Коротко

Новости

Подробно

Фото: Александр Иванов/пресс-служба Транссибирского арт-фестиваля

В Сибири воспарили тигры

Новая и старая музыка на Транссибирском арт-фестивале

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 11

Фестиваль музыка

На IV Транссибирском арт-фестивале Вадима Репина в Новосибирске состоялась мировая премьера концерта "Dreamdancers" немецкого композитора Энйотта Шнайдера. Премьера по специальному заказу фестиваля стала главным событием программы "Золотые трубы" с участием Сергея Накарякова, Отто Заутера, Аркадия Шилклопера и Новосибирского академического симфонического оркестра. Между тем, как считает ЮЛИЯ БЕДЕРОВА, важной темой самого фестиваля были не только премьеры и юбилеи, но и подчеркнуто не парадные концерты камерной музыки в Новосибирске и городах Новосибирской области.


Нарядная партитура в нерадикальной атональной манере, фантазийно-философском ключе с импрессионистским оттенком в оркестре и сбалансированным блеском сольной меди — двойной концерт для трубы-пикколо и флюгельгорна "Dreamdancers" Энйотта Шнайдера, посвященный трубачам Сергею Накарякову и Отто Заутеру,— вещь из разряда тех, что не могут не нравиться. Своей умеренностью стиля и твердостью намерений, прозрачной оркестровой фактурой и сверкающим, прихотливым рисунком виртуозных сольных партий, задумчивостью и спортивностью в соответствующих разделах "Dreamdancers" ("За кулисами сна: изумрудная галактика с парящими тиграми и полыхающими мотыльками — Прогулка под Луной, вне реальности — Колибри, пляшущие под воротами ада") не могли не очаровать аудиторию. После Новосибирска, ловко избегающие звериного оскала тем и адского пекла звучания, они, можно с уверенностью сказать, сделают это еще раз в Красноярске.

Фестиваль, базирующийся в родном для Вадима Репина (автор и главный герой программ) Новосибирске, в этом году особенно ясно демонстрирует географическое расширение. Кроме концертов в новосибирских залах в расписании Репинского фестиваля выезды в Красноярск, Бердск, Ордынское, Искитим, а также выступления в Санкт-Петербурге, Самаре, Тюмени, Брюсселе, Токио и Маэбаси.

Традиционная для именных фестивалей, таких как плетневский или башметовский, неординарная по размаху и сопутствующему изяществу жанровая широта программ и здесь ориентирована на широкую аудиторию. Уверенным спросом пользуются и гастроли российских музыкантов (Владимир Спиваков с "Виртуозами", Владимир Федосеев в честь собственного юбилея за пультом НАСО), и концерты европейских артистов (их десятки, и многие выступления могли бы сделать честь столичной афише), и новоджазовые импровизации Аркадия Шилклопера, и симфонические программы с американской, русской и европейской классикой, и концерты барочной музыки.

За нее здесь, правда, отвечают не аутентичные интерпретации редких партитур, а ударно-хрестоматийные "Времена года" Вивальди с итальянским скрипачом Джулиано Карминьолой, заметно приподнявшим дух и стиль Новосибирского филармонического камерного оркестра. А еще "Страсти по Иоанну" Баха с европейскими солистами и — раритет — фрагменты из "Органной мессы" из "Клавирных упражнений" Баха. Они здесь в энергичном по движению, свободном в красках и в то же время галантном исполнении новой русской звезды — органиста, а по совместительству виолончелиста Александра Князева. К "Органной мессе" виньеткой прилагалась еще Чакона Витали для скрипки и basso continuo, где Репин элегантно собранным звуком дебютировал в драматичной партитуре Витали, а означенный континуо респектабельно и пылко исполнил Князев.

Не Чакона, но Пассакалия, не Витали, но Генделя (и не с Князевым, а с альтистом Андреем Гридчуком) выступила похожей виньеткой в камерной программе в Бердске. И возможно, именно присутствие имени Репина в афише привело в зал на вид примерно половину небольшого города. Но то, как полный зал жителей Бердска слушал два струнных Трио Шуберта, которые и в Москве встретишь не так часто (а тем более в хорошем исполнении), одним только именем не объяснишь.

Качество и содержание камерных программ Репинского фестиваля удивительно без скидок на региональные обстоятельства. Шуберт и Моцарт в Бердске (со скрипачами Со-Ок Ким, Леонардом Шрайбером, с Гридчуком и Князевым), сделанные ансамблево тонко и чутко, хотя не совсем безупречно, еще могли вызывать вопросы. Но камерная программа в Новосибирске с Дворжаком и Брамсом претендует на роль главного события не только регионального фестиваля, но всего российского сезона. В Терцете для двух скрипок и альта Ким, Шрайбер и Гридчук решили все проблемы строя и артикуляции и сделали музыку прозрачной, нежной и неистовой. Когда же к ним присоединился пианист Николас Ангелич с его замечательно сдержанной, лишенной вычурности и при этом утонченной манерой, не только Второй фортепианный квартет Дворжака зазвучал еще краше. Фортепианный квинтет Брамса (с аккуратным Репиным в партии первой скрипки) стал сенсацией — из тех, что случаются только в камерном репертуаре. Событием была не премьера и не появление звезды, а уникальный опыт ансамблевого исполнения и восприятия музыки как галактики, где ни адские колибри, ни лунные тигры не нужны — и без того все горит и полыхает.

Комментарии
Профиль пользователя