Коротко

Новости

Подробно

Как прокатить губернатора-2

Журнал "Коммерсантъ Власть" от , стр. 26

Полтора года назад, когда Александру Руцкому не дали переизбраться главой Курской области, "Власть" (#43 за 2000 год) назвала основные способы, с помощью которых Кремль устраняет неугодных ему фаворитов губернаторских кампаний. Скандальные выборы в Ингушетии, где победил малоизвестный населению генерал ФСБ, заставляют вернуться к этой теме и проанализировать накопленный Кремлем опыт.


За минувшие полтора года Кремль использовал почти все названные "Властью" способы устранения фаворитов. Уговаривал кандидата не выставлять свою кандидатуру на выборах; выставлял против действующего губернатора сильного конкурента; отменял кандидатскую регистрацию из-за брака в подписных листах, нарушения правил агитации или неверных сведений в декларации о доходах; не допускал до выборов губернатора региона, в котором местная конституция ограничивает срок пребывания у власти двумя сроками.

Лишение регистрации


Приморье. Евгений Наздратенко ушел в отставку по звонку президента

Фото: Сергей Пономарев, Коммерсантъ

Пожалуй, наиболее часто против неугодных кандидатов применялся именно этот способ. Поводы использовались разные. Местный избирком мог сразу отказать кандидату в регистрации из-за недостоверных подписей. Или уже потом в кампанию вмешивался суд, лишая кандидата регистрации из-за нарушения правил агитации или неверно указанных сведений в документах.

Первой жертвой такого сценария, как известно, в 2000 году стал курский губернатор Александр Руцкой, который за несколько часов до голосования был снят с предвыборной гонки областным судом.

Его судьбу в августе 2001 года разделил лидер ростовских коммунистов Леонид Иванченко, который был главным конкурентом поддержанного Кремлем ростовского губернатора Владимира Чуба. Депутат Госдумы Иванченко был лишен кандидатской регистрации после того, как в его подписных листах специалисты избирательной комиссии обнаружили 11,2% недостоверных подписей при максимально допустимых 10%.

В январе 2002 года за неверно указанные сведения в регистрационных документах с предвыборной дистанции был снят главный оппонент действующего президента Северной Осетии Александра Дзасохова — бывший премьер республики Сергей Хетагуров.

А в апреле 2002 года удар был нанесен по бывшему министру внутренних дел Ингушетии Хамзату Гуцериеву, баллотировавшемуся в президенты республики. Верховный суд России решил, что Хамзат Гуцериев не имел права вести предвыборную агитацию с момента начала кампании до своей отставки с поста главы МВД, не уйдя в предвыборный отпуск.

Удушение Конституцией


Ингушетия. Хамзат Гуцериев (на плакате) и его брат — глава компании «Славнефть» Михаил Гуцериев — отказались добровольно выйти из президентской кампании. Поэтому Хамзата сняли с дистанции за преждевременную агитацию

Фото: Сергей Михеев, Коммерсантъ

Не обошлось и без судебных споров по третьим срокам губернаторских полномочий. Согласно закону "Об общих принципах организации законодательных и исполнительных органов госвласти в субъектах РФ", большинство действующих губернаторов имеют право занимать этот пост по три и даже четыре срока подряд. Однако воспользоваться этим правом, как оказалось, могут далеко не все.

Например, неугодный Кремлю якутский президент Михаил Николаев пал жертвой республиканской конституции, 67-я статья которой ограничивает пребывание главы республики у власти двумя сроками. Глава Якутии пытался уговорить депутатов местного парламента снять ограничение, однако парламентская оппозиция на уступки Николаеву так и не пошла. После многочисленных судебных разбирательств как в местном верховном суде, так и в Верховном суде России Михаил Николаев был снят с дистанции и не смог принять участия в выборах 23 декабря 2001 года. По сути, в этом случае суд признал верховенство регионального закона над федеральным, но в данном случае это никого не смутило.

Северная Осетия. Сергей Хетагуров выбыл из президентской гонки из-за ошибок в документах

Фото: Франк Вильягра, Коммерсантъ

Правда, такую принципиальность федеральные власти проявляли по третьему сроку далеко не всегда. Например, право лояльного Кремлю президента Кабардино-Балкарии Валерия Кокова на участие в президентских выборах 13 января 2002 года, на пути у которого встала аналогичная статья местной конституции, обосновывал лично глава Центризбиркома Александр Вешняков. Он пришел к выводу, что на момент принятия закона "Об общих принципах..." в октябре 1999 года ограничение на количество сроков в конституции Кабардино-Балкарии отсутствовало (оно появилось только 28 июня 2001 года), а значит, президент Коков имел право баллотироваться на третий срок.

