Завтрак с Моне

Елена Чекалова о нарядной яичнице

Что остается, когда блюдо съедено? Если оно было стоящим, то — воспоминание-впечатление. Я почти не удивилась, когда в Музее Орсе, на выходе с выставки Фредерика Базиля, первого, по мнению кураторов, но очень рано погибшего импрессиониста, увидела "Кулинарную книгу Моне: рецепты из Живерни" (The Monet Cookbook: Recipes From Giverny). Клод и Фредерик были друзьями и вместе выезжали на пленэр — куда-нибудь в Шайи-ан-Бьер или в Аржантей, где, как говорят во Франции, выращены лучшая в мире спаржа и импрессионизм. Оба молодых живописца любили вкусно поесть. Клод к тому же родом из Нормандии, а где еще такие прекрасные продукты и простая изящная готовка? Правда, денег тогда хватало лишь на салат с горчичным винегретом и омлет с беконом — зато листья и яйца друзья выбирали самые свежие. Мечты о настоящем столе — в этюдах к начатому в Шайи, но так и не оконченному "Завтраку на траве". На самом деле это был "второй завтрак" — ланч: пате, холодная птица, корзины с фруктами и бутылками.

"Я всегда был страстным едоком, и это не принесло мне никакого вреда",— вспоминал Моне. Настоящим фуди он стал, когда разбогател и купил поместье Живерни. Говорят, Клод просто помешался на еде почти так же, как его друг, Александр Дюма-отец — разве что не умел сам готовить. Зато был радушным хозяином и в деталях обсуждал меню с женой Алисой и кухаркой Маргаритой. Сам оформлял свои званые обеды, придумывал сервировки и подачи блюд, сам разработал интерьеры желтой, будто всегда залитой солнцем столовой с японскими гравюрами и сине-белой кухни с медной посудой на плите с изразцами. По собственным эскизам заказал в Лиможе сервиз — желто-белый с тонким синим ободком. На нем ели Ренуар, Сислей, Сезанн, Писарро, многие арт-дилеры, писатели и политики. По свидетельству гостей, чаще всего они беседовали о садоводстве и еде, о качестве и происхождении ингредиентов: гусиная печень должна быть только из Эльзаса, трюфели — из Перигора, травы — из собственного нормандского садика, а щука — из домашнего пруда. Шампиньоны тоже росли в саду Живерни, и собирали их непременно на заре. Всех, кто не разделял его страсти к еде, Моне называл варварами. К столу надлежало являться с новым рецептом в подарок — хозяин ему радовался, как дитя игрушке. Моне и сам был страстным гастрономическим туристом и коллекционером методов готовки. Стоило ему попробовать йоркширский пудинг в ресторане лондонского отеля Savoy, как он тут же потребовал от Маргариты ввести блюдо в домашний обиход. Так накопилась толстая тетрадь любимых рецептов Моне, которую наследники сохранили, но впервые опубликовали лишь в конце прошлого века.

Листая кулинарную книгу великого живописца, я наткнулась на блюдо, которое сама давно готовлю — яйца Орсини. Это как бы яичница, но очень особенная и нарядная: пышный, как снежная шапка, взбитый и припеченный с остреньким пармезаном белок, а внутри дрожит и дышит солнечный желток. Все хотела узнать, кто такой этот Орсини. Оказывается, кто-то из друзей привел таинственного итальянского графа в желтую столовую Живерни, и тот вручил хозяину этот рецепт — Моне был в полном восторге! Хотите попробовать? Блюдо простое, но требует точности исполнения. Особенно подходит для воскресного завтрака в хмурый мартовский денек.

Поставьте духовку нагреваться до 220 градусов. Яйца разделите на желтки и белки: делайте это очень аккуратно, чтобы не повредить ни один желток. Каждый я выкладываю в пустую скорлупку, а белки сливаю в чашу планетарного миксера. Добавьте в белки каплю лимонной кислоты и немного соли. Включите миксер и хорошенько взбейте: пена должна получиться настолько плотной, что положенная на нее чайная ложка не тонет. Распределите белковый "снег" по слегка смазанным маслом небольшим и неглубоким формочкам для запекания (по диаметру они должны быть не больше сковородки для глазуньи из одного яйца, а если нет ничего подходящего, можно выложить взбитый белок через сервировочное кольцо на силиконовый коврик) и слегка разровняйте. В центре каждой формочки с помощью суповой ложки сделайте достаточно глубокое отверстие для желтка. Поставьте формочки на решетку, установленную в нижней трети духовки, и запекайте 5 минут. Затем достаньте и аккуратно вылейте желтки в углубления. Посыпьте сыром, свежемолотым черным перцем и маленькими кусочками сливочного масла. Верните формочки в духовку еще на 4-5 минут или пока желтки не схватятся. В готовом блюде посыпанный пармезаном белок должен получиться чуть хрустящим, а желток остаться текучим. Сам Моне просил, чтобы Маргарита выпекала яйца Орсини в единой форме: она выкладывала в нее всю взбитую белковую пену, делала в ней 6-12 (в зависимости от числа едоков) равномерно расположенных друг от друга углублений и пекла на 160 градусах 15-20 минут, а потом выливала желтки и доготавливала. Так получается еще живописнее, к тому же у Моне была большая семья — одних детей 8 душ.

Яйца Орсини нужно есть немедленно — слишком уж хрупкое и недолговечное создание: тающее в утреннем воздухе воскресного утра впечатление солнца в облаках. Представляете, как это блюдо смотрелось в солнечной столовой на желтом блюде с синим ободком? Моне, как никто, умел обнажить красоту самых простых вещей — даже элементарного яйца. Возможно, это случайное совпадение, но именно во времена импрессионистов гастрономия во Франции стала считаться искусством.

www.chekalova.ru

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...