Коротко


Подробно

3

Фото: Юрий Мартьянов / Коммерсантъ   |  купить фото

"Рейтинговые агентства должны влиять на рынок, даже если кто-то будет разочарован"

Глава "Эксперт РА" Сергей Тищенко о новых нормах, акционерах и конкурентах

В январе закончился переходный период введения в России норм принятого в 2014 году закона "О деятельности кредитных рейтинговых агентств". Он установил приоритет национальной рейтинговой шкалы и определил жесткие требования к самим агентствам. Те, кто смог соответствовать, попали в реестр аккредитованных ЦБ. Гендиректор старейшего из них "Эксперт РА" СЕРГЕЙ ТИЩЕНКО рассказал "Ъ", как изменилась работа компании в новых условиях и с новыми владельцами.


— Состав акционеров "Эксперт РА" до сих пор полностью не раскрывался. Вы можете прояснить ситуацию?

— В 2016 году была проведена допэмиссия, в начале 2017 года — сформирован новый состав совета директоров. Крупнейшим акционером "Эксперт РА" является "ВЕЛ Инвест", принадлежащий двум частным инвесторам — Олегу Мухамедшину и Игорю Макарову (оба в составе совета директоров). У них 30% акций. Олега Мухамедшина и Игоря Макарова я знаю лично, поэтому понимаю их стремление участвовать в капитале. Они выступают как независимые инвесторы, которые вложили свои средства и рассчитывают на то, что проект будет коммерчески успешным.

За Дмитрием Гришанковым (президент "Эксперт РА", сооснователь агентства.— "Ъ") осталось 26%. Остальные акционеры имеют одинаковые пакеты — по 9,9%. Это подконтрольный "Ингосстраху" "Аквамарин", "Аркада", которая действует в интересах Олега Дерипаски, "Россиум" и "Открытие Холдинг".

— Но еще есть доля у банка "Пересвет"...

— Да, "Пересвету" принадлежит 4,2%. Сейчас возникла пауза в решении вопроса о нахождении банка в составе акционеров "Эксперт РА". Мы пока не знаем, что будет с пакетом. Если банк будет существовать, то, возможно, останется нашим акционером.

— Другой сценарий рассматривается? Проявляют ли интерес к пакету "Пересвета" сторонние инвесторы?

— Да, к нам обращались и интересовались судьбой этого пакета.

— Кто именно?

— Достаточно серьезные финансовые группы, в которые входят и банки, и промышленные активы.

— Среди них есть группа БИН? Они не вошли в состав ваших акционеров, хотя собирались. Кстати, почему?

— На этапе допэмиссии со стороны потенциальных инвесторов был проявлен большой интерес. К сожалению, мы не смогли удовлетворить весь спрос.

— Вы говорите о господах Мухамедшине и Макарове как о независимых инвесторах, но первый — директор по развитию "Русала", а второй — заместитель гендиректора "Базэла" Олега Дерипаски...

— Да, совершенно верно. Но в данном случае они выступают как самостоятельные частные инвесторы. Всех их интересует прибыль, которую потенциально может генерировать проект в рейтинговом бизнесе. Если бы у меня было достаточно средств, я бы тоже в нем постарался поучаствовать.

— Но с точки зрения рынка такая структура акционерного капитала может расцениваться как зависимость от структур Олега Дерипаски, который сам интереса к агентству до сих пор не объяснил.

— Повторю: все частные инвесторы рассматривают это как собственные инвестиции в прибыльный актив.

— Вы считаете российский рейтинговый бизнес перспективным?

— Да, безусловно. У нас рынок на уровне национальной шкалы только развивается. На Западе рейтинговые агентства прежде всего призваны защищать интересы инвесторов. В России пока инвесторы смотрят, например, на показатели нормативов, чтобы понять, что собой представляет финансовое состояние банка. Рынок капитала, рынок облигаций в нашей стране тоже на начальном этапе развития. Если он будет развиваться, то рейтинговые оценки будут совершенно необходимы, без них не обойтись. Поэтому я уверен, что доходы агентств будут расти, как и их капитализация. Это очень перспективная инвестиция. Интереснейший рынок, потенциал колоссальный.