Впрочем, в некоторых случаях судебная машина, даже несмотря на твердые намерения Кремля, давала сбои. Например, губернаторов Брянской области и Ненецкого автономного округа Юрия Лодкина и Владимира Бутова, переизбравшихся соответственно 10 декабря 2000 года и 14 января 2001 года, снять с выборов так и не удалось. Хотя оба за день до голосования предстали перед судом. Юрий Лодкин — за незаконное участие в выборах (по мнению Кремля, после отстранения с поста губернатора указом президента РФ в 1993 году он вплоть до своего второго избрания в 1996 году продолжал получать губернаторскую зарплату, а значит, формально оставался главой Брянщины и не имел права баллотироваться на третий срок), а Владимир Бутов — за нарушение правил агитации.

Убеждение силой


Ульяновская область. Губернатор Юрий Горячев (слева) честно уступил ставленнику Кремля генералу Владимиру Шаманову (справа)

Фото: Дмитрий Азаров, Коммерсантъ

Громкой и знаковой стала "добровольная" отставка Евгения Наздратенко после звонка президента Путина в феврале 2001 года. В этом случае сработала угроза увольнения, закрепленная в законе "Об общих принципах организации законодательных и исполнительных органов госвласти в субъектах РФ". Его нормы об отстранении губернаторов от власти начали работать как раз в феврале.

Но предварительно Кремль опробовал эту модель на незадачливом ивановском губернаторе Владиславе Тихомирове и не справившемся с энергокризисом камчатском губернаторе Владимире Бирюкове. Оба без боя отказались от участия в выборах еще за месяц до звонка Путина Евгению Наздратенко. В обмен на место в Совете федерации отказались от выборов губернатор Краснодарского края Николай Кондратенко и глава Чукотки Александр Назаров.

Ростовская область. У кандидата в губернаторы Леонида Иванченко нашли несуществующих избирателей

Фото: Павел Смертин, Коммерсантъ

Не на всех, однако, действовали уговоры. Тогда Кремль переходил к жестким действиям. В чем только ни обвиняли президента Марийской республики Вячеслава Кислицына — и в нецелевом использовании бюджетных средств, и в авторитарных методах управления, и в связях с криминалитетом. Тем не менее Кислицын решил поучаствовать в выборах 3 декабря 2000 года. Для борьбы с ним Кремлю пришлось использовать целый комплекс мер: в главы Марий Эл выдвинулись сразу три руководителя местных силовых структур, а деятельностью самого Кислицына занялась комиссия Приволжского федерального округа во главе с замполпредом Валентином Степанковым. В итоге Кислицын выборы проиграл.

Таким же образом весной 2001 года расчищался путь к победе на выборах в Эвенкии вице-президенту компании ЮКОС-РМ Борису Золотареву. Действующему губернатору округа Александру Боковикову пришлось отказаться от участия в выборах после того, как против него было заведено несколько уголовных дел по факту срыва северного завоза, а федерального инспектора по Эвенкии Евгения Васильева, ослушавшегося полпреда в Сибирском федеральном округе Леонида Драчевского и зарегистрировавшегося кандидатом, вывели из борьбы через суд.

По информации "Власти", побеседовать по душам в Кремле пытались и с Сергеем Хетагуровым, и с братом главы ингушского МВД Хамзата Гуцериева, главой компании "Славнефть" Михаилом Гуцериевым, которому предлагалось отказаться от поддержки избирательной кампании брата. Ну а когда и беседа в Кремле оказалась бесплодной, в ход пошли другие средства.

Соперник вне конкуренции


В некоторых случаях федеральному центру удавалось обойтись самым демократическим способом борьбы с неугодными, выдвинув в противовес действующему губернатору хорошо известного избирателям кандидата. Так было в декабре 2000 года в Ульяновской и Воронежской областях, где генерал армии Владимир Шаманов и генерал ФСБ Владимир Кулаков легко обыграли губернаторов Юрия Горячева и Ивана Шабанова.

Впрочем, легких побед у Кремля было немного. В особо сложных случаях для победы в регионе центру приходилось привлекать максимум средств. В Приморском крае, например, добровольный уход Наздратенко не дал никаких преимуществ президентскому ставленнику Геннадию Апанасенко. Не помогли и массовые кадровые чистки в приморской администрации. Выборы в Приморье выиграл малоизвестный бизнесмен Сергей Дарькин, а Москве пришлось договариваться с победителем.

Черный бюллетень


На апрельских выборах этого года — в Пензенской области и Ингушетии — были использованы не упоминавшиеся "Властью" методы борьбы с неугодными. В Пензенской области во избежание скандала было решено не снимать с выборов кандидата коммунистов Виктора Илюхина, который имел все шансы обойти поддержанного "Единой Россией" действующего главу области Василия Бочкарева. Однако Илюхин все равно проиграл. Как утверждает сам проигравший, это произошло из-за фальсификации итогов голосования. В самом деле, в некоторых районах области были зафиксированы особые вспышки любви к губернатору: его преимущество над конкурентом доходило до 51%, в то время как в среднем по области преимущество Бочкарева не превысило 5%. Кстати, в фальсификации итогов голосования оппоненты обвиняли и команду поддержанного Кремлем президента Тувы Шериг-оол Ооржака, уже весной этого года переизбравшегося на третий срок.

