Коротко

Новости

Подробно

7

"Мы радуемся каждому успеху"

Международный директор Delpozo о возрождении бренда

"Стиль Женщины". Приложение от , стр. 42

У марки Delpozo, корнер которой недавно открылся в Boutique N7 в московских "Временах года", необычная история. Испанец Хесус дель Посо прославился в мире pret-a-porter, а в начале 90-х ступил на парфюмерное поприще. После его смерти в 2011-м бренд выкупила компания Perfumes y Diseno, отважившаяся на большую авантюру: не просто перезапустить бренд под лаконичным названием Delpozo, но и переместиться из Мадрида в Нью-Йорк. Сантьяго Летамендиа рассказал о том, почему выбор был сделан именно в пользу американской модной столицы, какие трудности возникли во время перезапуска и как проходили поиски нового дизайнера.

— Как вы попали в Delpozo? Вы и раньше работали в модной индустрии?

— Начинал я в туристической сфере, в которой проработал много лет. К Delpozo я присоединился в 2012-м, когда мы купили компанию. Мы уже владели тогда парфюмерным подразделением Delpozo. Теперь я руковожу обоими направлениями: я международный директор и одежды, и парфюмерии. Компанию мы купили в конце 2011-го, то есть я в деле со дня основания фешен-подразделения.

— Давайте расставим все по местам. Delpozo — бренд имени покойного испанского дизайнера Хесуса дель Посо, который трудился на модном поприще еще с середины 70-х. Как вышло, что бренд основали уже после его смерти?

— Хесус был великим дизайнером. К слову, сейчас в его родном Мадриде проходит прекрасная выставка его работ для Balenciaga. Это был очень талантливый человек, который, несмотря на поразительное качество и оригинальность его работ, никогда не пытался прославиться за пределами Испании. После его смерти мы решили выкупить компанию и перезапустить ее в виде pret-a-couture с прицелом на международный рынок. Мы наняли испанца Жозепа Фонта в качестве креативного директора, а уже в сентябре 2012-го отправили наших моделей на мадридский подиум. И хотя это было наше первое шоу, мы уже знали: это будет нашим первым и последним показом в Мадриде. Мысленно мы уже паковали чемоданы для переезда в Нью-Йорк.

Коллекция Delpozo сезона "весна-лето 2017"

Фото: Catwalking/Getty Images

— Что, на ваш взгляд, мешало Хесусу выйти на международную арену?

— В каждой истории успеха модной индустрии фигурируют два человека: талантливый дизайнер и не менее талантливый партнер. Тот, кто отвечает за финансовую сторону вопроса. Чтобы попасть в Нью-Йорк, Париж или куда-то еще, нужны деньги. За спиной дизайнера должна стоять целая команда людей, умеющих грамотно выстраивать экономические схемы. Мы постоянно видим одаренных дизайнеров, которым "не везет": у них просто нет достойного партнера под боком. Так, наверное, было и с Хесусом. Но это не помешало ему проработать сорок лет, а его имени — стать одним из самых знаменитых и уважаемых в испанской моде.

— Название бренда тоже придумали вы?

— Да, Хесус работал под собственным именем, Jesus del Pozo. Мы решили последовать примеру других брендов и сократить название: раз Yves Saint Laurent теперь Saint Laurent, Christian Dior — просто Dior, то мы — Delpozo.

— Почему вы решили возродить бренд Хесуса, а не начать с чистого листа с новым дизайнером и новым именем?

— Назовем это нашей безумной мечтой. Моя команда любит браться за большие проекты, вроде этого. К тому же у нас уже была лицензия на парфюмерные изделия бренда, а это огромная составляющая нашего бизнеса. И чтобы исключить любой риск, мы решили купить бренд целиком. А потом уже наша любовь к сложным проектам сыграла свою роль: мы просто не могли дать бренду умереть. Придя из мира парфюмерии, мы все были новичками в индустрии моды и загорелись идеей сделать в моде что-то совершенно новое.

Фото: Catwalking/Getty Images

— Хесус оставил какие-то указания по поводу того, как нужно продолжать дела его бренда?

— Нас в первую очередь интересовала возможность сделать что-то уникальное. Хесус тщательно прорабатывал не только дизайн, но и крой своих вещей, и это осталось ключевым принципом нашей работы.

— Что было самым сложным в перезапуске бренда? Поиск достойного "капитана" в лице креативного директора?

— Да, поиски были долгими и сложными. В итоге мы отобрали 16 кандидатов: как испанцев, так и иностранцев. Среди них был Жозеп, у которого архитектурное образование. Можно взять любой пиджак из его коллекций, изучить, как он сконструирован, и понять, что он опирается как раз на то, чему его научили в университете. У него есть одна черта, которая роднит его с Хесусом: он ничего не рисует, а все примеряет на манекене. Его отношение к выбору и работе с тканями очень отличает нас от других брендов. Не буду говорить, что мы лучше. Мы просто другие.

