Коротко


Подробно

Фото: Дмитрий Лебедев / Коммерсантъ

Принуждение к честности

Государство последовательно проводит политику принуждения бизнеса к отказу от попыток сокрытия доходов, сделав это невыгодным. В последние годы наибольшую эффективность в борьбе с нечистоплотными компаниями показал закон о противодействии легализации доходов, полученных преступным путем. Банки обязаны выявлять сомнительные операции, предусмотренные 115-ФЗ, в отношении всех своих клиентов без исключения. При этом среди пострадавших от действия этого закона оказываются и законопослушные клиенты банков, которые в результате несут финансовые убытки.


Ставят под сомнение


Трендом последних двух-трех лет на сибирском финансовом рынке стал рост числа сомнительных операций, выявляемых банками согласно 115-ФЗ «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма». Растет их количество и в Сибири. «Центральный банк России постоянно совершенствует методики оценки операций клиентов, с акцентом на ужесточение подходов,— говорит начальник управления финансового мониторинга Уральского банка реконструкции и развития (УБРиР) Алексей Потапов.— Сегодня некоторые транзакции, которые год или два назад нам казались прозрачными и понятными, могут попасть под статус „сомнительные“. Например, за прошлый год в УБРиР количество операций, вызывающих подозрение, от месяца к месяцу плавно росло. Увеличение количества отказов от года к году — около 40%». «В последние годы государство усиливает регулирование в финансовой сфере, что отражается на банках и их клиентах,— вторит коллеге руководитель управления по работе с малым бизнесом и премиальными клиентами Райффайзенбанка Роман Зильбер.— Увеличивается объем информации, который предоставляется регулирующим органам, в связи с чем банки чаще запрашивают клиентов об экономическом содержании операций».

По словам заместителя начальника Сибирского ГУ Банка России Артура Музяева, банки выявляют сомнительные операции, предусмотренные 115-ФЗ, в отношении всех своих клиентов без исключения. За 10 месяцев 2016 года количество таких случаев в Сибирском федеральном округе составило немногим более 3 тыс. Из них на Новосибирскую область приходится около 40%. Количество выявляемых нарушений в 2016 году к предшествующему году увеличилось примерно на 7%, отмечает господин Музяев. Региональные банки ежегодно блокируют до 20% счетов малого бизнеса, сообщил руководитель комитета по финансам и кредитованию малого и среднего бизнеса новосибирского отделения «Опоры России» Константин Каменщиков.

Проблема усугубляется тем, что банки все чаще отказывают в проведении финансовых операций не только фирмам-однодневкам, но и компаниям, с которыми их связывает многолетнее сотрудничество. И в этом случае, как правило, клиент принимает решение уйти в другой банк. «Для банка очень плохо потерять клиента, потому что расчетно-кассовое обслуживание — это самый лучший вид получения доходов. Это бесплатные остатки на счетах, которые в системе всегда составляют некую постоянную сумму, за которую банки ничего не платят. Это комиссионные доходы за открытие счета, за месячное обслуживание и так далее. Например, если у банка 1 тыс. счетов, то только за их обслуживание он ежегодно получает 1 млн руб.,— рассказывает Константин Каменщиков.— Но выбирая между потерей доходов в результате ухода клиента и отзывом лицензии, как следствия уличения в проведении сомнительных операций, банки отдают предпочтение первому».

Вот один из последних примеров. После двух лет сотрудничества с новосибирским ООО «Снабсервис», занимающимся оптовой торговлей сельхозпродукцией, ПАО «Пром­связьбанк» в середине февраля отказало компании в проведении операций по переводу денег контрагенту в общей сумме 1,78 млн руб. Причем ранее банк неоднократно исполнял платежные поручения клиента по переводу денежных средств на счет контрагента, уверяет директор «Снабсервиса» Юрий Беланов. «Мы никогда не были фирмой-однодневкой, никогда не занимались отмыванием доходов, полученных преступным путем. Если же у банка другое мнение, то он должен был сообщить нам, какие действия или операции компании он считает сомнительными, запросить у нас документы для опровержения своих подозрений. Но этого сделано не было. А был заблокирован счет и мы понесли финансовые убытки»,— отмечает предприниматель.

Клиента надо знать лучше


Согласно 115-ФЗ, под особый контроль банков подпадают сделки на сумму свыше 600 тыс. руб. или аналогичной суммы в валюте, особенно если это первая операция по вновь открытому счету юридического лица. Также первые три месяца контролируются операции по счетам вновь образованных юридических лиц, операции по получению и выдаче беспроцентных займов, лизинговые сделки и операции с недвижимостью на сумму свыше 3 млн руб. А в случае когда финансовые отношения связаны с лицами из перечня террористов (экстремистов), контролю подлежит любая операция. По закону, банк вправе отказать клиенту в проведении операций при подозрении, что деятельность предпринимателя нереальная и операции могут осуществляться в целях легализации незаконных доходов.

