Коротко


Подробно

Фото: Алексей Абанин / Коммерсантъ   |  купить фото

ОПС избавилось от тяжких последствий

Верховный суд заложил основание для смягчения приговора по делу ГУЭБиПК

Как стало известно "Ъ", из обвинения экс-подполковника ГУЭБиПК МВД Евгения Голубцова, чье дело было выделено из большого дела сотрудников антикоррупционного главка во главе с бывшим начальником Денисом Сугробовым, Верховный суд России исключил самый суровый пункт "в" — превышение должностных полномочий с причинением тяжких последствий. Тем самым был создан прецедент, который может повлиять и на приговор по основному делу, поскольку обвинение бывших коллег Евгения Голубцова в создании ОПС и участии в нем (ст. 210 УК РФ), по сути, базируется на аналогичных деяниях, которые ВС счел неверно квалифицированными.


В апелляционной жалобе экс-подполковник ГУЭБиПК МВД Евгений Голубцов и его защита обратили внимание Верховного суда на целый комплекс нарушений, допущенных, по их мнению, Смоленским облсудом при вынесении приговора. В нем, как уже рассказывал "Ъ", речь шла о разработке и задержаниях в 2011 году сотрудниками ГУЭБиПК смоленских чиновников, занимавшихся подготовкой к празднованию 1150-летия города. Тогда под контролем оперативников их агент принес главе вычислительного центра ЖКХ городской мэрии Виталию Ерофееву 5 млн руб., а тот после задержания сообщил полицейским, что откат предназначался сити-менеджеру Константину Лазареву и начальнику управления ЖКХ Смоленска Николаю Петроченко. Все трое в итоге стали обвиняемыми в мошенничестве. Последний признал вину и получил условный срок, дела в отношении Виталия Ерофеева и Константина Лазарева были прекращены. После этого чиновники стали потерпевшими уже от действий сотрудников ГУЭБиПК и Евгения Голубцова в частности.

Оценивая собранные по делу доказательства, смоленский суд пришел к выводу, что полицейскими "были совершены провокационные действия, направленные на создание искусственных доказательств виновности Ерофеева, Петроченко и Лазарева, и без вмешательства Голубцова и иных сотрудников ГУЭБиПК умысел на получение денег у них не возник бы и преступление не было бы совершено".

Сам офицер считает, что доказательства его вины были приведены "в искаженном виде", а вывод суда об оказанном с его стороны психологическом давлении на потерпевших чиновников смоленской администрации сделан был лишь на основании их показаний. Выступавшие в этом деле в качестве свидетелей руководители ГУЭБиПК утверждали, что все оперативно-разыскные мероприятия в Смоленске проводились с их ведома и при "достаточных к тому основаниях". По словам адвоката Сергея Казимирова, защищающего Евгения Голубцова, его клиент вместе с коллегами действовал вполне правомерно "в целях выявления коррупции в администрации Смоленска".

Впрочем, практически все доводы Смоленского облсуда, положенные в основу приговора в отношении Евгения Голубцова, Верховный суд признал обоснованными. Так, показания многочисленных свидетелей со стороны защиты и представленные ею доказательства, по мнению высшей судебной инстанции, "приведены в приговоре в той мере, в какой они имели значение для правильного решения настоящего уголовного дела".

Вместе с тем, рассматривая апелляционную жалобу защиты экс-подполковника Голубцова, Верховный суд создал прецедент, который может повлиять и на приговор по основному делу — об организации преступного сообщества в ГУЭБиПК. В частности, в действиях осужденного суд не усмотрел превышения должностных полномочий с причинением тяжких последствий, исключив из приговора самый суровый пункт "в" соответствующей ст. 286 УК.

Для Евгения Голубцова это уже обернулось уменьшением срока наказания с 5 до 4 лет (он вскоре может выйти на свободу по УДО), соответственно, приговор, который будет вынесен Мосгорсудом в апреле его бывшим коллегам во главе с генерал-лейтенантом Денисом Сугробовым, также может оказаться не слишком суровым, хотя для него прокуратура и потребовала 22 года заключения.

Экс-начальнику ГУЭБиПК и десятку его подчиненных инкриминируется создание ОПС и участие в нем (ст. 210 УК РФ) ради получения наград и продвижения по службе. Основанием же для обвинения в ОПС стал 21 эпизод превышения полицейскими должностных полномочий с причинением тяжких последствий, в том числе и тот, что был инкриминирован Евгению Голубцову. При этом участие других полицейских в преступлениях обвинение трактовало точно так же, как и действия подполковника Голубцова.

"Решение Верховного суда по делу Голубцова, безусловно, очень важно и для нашего дела,— заявил "Ъ" адвокат генерала Сугробова Эдуард Исецкий.— Если из обвинения в превышении должностных полномочий будет исключен тяжкий пункт, то теряет свою диспозицию и ст. 210, подразумевающая, что преступное сообщество создается для совершения тяжких и особо тяжких преступлений. В ходе прений мы также ссылались на то, что тяжких последствий от действий наших подзащитных быть не могло. Услышит это Мосгорсуд или нет, мы узнаем только после вынесения приговора".

Олег Рубникович


Комментировать

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение