Коротко

Новости

Подробно

Фото: Владимир Корнев

Орел и рыба

В громком деле бывшего белгородского полицейского выступил ключевой свидетель

Коммерсантъ (Воронеж) от

Октябрьский райсуд Белгорода вчера допросил ключевого свидетеля обвинения по делу экс-главы УЭБиПК областного УМВД Сергея Бутяйкина. Бывший совладелец обанкроченного Орелсоцбанка Алексей Фомченков в подробностях рассказал суду, как полицейский, с точки зрения банкира, вымогал и получил взятку в 80 млн руб. для того, чтобы организовать через подконтрольных людей бизнес по переработке рыбы. По словам господина Фомченкова, Сергей Бутяйкин утверждал, что еще одним партнером в проекте будет его шеф, глава УМВД Виктор Пестерев. Главный полицейский региона это всегда отвергал, а Сергей Бутяйкин продолжает настаивать на своей невиновности.


Судебный допрос Алексея Фомченкова длился чуть больше часа. По словам банкира, его взаимоотношения с Сергеем Бутяйкиным начались в апреле 2011 года, когда об интересе со стороны руководства белгородской экономической полиции ему сообщил знакомый Юрий Могиленец. «Он вел себя крайне нагло. Стиль был такой: “Мы здесь самые крутые, без нас здесь никто ничего не решает”. Могиленец предлагал покровительство со стороны Пестерева и Бутяйкина в Белгородской области в обмен на вознаграждения. Суммы не назывались», — рассказал господин Фомченков. Банкир сообщил, что после этого встречался с господином Могиленцем в Москве еще дважды. «Речь шла о том, чтобы я платил 0,2–0,3% с обналичиваемых через Орелсоцбанк денег», — объяснял господин Фомченков. А на третьей встрече, по его словам, присутствовал сам Сергей Бутяйкин. Он поведал бизнесмену об идее со строительством холодильного комплекса и завода по переработке рыбы. «Бутяйкин сказал, что им потребуется кредит в 300 млн руб. И что в доле будет Пестерев. В случае отказа он угрожал проблемами в банке», — пояснил Алексей Фомченков. Банкир рассказал, что полицейский и его знакомые пытались соблюдать конспирацию. Перед одной из встреч Юрий Могиленец отобрал у Алексея Фомченкова «и слегка обыскал» все его телефоны, а другая беседа между ними происходила в одной из саун Харькова: «видимо, чтобы некуда было спрятать аппаратуру».

В итоге банкир согласился «сделать все возможное», чтобы выдать кредит. Учрежденным, по версии обвинения, близкими к Сергею Бутяйкину людьми фирмам «Мега-холод» и «Океан» Орелсоцбанк в займе отказал по формальным причинам. «Уже в конце августа 2011 года мы находились в стадии переговоров по поводу способов решения этой проблемы. Они позвонили мне по скайпу, и Бутяйкин упомянул об обысках в нескольких других банках. Он сказал: “Видишь, у тебя все спокойно, а ты не выполняешь обязательств”. Я серьезно воспринял слова Бутяйкина и в качестве решения проблемы уговорил свою тогдашнюю жену взять кредит на ее фирму на 60 млн руб. в Орелсоцбанке», — сообщил банкир.

Деньги в кассе наличными получали помощники господина Могиленца. Примечательно, что Алексей Фомченков признался в суде, что забрал себе 3% от полученной в банке суммы. К ноябрю 2011 года банкир оформил еще 15 млн руб. на двух других знакомых. А суммарно банк перечислил «Мега-холоду» и «Океану» через посредников около 80 млн руб. Единственной обратной услугой, которую упомянул Алексей Фомченков, стал ответ белгородской полиции на запрос Центробанка, проверявшего Орелсоцбанк: «Ревизоры просили проверить подлинность существования нескольких контрагентов банка, УМВД ее подтвердило, а Бутяйкин запросил за это списание 30 млн руб. из суммы долга». Банкир сообщил, что продолжал сотрудничать с полицейским почти до самого отзыва лицензии у Орелсоцбанка в 2012-м.

Весной этого года структуры обвиняемого должны были получить 120 млн руб. «Но за деньгами никто не приехал, а Могиленец перестал отвечать на звонки. Через несколько дней он позвонил и сказал, что они не хотят брать кредит, так как не могут отдать в обеспечение по кредиту “Курскрыбу”» (обанкротившийся завод, на базе которого и собирались организовывать новый бизнес).

После отзыва лицензии у банка господин Фомченков попытался договориться о возврате долга, «так как на жене и еще двух людях все еще “висели” кредиты». Возвраты, по словам банкира, ограничились двумя траншами по 300 тыс. руб. «С осени 2012 года я с Бутяйкиным не встречался, а еще один раз увиделся с Могиленцем и потребовал, чтобы они вернули 25 млн руб. Могиленец сказал, что они ничего отдавать не будут». В конце ноября 2012-го господин Фомченков через интернет-приемную направил жалобу на имя главы МВД Владимира Колокольцева, в которой просил разобраться в противоправных действиях господ Бутяйкина и Пестерева. При составлении обращений банкира консультировал полицейский Алексей Морозов, предшественник Сергея Бутяйкина на должности главы областного УЭБиПК. Господин Морозов подтвердил это в суде, где выступал как свидетель.

Адвокат Валерий Стадник, представляющий интересы Сергея Бутяйкина, заявил, что часть показаний Фомченкова противоречит тому, что он говорил во время следствия. Например, адвокат зачитал из материалов дела показания банкира о встрече с господами Могиленцем и Бутяйкиным в апреле 2011 года в Москве и попросил его уточнить, что он имел в виду, когда говорил, что с него требовали денег — как взятку или как плату за покровительство. Свидетель ответил, что речь шла о втором варианте. Валерий Стадник также поинтересовался у банкира, входят ли описанные им обстоятельства в материалы уголовного дела, по которому господин Фомченков в прошлом году был признан виновным в мошенничестве и оштрафован на 350 тыс. руб. Свидетель ответил, что эти истории никак не связаны, а приговор он оспаривает в кассации.

Сергей Бутяйкин всегда настаивал на своей невиновности, а Виктор Пестерев заявлял, что непричастен к конфликту между своим подчиненным и банкиром. Напомним, господину Бутяйкину вменяется получение взятки (ч. 6 ст. 290 УК РФ) и незаконное предпринимательство (ст. 289 УК РФ).

Гульнара Тагирова, Белгород


Комментарии

Рекомендуем

обсуждение

Наглядно

Профиль пользователя