Коротко


Подробно

5

Фото: Barut Hotels

Закройщик из Сиде

Как строилась первая гостиничная сеть в турецкой провинции

"Стиль Анталья". Приложение от , стр. 12

Любовь Неверовская


В документальном фильме, снятом об Али Баруте турецким телевидением, главного героя называют "человеком, который вернул в Сиде жизнь".

Может, несколько высокопарно — но 85-летний основатель сети отелей Barut и вправду тот, с кого ведет отсчет история туристической Антальи. Именно он в 1971 году построил первый отель-ресорт, то есть гостиницу в курортном месте, на Средиземноморском побережье Турции, в те времена, когда здесь и знать не знали, что такое "туристическая индустрия". В стране вообще не существовало туризма как такового: до экономических реформ Тургута Озала и принятия государственной программы, направленной на развитие отрасли, оставался добрый десяток лет. Античными руинами Сиде изредка интересовались хиппи да пожилые любители археологии — он был историей, но не курортом.

Али Барут родился в Сиде, в семье переселенцев с Крита — очередной греко-турецкий конфликт вынудил мусульман покинуть остров: восстания в конце XIX века на окраинах разрушавшейся Османской империи вспыхивали одно за другим. Империя выделила беженцам участки земли в Сиде, мертвом городе, который последние жители покинули более 800 лет назад. С Крита дед Али Барута взял с собой оливковые косточки, чтобы посадить на новом месте оливы,— участки переселенцам выделяли для земледелия. Впрочем, не оливки со временем принесут семье счастье.

Али Барут

Фото: Barut Hotels

На корабле, по пути к Анталье, у одного из молодых людей сломались часы. Дед Али вызвался их починить. Часы пошли, а молодой человек влюбился в дочь мастера — так, согласно романтической семейной легенде Барутов, мать и отец Али встретили друг друга, чтобы стать одной из четырех десятков критских семей, поселившихся в забытом всеми Сиде.

На семейном участке больше чем через полвека Али Барут и построил свой первый отель. Поначалу, правда, Али решил сделать карьеру портного в Анталье, и дело шло вполне успешно. Он быстро оброс клиентами и даже открыл небольшой собственный магазин. А спустя некоторое время заинтересовался строительством — город начинал расти, и Барут занялся, как бы мы сейчас сказали, девелоперскими проектами: в Анталье до сих пор стоят несколько построенных им жилых домов. Через несколько лет, заработав небольшой капитал, Али Барут вернулся в Сиде и вложил все деньги в строительство Athena — "Афины", отеля на 36 номеров.

Barut Lara

Фото: Barut Hotels

"Дорога к отелю шла прямо по пляжу, и, как только начинался сильный шторм, ее сразу же размывало. Воду брали в колодцах, телефонной связи не было — только коммутатор, сезон длился всего три месяца, но люди приезжали к нам постоянно, свободных номеров не было никогда,— вспоминает сын Али Ахмет Барут, чье детство прошло в "Афине".— Туроператоров тогда в принципе не существовало, рекламы тоже, гости просто рассказывали о нас своим друзьям и знакомым". "Сарафанное радио" во все времена работало лучше любого маркетинга: уже через два года отель пришлось расширять — номеров на всех желающих не хватало. К "Афине" пристроили еще один корпус.

Место приобрело славу фешенебельного курорта, правда, название пришлось сменить — кипрский конфликт 1974 года в Сиде отозвался погромами всего, что намекало бы на Грецию. "Афину" переименовали в "Дженнет" (Cennet), что в переводе с турецкого означает ни много ни мало "рай".

Barut Lara

Фото: Barut Hotels

Отель, в котором было уже 110 номеров, полюбили сотрудники иностранных дипломатических миссий, кинозвезды и высокопоставленные чиновники, среди которых был будущий восьмой президент Турции Тургут Озал — он-то и построил потом дороги не только в Сиде, но и на всем побережье Антальи. И популярность "Афины"-"Дженнет" Али Барута в немалой степени этому прорыву поспособствовала.

"Когда мы начинали, это был еще не настоящий бизнес. Туристический взрыв случился в 1980-х, после принятия целевой программы развития туризма. Тогда и началось серьезное развитие. Но мы были первыми",— говорит Ахмет Барут. Он и его братья Хайдар и Левент сегодня управляют сетью Barut Hotels. Дети Али Барута выросли в отеле и гостиничный бизнес осваивали, работая посыльными, служащими на ресепшен и официантами в ресторане. "Афина" определила будущее сыновей Барута. "Мы ничего больше и не видели, а если серьезно — мы полюбили этот бизнес. У нас было желание им заниматься и была любовь к делу, которые привил нам отец, перед глазами всегда был его пример",— говорит Ахмет Барут.

Barut Acanthus Cennet

Фото: Barut Hotels

Сегодня семейный бизнес насчитывает 12 отелей — в Анталье, Сиде, Кемере и Фетхие. С Ахметом Барутом мы встречаемся в Анталье, в Barut Lara, открытом в 2005 году. Сезон еще не начался, но в Lara приезжают круглый год. Лежаки около бассейнов заняты загорающими — мартовское турецкое солнце к этому занятию уже вполне располагает. Бегуны осваивают полуторакилометровый маршрут вдоль всей территории отеля, компания аккуратных немецких старушек оккупировала в спа гидромассажный бассейн с теплой морской водой — говорят, помогает от болей в суставах. Подрастающее поколение больше интересуется домом, где с комфортом живут 40 местных кошек, и соседним строением, которое принадлежит палевым лабрадорам, Мискету и Маскоту.

"Гостиничный бизнес в Анталье начал развиваться не только потому, что был спрос. Предприниматели, такие же, как и мы, инвестировали, рисковали и создавали этот спрос. И если бы не было качественного предложения, не было бы ни спроса, ни последовавшего за ним развития региона. С 1980-х туристический сектор рос очень быстро, но у нас никогда не было цели открыть побольше отелей. Главное правило, которое мы переняли от отца: не уступать в уровне сервиса, не снижать планку",— говорит Ахмет.

Чтобы задать привычные сегодня стандарты качества, Али Баруту в свое время пришлось их самому создавать — обучать персонал, придумывать сферу услуг (так, Cennet Hotel первым в Анталье предложил клиентам занятия виндсерфингом и другие водные развлечения) и выстраивать отношения с гостями.

Из путешествия в Тибет, случившегося более 30 лет назад, Али привез приверженность буддизму, привычку к ежедневным занятиям йогой и убежденность в том, что самое важное между людьми — "любовь и доброта". Али Барут говорит, что этот принцип был и остается для него главным, как в работе, так и в жизни.

В появившемся два года назад Acanthus Cennet Hotel об "Афине", на месте которой был построен современный "рай", помнит не только антикварный буфет. Первые постояльцы отельера, "который вернул в Сиде жизнь", продолжают приезжать сюда из года в год — вот уже 46 лет.

Комментарии
Профиль пользователя