— Но инвесторы, которые покупали ваши акции, рисковали, поскольку тогда вопрос аккредитации стоял очень остро.

— Да. Но это было накануне принятия закона. Уже было ясно, что он выйдет именно в таком виде, будут четкие правила и иностранцы не получат приоритета, что на этом рынке можно работать. Ну а определенный риск в предпринимательской деятельности существует всегда. Не будешь рисковать — не будет прибыли.

— В то же время часть ваших методологий до сих пор находится на согласовании в ЦБ. Значит, риски сохраняются?

— На этапе аккредитации мы заявили все свои 15 методологий, которые используем в текущей работе. ЦБ очень плотно занимался их проработкой. Мы подробно объясняли, что собой представляет математическая часть, что собой представляют экспертные оценки. Все это рассматривалось буквально под лупой. Сотрудники ЦБ, насколько я понимаю, по нашим методикам сами прошли все этапы выставления рейтинга в тестовом режиме.

Одновременно с нами документы на аккредитацию подало еще несколько агентств. И по закону регулятор должен был принять решение через полгода. Этот срок уже подходил к концу, досконально проработать все наши методологии плюс методологии других за столь ограниченное время нереально.

Поэтому ЦБ аккредитовал "Эксперт РА" сначала только с банковской методологией. Позиция была такая: "Да, мы аккредитовываем агентство, мы подтверждаем банковскую методологию, по остальным методологиям нужно еще поработать с учетом замечаний". Мы продолжаем работать с регулятором, согласование должно быть проведено до июля. По региональной методологии, методологии по страховым компаниям, по нефинансовым компаниям мы близки к завершению.

— Замминистра финансов Алексей Моисеев недавно говорил, что "Эксперт РА" аккредитовали авансом. Как вы к этому заявлению относитесь?

— Я с этим не согласен. Да, наши рейтинги до сих пор не используются в некоторых нормативных документах. Включение агентства в реестр ЦБ и одобрение нашей банковской методологии формально позволяют использовать рейтинги в работе Минфина. И это уже их внутреннее решение — использовать или не использовать наши рейтинги, но как минимум в части рейтингов банков я не вижу никаких препятствий. Агентству в этом году будет 20 лет, мы накопили значительную статистику дефолтов, которая позволяет сравнивать наши результаты с результатами работы агентств "большой тройки". Это не дает нам оснований говорить о некорректности и уж тем более о неприменимости наших методологий. Кроме того, в России есть конкурентный рынок рейтинговых услуг, поскольку аккредитовано уже два агентства.

— Недавно вы обнародовали планы по изменению рейтинговой шкалы. Почему? Тоже с подачи регулятора?

— Еще до начала аккредитации наши акционеры решили сделать комплексный экспресс-анализ бизнеса агентства. Мы пригласили KPMG. Акционерам нужно было понимать, что они купили, во что ввязались, действительно ли "Эксперт РА" является рейтинговым агентством с общепринятой точки зрения. Необходимо было удостовериться, что методологии соответствуют мировым практикам, что они строго применяются для выставления рейтингов.

KPMG подготовила отчеты, сделала ряд замечаний — в частности о том, что у нас недостаточно детально ведется оценка себестоимости рейтинговых процедур. Чтобы мы могли адекватно оценивать уровень затрат и соответственно ему формировать ценообразование. Мы сейчас выполняем эти рекомендации. Например, усовершенствовали IT-платформу в части процедур учета трудозатрат рейтинговых аналитиков. Первые результаты этих изменений мы увидим в конце марта и сможем оценить рентабельность по каждому направлению — страховому, нефинансовому, банковскому — в любой степени детализации.

Возвращаясь к теме изменения шкалы — эту идею в рамках экспресс-анализа нам также подсказали консультанты KPMG. Они обратили наше внимание на то, что в области высоких рейтингов имеет смысл сделать шкалу более дробной. Мы пришли к выводу, что они правы. В результате шкала будет иметь 19 градаций. Свои предложения мы представили ЦБ и, надеюсь, согласуем их в ближайшее время.

