Коротко


Подробно

Фото: Сафрон Голиков / Коммерсантъ   |  купить фото

«Я до сих пор не верю, что жива»

Пострадавшая в ДТП на МКАД — в беседе с «Ъ FM»

В Москве активисты ищут свидетелей резонансной аварии, которая произошла на МКАД 15 марта. Спортивный Mercedes-Benz столкнулся с грузовиком и двумя легковыми машинами. Анна, водитель одного из этих автомобилей — KIA, выразила опасения, что ее могут признать виновной в этом ДТП. Об аварии и ее последствиях она рассказала в беседе с «Коммерсантъ FM».


— В интервью одному из телеканалов вы рассказали, что уже подписали какие-то бумаги, относящиеся к этому ДТП.

— Следователь попросил меня подписать мое объяснение, которое состояло из нескольких листов. Сразу за своим текстом я поставила свою фамилию, число и подпись. Далее сотрудники полиции спросили подписать меня справку о ДТП с описанием повреждений моего автомобиля, моими данными. Это я тоже подписала. Слова, возможно были вырваны из контекста. Я говорила в интервью о том, что какие-либо пустые листы, непонятные мне вещи, документы, в которых я не могу разобраться, показания, с которыми я не согласна и которых я не предоставляла, подписывать не буду, кто бы мне их ни давал — сотрудники ГИБДД, полиции, страховых и так далее. То есть я говорила не в том контексте, что мне их давал следователь, а в том, что если вдруг они появятся, такие просьбы последуют, я их отклоню.

— Известно ли вам что-то о наличии видеозаписей ДТП?

— У меня в машине регистратора не было. Видеозаписей я не делаю. Возможно, у Петра Шкуматова есть информация о записях с камер видеонаблюдения, которые расположены на МКАД. Это достаточно большая дорога, оснащенная по последнему слову техники, насколько я понимаю. И видео с камер наблюдения какое-то должно быть. Понятно, что с видеоматериалами меня никто не знакомил, я сегодня только постановление получила о том, что возбуждено уголовное дело. Сегодня меня просто опрашивали как свидетеля, показания я не давала, это был опрос.

— В СМИ также появлялась информация, что вы опасаетесь, что вину могут на вас переложить. Есть ли у вас такие опасения, на чем они основаны?

— Опасения основаны на том, что я тоже читаю средства массовой информации. И я кардинально не согласна с рассказом водителя Mercedes о том, что я его подрезала.

— Насколько известно, он ехал за вами, сигналил и всячески намекал, что вы должны перестроиться, уступить ему дорогу…

— Смотрите, я ехала в пятой полосе движения — это крайняя левая полоса, которая находится у бетонного ограждения, разделяющего встречные полосы. Скорость моего автомобиля была 93 км/ч. В зеркало заднего вида я увидела автомобиль, который двигается в этой же полосе, но за мной, на огромном расстоянии, я увидела свет, который моргает — это был дальний свет фар, я так понимаю. Я так поняла, что водитель просит меня уступить ему. Я включила указатель поворота и тут же почувствовала удар. Моментально после удара у меня сработали две подушки безопасности. Меня крутило в разные стороны, были многочисленные удары по машине, куда я потом летела, я уже не знаю, по инерции от удара.

— А машина у вас насколько серьезно повреждена?

— В справке о ДТП указаны все детали: снаружи и внутри салона, в итоге написано total.

— То есть восстановлению не подлежит?

— Я так понимаю, что нет. Этот момент мне не разъясняли.

— Как вы себя сейчас чувствуете?

— Я до сих пор не верю, что я жива. Кроме боли в мышцах, осколочных ссадин от стекол, гематом мелких от подушки, различных синяков из-за того, что я в машине была, как в центрифуге, больше ничего. У меня целы ноги, руки, голова. Да, я хожу, у меня нет сотрясения мозга.

Беседовала Анастасия Ройзман


Комментировать

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение