Коротко


Подробно

5

История, которая становится будущим

О новой мануфактуре Bulgari

"Guide "Детские деревни SOS. Дарим детям семью"". Приложение от , стр. 54

Елена Стафьева


В Пьемонте, в крошечном городке Валенца, где уже три века существует ювелирное производство, открылась Manifattura Bulgari. Эта фабрика одного из самых узнаваемых мировых ювелирных брендов должна стать самой большой в Европе: общая площадь трехэтажной мануфактуры с внутренним двором — 6000 кв. м, там уже работают 400 человек, а к 2020 году их будет 700. На новой мануфактуре теперь будут делать главные ювелирные коллекции, включая B.zero1, Serpenti, Diva, Bulgari-Bulgari и Parentesi.

На открытие приехали все — руководство Bulgari, друзья дома, журналисты, представители властей городских, региональных и центральных и даже церковных. Пресс-конференцию открывал CEO Bulgari Жан-Кристоф Бабен, а в конце выступил Никола Булгари, один из двух легендарных братьев Булгари, которые и сделали марку знаменитой.

Новая мануфактура состоит из исторического здания Cascina dell'Orefice и новой части из бетона и стекла, Glass House. Все вместе составляет суперсовременную конструкцию, которая выглядит практически арт-объектом, построена по всем экологическим и этическим правилам и к концу этого года должна получить международный сертификат LEED (Лидерство в энергетическом и экологическом проектировании).

Архитектор Лука Драго, партнер компании Open Project, которая занималась проектом, рассказывает, как создавалась новая мануфактура Bulgari.

Кольца Bulgari, коллекция B.Zero 1

— Как Bulgari сформулировала для вас задачу?

— Идея состояла в следующем: найти способ интегрировать архитектуру и производство таким образом, чтобы вы не ощущали себя на фабрике.

— Внутренний двор выглядит как терраса ресторана.

— Да, общая территория должна была иметь характерный итальянский вид. Но это все-таки производственный объект, и в стартовом брифе не было ничего похожего на то, что нас сейчас окружает. Однако мы понимали: это же Bulgari, и если они тратят на это столько денег, то их не устроит "обычная фабрика". И мы решили создать нечто более сложное. Примерно полгода мы провели, обсуждая с командой Bulgari, как здание будет функционировать. Тут есть логистика, есть секьюрити, есть золото, все перемещения которого должны быть минимизированы, а также система контроля, необходимо обеспечить чистоту производства, и в то же время люди, которые здесь работают, должны ощущать себя в комфортной среде. И мы стали развивать идею здания, выстроенного вокруг двора.

— Почему?

— Потому что нужен был естественный свет, естественная вентиляция и общий вид современного здания, а не "производства". Но мы никогда не теряли из виду идею мануфактуры — сразу видно, что это мануфактура, а не офисы. В то же время в нашем распоряжении было историческое наследие — Cascina dell'Orefice, с которого начиналось ювелирное производство в Валенце в XIX веке. Здание не самое прекрасное с точки зрения архитектуры, но это часть истории, оно типично для этого региона. Кроме того, были еще и градостроительные резоны: это индустриальная зона, и здесь нельзя строить здания выше 7 м, а вокруг Cascina dell'Orefice мы могли построить здание той же высоты, как оно само. Таким образом, у нас были исторические и технологические причины сохранить его.

— Но оно еще эффектно контрастирует с окружающей стеклянной конструкцией.

— Да, Жан-Кристоф Бабен очень четко это сформулировал. Это был двойной концепт — истории, которая становится будущим. Конечно, стекло было выбрано еще и потому, что оно напоминает о гранях драгоценного камня, а также передает идею прозрачности и света. Мы должны были следовать бюджету, который был внушительным, но не безграничным, и нужно было реализовать поставленные задачи самым простым и самым дешевым способом. Мы использовали бетон, но построили вокруг некую оболочку, "кожу", как мы ее называем. Мы не Жан Нувель, Bulgari не строила музей, ей было нужно рабочее, индустриальное здание, но современным образом преображенное.

— Насколько был важен именно итальянский дизайн?

— Мануфактура должна была стать воплощением нашего образа жизни. Только что я разговаривал с Жан-Кристофом, и он сказал: "Кроме красоты я особенно ценю то, что люди чувствуют себя здесь как дома. На самом деле многие приняли решение работать тут, именно увидев мануфактуру". Так что здание это — маркетинговый инструмент. Оно продвигает бренд Bulgari, оно рекламирует Валенцу, которая не Рим и не Милан, то есть не то место, где все стремятся жить и работать, но эта штука приводит сюда людей. "Кожа" сможет покрыть все, что будет происходить со зданием в течение следующих лет, если нужно будет добавить к нему холлы, лестницы — все, что угодно. Чистые формы, ничего фантазийного, люди могут жить в нем нормальной жизнью и видеть мир вокруг: эта "кожа" прозрачна изнутри, но снаружи не видно то, что внутри. Об этом с самого начала беспокоился муниципалитет: "Как насчет оболочки? Мы не хотим, чтобы люди чувствовали себя как в тюрьме". И они специально приходили сюда с проверкой.

— Какие технологические проблемы вам пришлось решать?

— В самом начале это были подземные воды. Когда здание строится на склоне, вы не ожидаете проблем с водой, но зимой шли сильные дожди, и мы вынуждены были построить нечто вроде ванны вокруг здания, чтобы полностью изолировать его от подземных вод. Но в основном мы сосредоточились на вентиляции и качестве воздуха, на освещении и на зонах отдыха — если у сотрудников есть 5-10 минут, они могут выйти во двор, но и внутри есть много зон отдыха.

Фото: David Atlan / предоставлено Bulgari

— Какие источники энергии и воды тут задействованы? Они возобновляемые?

— Да. Здесь стоят солнечные батареи. Но вместо того чтобы пытаться получить как можно больше солнечной энергии, что в Пьемонте не так-то просто, мы строили здание, которое будет меньше потреблять. Мы фильтруем использованный воздух, мы очищаем и заново используем воду, в том числе дождевую,— для туалетов, для полива. Это smart building, здесь много современных сберегающих технологий.

— На пресс-конференции сказали, что здание в основном сделано из местных материалов.

— Да. Это LEED, который заставляет использовать местные материалы. 90% материалов, использованных при строительстве, добыто в пределах 300 км от мануфактуры. За исключением дерева, которое привезено из Словении. И это тоже требования LEED: нужна была древесина, выращенная и обработанная самым безопасным для окружающей среды способом.

— А как выстраивался интерьер?

— Мы работали вместе с интерьерной студией Bulgari. Это не бутик, средств на интерьер было отведено не так уж много, но мы обсуждали с ними каждую идею. Например, тут, в конференц-зале, сначала должно было быть гораздо больше дерева, но мы отказались от него, чтобы не допустить перерасхода бюджета. И в конце концов мы решили, что он будет перекликаться с одной из комнат магазина на Via Condotti, и нам помогли с этим именно люди из Bulgari. Здесь такая фактура стен, которая создает движение света, таким же образом обработан фасад Cascina dell'Orefice. Мы старались найти компромисс между нашим бюджетом и их дизайном.

Комментарии
Профиль пользователя