

Что же касается российско-китайских отношений, то эксперты называли в числе их ключевых проблем упавший в 2014 году на 30% товарооборот. Обсуждение перспектив формирования российско-китайского военного альянса вызвало разногласия. Многие российские участники выступили в поддержку этой идеи, но Шэн Шилян решительно прервал эти рассуждения. «Между нами было уже три союза,— напомнил он.— Мы были женаты три раза, и три раза развелись. Совесть надо иметь!» На это директор Центра исследований России Восточно-Китайского педагогического университета Фэн Шаолэй ответил, что «после 60 лет в организме человека начинаются химические процессы, которые позволяют снова испытывать любовь», а значит, у Китая и России есть перспективы.

Не сошлись эксперты и в характеристиках китайской инфраструктурной инициативы «Один пояс, один путь», подразумевающей усиление регионального экономического партнерства. Бывший генсек ШОС Дмитрий Мезенцев назвал инициативу «приглашением к совместной работе всех заинтересованных стран», выступавшая по видеосвязи глава международного комитета китайского парламента Фу Ин — «проектом, соответствующим интересам КНР», а директор Института Дальнего Востока РАН Сергей Лузянин — «неформальной альтернативой традиционным форматам встреч G20». В кулуарах один китайский участник сообщил „Ъ“, что эта ситуация нормальна: содержание инициативы, несмотря на ее запуск еще в 2013 году, до сих пор мало кто понимает даже в Китае.

Михаил Коростиков


Комментарии

обсуждение

Профиль пользователя