— Как вы начали осуществлять свой план покорения мира, определившись с названием и рулевым?

— У нас было два пути: в Париж или в Нью-Йорк. В Нью-Йорке всем плевать на то, откуда ты приехал и чем занимался прежде. Там всех волнует только качество твоего продукта. В Париже все намного сложнее. Все-таки моду придумали во Франции, и испанскому бренду там было бы очень нелегко. Мы приехали в Нью-Йорк в 2013-м, и в том же году о нас на первой полосе писали в The New York Times. Могло бы такое же случиться во Франции? Сомневаюсь. А из Нью-Йорка о нас уже узнали в других местах. В Париж мы тоже хотим приехать, но пока ждем подходящего момента.

Фото: Catwalking/Getty Images

— К слову, о прессе. Заслужить расположение критиков — только половина успеха. Не менее важно соответствовать запросам покупателей и продать коллекцию. С этим проблем тоже не возникло?

— Врать не буду, у нас случаются сложные моменты, но в целом мы очень гордимся тем, как идут дела у Delpozo. Это новый бизнес, нам всего четыре года, поэтому мы радуемся каждому успеху. Начинать нужно с прессы: хорошенько "пошуметь", чтобы о тебе узнали. Поэтому первые коллекции ты делаешь скорее для журналистов, чем для покупателей: тебе нужно попасть на первые полосы. Но вот уже несколько сезонов назад мы смогли переключиться на коммерческие коллекции. В 2012-м у нас была только одна коллекция, теперь их уже четыре. Переход к производству коллекций на продажу был медленным, но успешным. Тут важно помнить, что если ты выставляешь на продажу пару штанов, то твоя пара штанов должна быть уникальной. Иначе покупатель уйдет к конкурентам.

— Старые клиенты Хесуса все еще с вами?

— Кое-кто остался. Дело в том, что наши цены выше, чем при жизни Хесуса. Уровень производства у нас существенно повысился, поэтому ценовая политика тоже сильно изменилась. Сам не могу такого сказать (моя должность этого не позволяет), но часто слышу, как люди говорят, что Хесус был бы доволен изменениями, происшедшими с его брендом.

— Как вы выстраиваете отношения с дизайнером? Насколько вы вовлечены в работу над коллекциями?

— Проводим встречи, слушаем отзывы покупателей, организуем маркетинговые исследования. Разумеется, мы даем нашему Жозепу работать, без него у нас ничего бы не получилось. Но всегда слегка направляем его и напоминаем, что его дизайн должен быть практичным и коммерчески привлекательным. Нам всем нравится жить романтической мечтой о том, что мода — это творчество, но модная индустрия это...

Фото: Catwalking/Getty Images

— Индустрия, да. А что насчет мужской коллекции?

— Мы работаем только с женщинами и пока не планируем это менять. Как я сказал, мы пока делаем первые шаги. Только что открылись в Лондоне, вот приехали в Москву, но все это только начало. Вообще, мы вряд ли когда-нибудь выпустим мужскую коллекцию. Это нас не интересует.

— Дизайны Delpozo покорили мир своими яркими красками. Чем еще вы привлекаете внимание покупателей?

— Когда человек приходит в магазин незнакомого бренда и видит высокие цены, ему обязательно нужно объяснить, почему вещи столько стоят. И мы с радостью объясняем: рассказываем о наших тканях, о технологиях, о крое, о швах. И клиент понимает, что речь идет о вещах от кутюр. Мы все кроим вручную, все наше производство находится в Испании, мы против дешевой рабочей силы.

— Вы переключились на Нью-Йорк и больше не участвуете в модной жизни Испании, но как обстоят дела у вас на родине?

— В Испании есть успешные бренды — Zara, Mango. Они везде. Но если говорить о высокой моде, в Испании много очень талантливых дизайнеров и очень мало талантливых бизнесменов, готовых вкладывать деньги в моду от кутюр. Что же касается нашего бренда, то в мире нас знают гораздо лучше, чем на родине.

— Хесус дель Посо когда-то основал фонд Jesus Del Pozo Foundation для помощи молодым дизайнерам. Он еще существует?

— Конечно. Мы всегда рады помочь юным дарованиям и пригласить их на работу в наше ателье. Нам всегда нужны работники, обладающие достаточными знаниями для того, чтобы справиться с нашими задачами. В Испании не всегда легко найти таких людей, поэтому у нас работают и англичане, и французы. Дизайнеров отбирает Жозеп, а остальная часть команды разъясняет новобранцам бизнес-вопросы.

— И наконец, что привело вас в Москву?

— Нам повезло найти московских партнеров, которые поняли наш бренд и решили помочь нам выйти на ваш рынок. Это команда Boutique N7. В этом бутике теперь есть наш корнер, где можно найти как вечерние платья, так и более универсальные вещи, которые будут актуальны даже зимой.

Беседовал Михаэль Агафонов


Комментарии
Профиль пользователя