— У АКРА тоже 19 градаций. Отпадет повод поговорить о том, что "Эксперт РА" дает рейтинг на шесть ступеней выше, чем АКРА?

— По крайней мере простор для спекуляций на эту тему значительно сузится. Любая методика предполагает оценку рейтингового числа, а затем дает оценку вероятности дефолта. Мы можем сравнивать свои результаты рейтингования со статистикой дефолтов, например, S&P. Это сравнение подтверждает высокое качество наших методологий. АКРА пока не обладает подобными данными, поэтому любое сравнение методологий, наших и АКРА, может быть лишь теоретическим. Нужно, чтобы прошло еще несколько лет, чтобы АКРА наработала достаточную статистику.

— Почему изменение количества градаций окажется чувствительным для рынка?

— Для некоторых клиентов это пройдет почти безболезненно, никаких изменений не будет, но у кого-то может вызвать некоторое разочарование. Например, имеющие рейтинг А++ (высший уровень) могут оказаться на уровне рейтинга А++ (третий уровень), чего они принять психологически не готовы, поскольку привыкли считать, что имеют высший рейтинг. Изменение шкалы — это результат изменения методологии. Мы вынуждены ее совершенствовать, чтобы быть конкурентоспособными на этом рынке.

— Как будет проходить процесс присвоения рейтингов по новой шкале тем вашим клиентам, у которых уже есть действующие рейтинги по старой?

— Мы проведем оценку, проведем рейтинговые процедуры по новой методологии. Все заново. И будем взаимодействовать с клиентами, информировать их. В конечном итоге либо они останутся с нами, либо нам придется, увы, столкнуться с потерей клиента. Но рейтинги по новой шкале все равно будут опубликованы. ЦБ трактует рейтинги как публичные действия. Все остальное может быть экспресс-оценкой, но не рейтингом. И это абсолютно правильно. Рейтинговые агентства, их оценки должны влиять на рынок. Даже если кто-то из клиентов будет разочарован.

— Кое-кто, говорят, уже заранее расстроен... На вас не пробовали давить, "договариваться", жаловаться регулятору в связи с возможным изменением уровня рейтинга?

— Нет, к счастью. Вообще в 2016 году несколько раз со мной пытались заводить разговоры о том, чтобы повлиять на аналитиков. Но, поскольку последовал категорический отказ, эти разговоры быстро прекратились.

То, о чем вы говорите, это самая главная опасность для рейтингового агентства. Акционеры требуют от нас независимых суждений. И вот эта внутренняя атмосфера внутри агентства, даже не столько контроль регулятора, а именно она, формирует нашу позицию. Продающее подразделение и аналитическое друг с другом не связаны. Методологическое подразделение также существует отдельно. Оно в подчинении президента "Эксперт РА" Дмитрия Гришанкова. Я как гендиректор не имею права присутствовать на рейтинговых комитетах, потому что я отвечаю за бизнесовую часть процесса. Аналитическими подразделениями заведует Марина Чекурова. Она имеет право голоса на комитете, а я — нет. Принятие решений происходит в соответствии со строгим регламентом. Ведется аудиозапись всех заседаний комитета, поэтому в протоколе невозможно что-то фальсифицировать. Все эти записи хранятся долгие годы, и регулятор может запросить их в любой момент. Записи велись в "Эксперт РА" всегда, задолго до появления 222-ФЗ. Если возникает необходимость, мы смотрим, как формировались позиция, решение. За этим следит служба внутреннего контроля, которая подотчетна только совету директоров.

— У вас более 600 рейтингов. Вам придется проводить по всем из них процедуры заново. Это же очень большая нагрузка. Ведь есть еще и новые клиенты. Вы не будете расширять штат?