«Поскольку теневые схемы многообразны и постоянно совершенствуются, Банк России формализовал признаки разного вида операций, целями которых является вывод средств за рубеж, финансирование „серого“ импорта, обналичивание и последующий уход от налогов,— объясняет Артур Музяев. — К таким признакам, в том числе, относится использование ценных бумаг, когда их приобретение не подтверждается реальными расчетами или движением имущества, ввоз импортных товаров по завышенной стоимости, обналичивание с использованием банковских карт физических лиц, подразделений Почты России, платежных агентов, а также розничных торговых сетей. Речь о тех схемах, когда наличные деньги „продаются“ за безналичные».

В 2017 году Банк России обратил внимание кредитных организаций на схемы с использованием исполнительных листов и судебных решений, а также связанные с выводом средств за рубеж через расчеты с нерезидентами за транспортные услуги. В последнем случае стоимость услуг в разы превышает стоимость товаров. «Транзитная операция наверняка вызовет вопросы к клиенту. Это регулярное зачисление средств, как правило, от разных контрагентов, с последующим списанием через один-два дня. Расхождения в назначении платежа по зачислению и списанию, отсутствие выделенного НДС и даже репутация контрагентов могут вызвать сомнения. Под внимание также попадают и так называемые дремлющие счета, которые начинают активно использоваться после длительного бездействия»,— констатирует Артур Музяев.

Сомнительные операции выявляются с помощью специальных автоматизированных систем. «Подходы к автоматизации процессов выявления сомнительных операций клиентов непрерывно совершенствуются,— комментирует пресс-служба Сибирского банка Сбербанка России.— Ключом к решению задачи является такая настройка системы, когда алерты формируются по точным критериям, которые с высокой степенью достоверности указывают именно на сомнительные операции клиентов».

Причем, Банк России требует от кредитных организаций исчерпывающего знания о специфике бизнеса клиентов. «У каждого банка есть стандартная информация о клиенте — его ИНН, адрес регистрации, местонахождения, сведения о руководителе. Но для того, чтобы понимать характер деятельности своего клиента, этого недостаточно,— говорит Алексей Потапов.— Чтобы видеть суть, мы должны понимать, какие договоры заключает клиент, с какими контрагентами он взаимодействует, и что в целом он собой представляет: как давно существует на рынке, какая у него репутация. Одно дело, когда крупная металлургическая компания регулярно проводит платежи за покупку продукции, и совсем другое, когда появившееся вчера предприятие пытается осуществить перевод крупной суммы за покупку или продажу того же металла».

Сомнительные операции блокируются до того момента, пока клиент не предоставит в банк надлежащие и исчерпывающие пояснения о сделке и документы, подтверждающие легальность транзакции. «Если клиенты не предоставляют всей необходимой информации, банки реализуют свое право и отказывают в выполнении операции. Два подобных отказа за год станут основанием для расторжения договора банковского счета»,— поясняет Артур Музяев.

Время честных


Сегодняшнее качество предварительного автоматизированного отбора операций для анализа банкиры и эксперты оценивают как очень высокое. «Около 90% отобранных операций признается сомнительными по итогам последующего анализа. Это позволяет работать сфокусировано, снижать издержки и, что самое важное, минимизировать неудобства для добросовестных клиентов»,— сообщили в Сбербанке. «Оптимизация расходов носит в стране глобальный характер. Сложились бизнесмены, которые привыкли обналичивать и создавать веерные компании. Если взять малый бизнес, то в 90% случаев блокировки счетов мы увидим баланс официальный и неофициальный, оптимизацию прибыли. Ведь обычай не платить полностью налоги сохраняется»,— считает Константин Каменщиков.

Финансисты уверены, что в сложившихся условиях бизнес волей-неволей будет переходить на «белую» экономику. Причем, потребуется на это всего несколько лет. «Простая математика. 10 лет назад обналичка обходилась бизнесу в 3–4% от суммы, сейчас она стоит 8–10%, а в ряде случаев — 12%. А это уже близко к ставке НДФЛ. Если раньше по платежке отдавали наличные деньги, то сегодня так уже никто не делает. Высоки риски. Ведь банк в любой момент может при­остановить операцию. Издержки на содержание системы вокруг оптимизации прибыли, риски потери бизнеса, приостановки денежного потока, потери контрагентов из-за того, что банк остановил платежи, продолжат расти. Единственный выход для предпринимателя — честно вести бизнес»,— убежден Константин Каменщиков.

Этому же будут способствовать и малые шансы бизнеса, заподозренного в нечистоплотности, отстоять свое право в суде. Как рассказал «Экономике региона» генеральный директор «Сибирской юридической компании» Сергей Карпекин, судебная практика по 115-ФЗ носит единичный характер, и не всегда в пользу предпринимателей. «У компании будут основания доказать свою правоту, если операция совершалась в рамках обычной хозяйственной деятельности, не носила запутанный или необычный характер, и банку были представлены документы, подтверждающие реальность совершаемых операций. В противном случае суд встанет на сторону банка»,— подчеркивает юрист. «Важно понимать, что отказ банка от выполнения распоряжения клиента не является основанием для возникновения гражданско-правовой ответственности за нарушение условий соответствующих договоров»,— объясняет Артур Музяев.

Михаил Кичанов


"Экономика региона". Приложение от 21.03.2017, стр. 13
Комментировать

Наглядно

в регионе

«Ъ» в лучших местах

обсуждение