Коротко


Подробно

2

Фото: The Art Archive / DIOMEDIA

Злая тройка

Неуязвимые бактерии объявились в России, предупреждает главный микробиолог Санкт-Петербурга профессор Сергей Сидоренко

Российские ученые обнаружили на территории нашей страны три наиболее опасных микроба из списка ВОЗ, опубликованного 27 февраля 2017 года. Они устойчивы ко всем современным антибиотикам и опасны для населения. Что нам угрожает, "Огоньку" объяснил главный микробиолог Санкт-Петербурга профессор Сергей Сидоренко, выявивший смертоносные микробы в НИИ детских инфекций ФМБА (СПб)


Список самых опасных микробов, опубликованный ВОЗ, не был новостью для наших ученых. Мы давно целенаправленно занимаемся именно поиском бактерий, устойчивых к антибиотикам. Тревожная новость — сегодня в наших больницах перестают действовать препараты, которые раньше были стопроцентно надежными. Реаниматологи отмечают: пациенты начали чаще умирать от инфекций, с которыми не могут справиться антибиотики. Печальные случаи были даже в моем личном окружении.

Трое из ларца


Впервые о механизмах устойчивости бактерий к антибиотикам заговорили еще в 1990-х годах. Первый документ, аналогичный тому, что опубликован сейчас, выпустил в 2013 году Центр по контролю и профилактике заболеваемости США. Это также был список микробов по группам, в зависимости от степени устойчивости и потенциальной опасности. ВОЗ рассчитывает, что новый список определит приоритеты в разработке новых лекарственных препаратов. Действие препаратов должно быть направлено адресно — именно на эти три самые опасные бактерии, занимающие верхние строчки в возовском списке. Перечислю их — это бактерия ацинетобактер (причина менингита), синегнойная палочка (абсцессы и нагноения) и энтеробактерии (заражение крови).

Всех этих микробов в каких-то единичных случаях находили довольно давно. Знакомые коллеги-микробиологи, зная о нашей работе и встречая что-то подозрительное, по дружбе присылают материалы нам. Так получается некоторая база и статистика. В последние несколько лет устойчивые к антибиотикам бактерии начали находить уже в большом количестве. Сегодня их обнаруживают уже в 15 городах России, прежде всего в Санкт-Петербурге, Смоленске и Москве. Так что можно говорить о массовом явлении.

Неучтенные осложнения


Мы не можем даже оценить масштаб опасности, с которой столкнулись. Гибель от тяжелых госпитальных инфекций с большим трудом поддается учету. Например, пациент после тяжелого инфаркта лежит в больнице, у него развивается пневмония, и он погибает. Причиной смерти ему ставят инфаркт. Хотя непосредственной причиной была госпитальная пневмония, по правилам медицинской статистики смерть регистрируется по основному заболеванию. Таким образом, осложнения уходят от подсчета. Чтобы их учитывать, надо менять всю систему статистики.

С помощью медицинского информационно-аналитического центра комитета здравоохранения, нам — главному эпидемиологу и главному микробиологу Санкт-Петербурга — удалось провести исследование и получить некие цифры. Мы выяснили, например, что 9,6 процента бактерий рода клебсиеллы (могут порождать расстройство кишечника.— "О"), которые циркулируют по санкт-петербургским стационарам, устойчивы к самым последним поколениям антибиотиков. Но, конечно, это неполная картина. Статистика — дело хлопотное, требующее финансовых вложений, как и любая система.

Защита для лекарства


Больше всего тревожит устойчивость названных бактерий к последнему поколению антибиотиков — карбапенемам. Эта группа антибиотиков сегодня считается самой эффективной. На фармацевтическом рынке есть четыре препарата на их основе. Они довольно дорогие и назначаются в основном при жизнеугрожающих инфекциях. Эти лекарства имеют широкий спектр действия, поэтому врачам не нужно даже тратить время на анализ на чувствительность микробов к лекарству. При тяжелой инфекции, не выявляя, что это за инфекция, врач назначал карбапенем и был спокоен. Поэтому когда начала появляться устойчивость к этой группе антибиотиков, возникла паника. Устойчивость обусловлена тем, что у бактерий выработались защитные механизмы к этим лекарствам — особые ферменты, которые научились разрушать наши антибиотики.

Альтернативы карбапенемам сегодня нет. Приходится использовать старые токсичные препараты с более узким спектром действия. Сейчас готовятся к выпуску несколько новых соединений. Это комбинированные препараты, которые состоят из антибиотика и вещества, молекулы которого защищают антибиотик как раз от разрушения ферментами микроба. В Северной Америке и Европе эти препараты уже прошли проверку и зарегистрированы. Я думаю, в течение этого года они будут зарегистрированы и в России. В цивилизованных странах, когда возникает такая острая нужда, соответствующие регулирующие агентства делают все, чтобы процесс регистрации сократить и препарат как можно быстрее стал доступен. Хорошо будет, если мы пойдем таким же путем.

<B>Сергей Сидоренко, </B>главный микробиолог Санкт-Петербурга, профессор

Неуязвимые бактерии объявились в России, предупреждает главный микробиолог Санкт-Петербурга профессор Сергей Сидоренко

Фото: niidi.ru

Микробы из Ганга


Сейчас меняются даже наши представления о возникновении устойчивости. Раньше считали, что устойчивые патогены — продукт госпитальных условий. Но оказалось, что к бактериями, которые научились разрушать антибиотики, это не относится. Им неважно, где жить. Например, в Юго-Восточной Азии и Индии резистентные бактерии распространены и в стационарах, и в городе. Довольно часто в группе туристов, вернувшихся из Индии, кто-то оказывается носителем микробов, резистентных к антибиотику последнего поколения. Но повторюсь, тут важен сам факт происхождения бактерий — не из больницы, а "с воли".

Почему именно этот регион стал котлом, где возникают новые инфекции и оттуда попадают к нам? В этих странах, как, впрочем, и в России, дешевые антибиотики продаются без рецептов. Доступность дешевых антибиотиков в соединении с низким уровнем гигиены создают идеальные условия для того, чтобы появились "неубиваемые" бактерии.

Эволюция на марше


Медики должны создавать систему защиты. В нашем институте каждого пациента, переведенного из другого стационара, проверяют на наличие резистентных микробов. Пациентов с подозрением на заражение — изолируют. Вылечить их будет непросто, но главное — не дать заболеванию распространиться дальше. Западные страны, которые выстроили работающую систему контроля, смогли решить эту проблему. Это дорогое решение. Оно состоит в том, что стационары строят по типу инфекционных отделений, где существует жесткая изоляция пациентов в отдельную палату со своей уборной. Пока же у нас один туалет на весь этаж — говорить об этом бессмысленно.

Но мы должны понимать: постоянная антибиотиковая гонка — это естественный процесс, связанный с эволюцией. Вряд ли можно создать препарат, который остановил бы эволюцию. Надо вкладывать деньги в разработку новых антибиотиков и наводить порядок в использовании старых, чтобы удлинять время их жизни. Если старые препараты будут работать дольше, не нужно будет так часто внедрять новые дорогие препараты.

Записала Ольга Волкова


Материалы по теме:

Комментировать

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы

Социальные сети

все проекты

обсуждение