Коротко

Новости

Подробно

3

Фото: Василий Павлов

«Это не политическое кино, никаких шпионов и спецагентов»

Автор сценария фильма «Патент» — в интервью «Ъ FM»

от

Новости о съемках фильма о резидентах «Сколково», разработавших лекарство от рака, вызвали бурное обсуждение в Сети. Автор сценария картины Василий Павлов рассказал в беседе с «Коммерсантъ FM», о чем на самом деле будет кинолента под рабочим названием «Патент».


— Вокруг будущего фильма появилось множество слухов, комментариев, мнений. Какие-то сведения не соответствуют действительности?

— Во-первых, этот фильм снимается не по заказу Министерства культуры, он выиграл питчинг — я не знаю, как назвать точно — дебютов. Формально он является дебютом режиссера Александра Басаева. Естественно, каждому дебютанту нужен художественный руководитель, таким руководителем является Станислав Говорухин, с которым Александр Басаев знаком много лет — он у него работал вторым режиссером в нескольких картинах.

Сценарий был написан примерно два или три года назад, я точно не помню. В позапрошлом году мы участвовали в конкурсе Минкульта, пытались выиграть — он назывался, по-моему, «Авторские и экспериментальные игровые работы». Нам чуть-чуть не хватило, мы два места, по-моему, не добрали до 12 финалистов. А в этом году вот выиграли. И фильм теперь снимается.

«Сколково» тоже к фильму отношения не имело с точки зрения ни заказа, ни продвижения. Они были вписаны мною как сценаристом картины туда, чтобы придать достоверности истории. Плюс, я думаю, считаю, что «Сколково» — это сама по себе хорошая все-таки вещь. Почему бы лишний раз ее не популяризировать? Потом уже с этим сценарием продюсеры пришли к ним, предложили, они внимательно прочитали, сразу добро не давали. Только когда убедились, что в принципе это хорошая история, драматичная. Это все-таки самый известный технопарк, хотя история могла быть и про другой. В итоге они согласились предоставить свое пространство для съемок, дали воспользовались их брендом.

— Всех очень заинтриговал сюжет, можете раскрыть какие-то подробности истории?

— Это камерная драма, действительно с большим детективным уклоном, чтобы придать картине все-таки не фестивальный оттенок, а жанровый. Мы прекрасно понимаем, что у нас шанс показать ее потом в тысяче копий, скорее всего, вряд ли будет — драма сейчас не самый востребованный жанр в кинотеатрах. Поэтому детективная линия органично внедрена в сюжет, чтобы было действительно интересно массовому зрителю.

Действительно история закручивается вокруг изобретения лекарства от рака и патента на него. Есть два основных героя, которые это лекарство изобрели. Вспыхивает конфликт не только между ними, но и, соответственно, между несколькими еще игроками: госструктуры российские есть, которые тоже хотят воспользоваться патентом; американская корпорация, которой эти ребята своим патентом перешли дорогу. Знаете, когда несколько разных научных лабораторий работают над одной и то же темой, кто первый успел, тот зарегистрировал, и все остальные как бы вынуждены с этим считаться. Дальше патент либо выкупается, либо как-то пытаются его обойти, либо договариваются с его создателями — много существует вариантов. И так получилось, что эти ребята сделали первыми то, что сделали и американцы. Вот и все. И американцы просто пытаются с ними как-то договориться, в том числе не совсем честными способами.

— А что значит «договориться»?

— Там как раз на этом выстроен сюжет. Драма между двумя этими героями развивается. Она затрагивает жизненные ценности, приоритеты, готовы ли они продать этот патент или нет, у каждого героя есть свои мотивы — кто-то хочет остаться в России, кто-то не хочет оставаться в России. Там очень сильно замешано еще на любови главного героя. Я просто не хочу сюжет раскрывать до конца… Но никаких шпионов, спецагентов, ничего всего этого нет. Да, красивые девушки есть, и не одна, но они не будут бегать с пистолетами, преследовать злодеев.

Как это вообще появилась история? «Студия продюсерского кино» делает достаточно камерные, можно сказать, картины, достаточно успешно, выигрывает призы на фестивалях. Они спросили, нет ли у меня истории о молодых ученых, какая-нибудь психологическая драма — хотели они пойти в эту сторону, а Минкульт хотел денег дать на подобные вещи. Я подумал и полностью сам сочинил эту историю. У нее нет ни реальной основы никакой, ни книги под ней, ни фильма. Но я старался сделать ее максимально правдоподобной, рассказать в ней не совсем историю о том, как создается лекарство от рака, как работает «Сколково» — там история, если честно, не про это. История о том, что делают люди, когда у них в руках есть некий золотой выигрышный билет… Каждый из них решает, как этим распорядиться, от этого сильно зависит не только его собственная жизнь, но и жизнь окружающих, онкологических больных в том числе. Ты должен принять решение, что тебе нужно — слава, деньги, жизнь за границей или она родине, потерять все или выиграть.