— Да, нагрузка высокая. Рейтингов действительно много, а аналитиков всего 44 человека. Но по-прежнему остро стоит вопрос расходов. 2016 год мы закрыли с убытками, и вряд ли наши акционеры будут довольны, если мы продолжим их генерировать. Тем не менее людей мы все равно продолжаем искать и приглашать, иначе справиться с таким объемом работы было бы нереально. Мы расширили методологическое подразделение, наняли специалиста по валидации.

— В этом бизнесе в целом есть проблема с кадрами? Где вы людей ищете?

— Проблема существует. Приходят к нам в основном из аудиторских компаний "большой четверки" и из рисковых подразделений банков. Это хорошие специалисты, но работа в рейтинговом агентстве требует специфических навыков. Приходится обучать, взращивать. Зато это обычно люди очень стабильные, они работают потом в агентстве долгие годы. Многие оставались в "Эксперт РА" даже в период серьезного акционерного конфликта 2014-2015 годов. Благодаря им агентство сохранилось, работает, расширяет клиентскую базу.

— Такая же история и у остальных. Переманиваете друг у друга подготовленные кадры?

— Как ни странно, отток персонала происходит не в конкурирующие структуры. Уходят в основном в подразделения ЦБ. Вот это на самом деле проблема. (Смеется.) За три года у нас в ЦБ ушли десять человек. Правда, иногда возвращаются. Вот недавно в службу продаж оттуда вернулась наша сотрудница. Но это редкость. Конкурировать с госслужбой коммерческой компании сейчас трудно.

— А с другими рейтинговыми агентствами? По рынку ходят слухи, что "Эксперт РА" демпингует. Есть такое?

— Я с этим, конечно, не согласен. Наши цены были сформированы исходя из себестоимости. Лучшим доказательством будет положительный результат в этом году. Одна из возможных причин таких разговоров — отсутствие у нас пакетных услуг. То есть мы не привязываем рейтинги эмитента к рейтингам выпусков, например. Из-за этого может быть существенная разница в цене.

Минимальная стоимость рейтинга в "Эксперт РА" — 750 тыс. руб. за рейтинги регионов. Для крупнейших банков из топ-50 цена рейтинга в среднем 3-3,5 млн руб. в зависимости от величины активов. Если говорить о выпусках облигаций, там все зависит от объема выпуска. Цены могут доходить до 5-6 млн руб. Уверен, что о демпинге тут говорить не приходится. Мы не можем себе позволить работать в убыток. В минувшем декабре мы в четыре раза подняли цены.

— Собираетесь их еще повышать в ближайшее время?

— Нет, пока нет. В ближайшее время посмотрим финансовые результаты за первый квартал. И у меня есть основание считать, что мы план выполним. Значит, идем в рамках бюджета и можем себе позволить остаться в текущих ценах и текущих расходах. Расходы до окончания первого квартала мы заморозили — на PR, на IT, на ряд проектов. Посмотрим, каков будет результат.

— Каковы финансовые прогнозы на 2017 год? Намерены выйти в прибыль?

— Должны выйти на окупаемость. В принципе улучшение финансового состояния началось уже в четвертом квартале 2016 года. Поэтому я надеюсь, что мы в этом тренде пойдем и дальше. Думаю, по первому кварталу мы будем близки к нулю. По итогам года планируем или также выйти в ноль или с небольшим плюсом. Такая задача поставлена акционерами.

— Собираетесь ли вы увеличивать заработок, оказывая дополнительные услуги?

— Да. Недавно направили в ЦБ письмо об этом. Хотим согласовать ряд дополнительных услуг, не относящихся к кредитным рейтингам,— это отдельные виды сопутствующей деятельности, такие как "рейтинги качества", к примеру.

— Как бы вы еще хотели расширить деятельность агентства?

— Например, мы хотели бы делать более глубокую экспертизу по макроэкономике. Проводить семинары по отраслевым направлениям. Но все это требует дополнительных ресурсов внутри компании. Я уже говорил: нагрузка на наших специалистов и так очень высока. Поэтому это в большей степени вопрос будущего.