Якутия. Президент Михаил Николаев стал жертвой собственной конституции

Фото: Алексей Куденко, Коммерсантъ

Однако самая масштабная спецоперация была развернута в Ингушетии, где после досрочной отставки президента Аушева в декабре прошлого года федеральный центр выдвинул в кандидаты генерала ФСБ, замполпреда президента в Южном федеральном округе Мурада Зязикова. Проиграв в первом туре выборов даже после снятия с дистанции поддержанного Русланом Аушевым Хамзата Гуцериева, самые высокопоставленные чиновники в Москве накануне второго тура пообещали не снимать лидера — депутата Госдумы Алихана Амирханова, дублера Хамзата Гуцериева: "Пусть выиграет сильнейший. Если выиграет Амирханов, мы будем с ним договариваться".

На самом деле отдавать победу ставленнику экс-президента Аушева в Ингушетии никто не собирался. Даже несмотря на то, что адвокатам Амирханова накануне голосования было позволено выиграть судебный процесс в верховном суде республики, где рассматривались итоги проверки местной прокуратурой фактов массового подкупа избирателей. Сторонники Амирханова праздновали победу только одну ночь. Уже утром стало ясно, что победа достанется кандидату Кремля.

Чукотка. Губернатор Александр Назаров обменял свою резиденцию на кресло в Совете федерации

Фото: Дмитрий Азаров, Коммерсантъ

Процесс выборов был организован таким образом, что выиграть выборы депутат Амирханов, которого поддержали практически все участники первого тура, был не в состоянии. Мощная охрана из омоновцев фактически блокировала избирательные участки в тех районах, где в первом туре с большим преимуществом победил депутат Амирханов, и в результате многие его сторонники просто физически не успели проголосовать. Оппоненты утверждают, что гарантией победы генерала Зязикова во втором туре выборов стал мощный вброс избирательных бюллетеней. К урнам беспрепятственно допускались лишь те избиратели, у которых в паспортах имелась голографическая наклейка, означающая, что ее обладатель является сторонником генерала Зязикова.

Причем этим избирателям, как утверждают сторонники Амирханова, выдавали сразу несколько бюллетеней. Более того, по их сведениям, были отпечатаны около 20 тыс. неучтенных бюллетеней, которые затем попали в избирательные урны. Корреспонденту "Власти" удалось ознакомиться с официальными документами республиканского избиркома, согласно которым в первом туре выборов число зарегистрированных избирателей равнялось 120 тыс., а во втором их оказалось уже 146 тыс. Пожелавший остаться неназванным источник "Власти" утверждает, что в ночь с 28 на 29 апреля система ГАС "Выборы" не принимала результатов голосования, поскольку вброшенных бюллетеней оказалось слишком много.

АЛЛА БАРАХОВА


Демократия в госбезопасности

Выборы превращаются в фарс. Кто, где и кем будет избран, решают не избиратели, а президентская администрация. Кремль подчинил своей воле суды и избиркомы. Ради победы угодного Москве кандидата власти идут на открытую фальсификацию результатов голосования. В общем, демократия в опасности.



Таков лейтмотив публикаций демократической прессы о ходе большинства кампаний по выборам губернаторов. Спорить с этим глупо, потому что это правда.

Но если разобраться, ничего страшного в этом нет. За редким исключением Кремль делегирует в губернаторы вполне вменяемых политиков или генералов, которые по крайней мере не ухудшают положения своих регионов. Спросите ульяновцев, калининградцев или жителей Марийской республики, каково им жилось при прежних губернаторах — они вам ответят, что сильно лучше не стало, но уж во всяком случае былого беспредела нет. При этом на крайние меры Кремль идет лишь в исключительных и вполне оправданных случаях. Потому что было точно известно, что победа Сергея Хетагурова на выборах президента Северной Осетии привела бы, выражаясь официальным языком, к эскалации напряженности в отношениях между осетинами и ингушами. Потому что государство по определению обязано было не допустить сохранения в прифронтовой Ингушетии режима Руслана Аушева или его ставленников в виду их, скажем так, особых отношений с лидерами чеченских боевиков.

Кстати, Кремль порой проигрывает. В нескольких областях его ставленников победили коммунисты, в Приморье малоизвестный бизнесмен опередил замполпреда президента, в Якутии заместитель генпрокурора РФ отказался от борьбы в пользу протеже бывшего президента республики. Но Кремль проигрывает, когда победа противника не приводит к катастрофическим последствиям.

Что же касается демократии, то она, безусловно, в опасности. Вопрос только в том, кто ей больше угрожает. Владимир Путин ведь стал президентом вовсе не потому, что был ярким политиком, а потому, что задолго до выборов стало ясно: большинство истосковалось по "сильной руке", способной навести порядок в стране,— неважно, каким способом.

ИЛЬЯ БУЛАВИНОВ, редактор отдела политики


Комментарии
Профиль пользователя