Это выглядит как патриотизм, но в хорошем понимании этого слова, когда люди действительно искренне для себя решают, почему они живут в нашей стране, а не где-то в другой, почему они готовы остаться в нашей стране, несмотря на то, что ситуация вокруг них улучшается или ухудшается. Вот эти моменты были интересны, исследовались в сценарии, и сейчас, соответственно, исследуются в фильме.



Я надеюсь, что это будет такое кино немного на подумать, без какого-то излишнего философствования, без перегружения, без арт-хауса, но на подумать — чтобы каждый потом вышел и решил для себя: если бы у меня была такая ситуация, что бы я сделал, как бы я поступил?

— Для чего в сюжете американские герои?

— Там американцы по той простой причине, что они являются символом могущества, финансовых каких-то успехов. Они там нормальные, американцы. Ни плохие, ни хорошие, просто ведут себя как нормальные торговцы, который пытаются заполучить либо этот патент, либо, так сказать, создавших его людей, увезти к себе, чтобы продолжали работать за большие деньги у них. Люди, мечтающие о прибыли. Естественно, не все американцы такие, это фармакологическая компания, гигантская корпорация, она думает о прибыли. А вопрос как раз между двумя ребятами потом и встает: мы для чего с тобой изобретали это лекарство — ради прибыли, для себя это сделали, или сделали для людей, чтобы спасти? Каждый год во всем мире умирает 8 млн человек от онкологических заболеваний. И каждый ищет свой ответ. Американцы — это просто некая сила, готовая соблазнять. Но поверьте, они там не единственные антагонисты…

Еще есть некая российская госкорпорация вымышленная, которая не имеет отношения к существующим — она тоже в принципе хочет завладеть этим патентом. Но, соответственно, со своими интересами, смыслами. Они конкурируют с американцами за него со своими целями, хотят, чтобы изобретение осталось в России. Но, как мы знаем, все равно каждый человек ищет, где ему лучше, где ему хуже, решает для себя, каким способом он будет это делать. В этой госкорпорации тоже есть не совсем, скажем так, чистые на руку люди, которые готовы пойти на какие-то более решительные меры, чтобы заполучить необходимое.

Но это не политическое кино ни в коем случае, несмотря на то, что в нем присутствуют вроде бы какие-то официальные структуры, власть и полиция задействованы. И там, и там есть и хорошие, и плохие люди. Каждый в этой истории для себя выбирал сторону. У нас есть хорошие полицейские и плохие полицейские, хорошие чиновники и плохие чиновники.



Скажу честно, там ни одного американца в живом виде не появится в фильме — их интересы представляет бывший эмигрант-экспат, он давно живет там, он с менталитетом американским, но приехал сюда в надежде, что с ним быстрее договорятся.

— А детективная линия на чем тогда строится? По слухам, будет убийство…

— Да, там есть убийство. История действительно начинается с того, что герой находится в Следственном комитете, против него открыто уголовное дело, его обвиняют в убийстве. А дальше история как бы рассказывается в двух временных плоскостях. Герой пересказывает новому следователю, как он вообще дошел до жизни такой, раскрывая всю эту историю с патентом. Не могу рассказывать больше, это уже сюжетная интрига — что за убийство, как оно произошло, почему оно произошло, но именно на нем все замешано, весь рассказ… Как любят говорить, все неоднозначно.

Но цели все-таки не было сделать из этого откровенную детективную работу, хотели просто привязать эту линию к драме, чтобы зритель задавался вопросом на уровне сюжета: как же так получилось, почему, что вообще происходит? История не печальная, она заканчивается «хэппи-эндом» — это обязательно.

Я сам люблю какие-то депрессивные или мрачные истории, фильмы с тяжелой концовкой, но искренне считаю, что нужно делать фильмы с «хэппи-эндами» — нам и так всем сейчас непросто живется, чтобы мы еще посмотрели грустный фильм и загрустили еще больше.

Беседовала Татьяна Гомозова


Комментарии
Профиль пользователя