— Вы возглавили "Эксперт РА" лишь немногим более года назад, до этого работали в страховании и банковском секторе. Здесь проще или сложнее?

— Работа в рейтинговом агентстве значительно более комфортная, чем в банке и даже в страховой компании. Если ты страховщик, то внезапные убытки могут вывести тебя из равновесия. С другой стороны, работа в страховой компании научила меня тому, что страхование по определению не может быть без убытков. Поэтому хорошие страховщики относятся к урегулированию или убыткам как к поводу для пиара — можно показать, что страховая компания работает не зря, она выполняет свои обязательства.

Что касается работы в банке, то это сплошная нервотрепка, очень рискованная деятельность. 2014 год, проблемы в экономике, санкции — все это было переложено на реальный сектор. Соответственно, реальный сектор тут же перестал платить по долгам, и в конце концов все они оказались на банковском балансе. Регулятор называет такой результат рискованной политикой кредитования, приведшей к ухудшению активов. Но если бы было возможно вернуться на год назад, эти активы были бы хорошими. Они стали плохими, потому что клиент в силу сложившейся ситуации в экономике не только не смог возвратить сумму основного долга, но даже уплачивать проценты. А положение 254-П говорит: "У клиента просрочка пять дней — изменяем группу риска, тридцать дней — изменяем группу риска и т. д.". Это очень тяжело.

Поэтому я могу сказать однозначно: работа в рейтинговом агентстве требует особой ответственности, особого подхода, но она более комфортная с психологической точки зрения.

Интервью взяла Мария Сарычева


Рейтинговое агентство "Эксперт РА" (RAEX)

Company profile

Основано в 1997 году на базе журнала "Эксперт", созданного выходцами из "Ъ" Андреем Шмаровым, Олегом Ходенковым и Дмитрием Гришанковым (возглавил агентство в 1999 году). В сентябре 2010 года агентство было аккредитовано при Минфине. В 2014 году начался конфликт между акционерами холдинга "Эксперт", закончившийся размежеванием агентства и медиаструктур холдинга, возглавляемых Валерием Фадеевым. В декабре 2015 года долю медиахолдинга в рейтинговом агентстве (24,5%) выкупил владелец UC Rusal Олег Дерипаска. На тот момент 49,5% акций агентства владели структуры ВЭБа, еще 26% принадлежали Дмитрию Гришанкову. В феврале 2016 года гендиректором агентства стал Сергей Тищенко, Дмитрий Гришанков занял пост президента. В июле 2016 завершилась допэмиссия акций агентства, в результате чего изменился состав акционеров компании. В феврале 2017 года совет директоров в качестве независимого директора возглавил президент Всероссийского союза страховщиков Игорь Юргенс. В декабре 2016 года "Эксперт РА" вошло в реестр аккредитованных ЦБ рейтинговых агентств, рейтинги которых могут применяться в целях регулирования. На текущий момент у "Эксперт РА" более 600 действующих рейтингов.

Тищенко Сергей Иванович

Личное дело

Родился 22 октября 1959 года в подмосковном Калининграде (сейчас город Королев). В 1981 году окончил Военный инженерный институт им. А. Ф. Можайского, в 1995 году — Высшую школу экономики. Кандидат технических наук, магистр экономики. В 1992-1998 годах работал в АКБ "Межкомбанк" в разных должностях, завершил карьеру в должности старшего вице-президента. В 1998-1999 годах руководил департаментом клиентского обслуживания Мосбизнесбанка. В 1999 году занимал должность первого заместителя председателя правления Мосэксимбанка. С 1999 по 2010 год работал в структурах Банка Москвы — РНКБ (в должности президента), Московской страховой компании (МСК), "Стандарт-резерве" и СГ МСК. В 2011 году занимал должность гендиректора СК "Ингосстрах-Жизнь". С 2012 году назначен председателем правления банка "Союз", вернувшегося под контроль группы "Базовый элемент". С февраля 2016 года — гендиректор рейтингового агентства "Эксперт РА".

Материалы по теме:

Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

обсуждение