Коротко


Подробно

Фото: Евгений Переверзев / Коммерсантъ   |  купить фото

UCP потерял интерес к сделкам

Фонд отозвал один из исков к "Транснефти"

Структура фонда UCP Ильи Щербовича отозвала иск к "Транснефти", в котором требовала предоставить документы о сделках по хеджированию валютных рисков, в результате чего в 2014 году монополия потеряла 75 млрд руб. Источники, близкие к UCP, указывают, что иск не актуален, поскольку "Транснефть" начала оспаривать договор со Сбербанком по деривативным сделкам. Но юристы замечают, что и сам спор UCP с "Транснефтью" после проигрыша в первой инстанции был малоперспективен.


Крупнейший миноритарий "Транснефти" UCP Industrial Holdings Ltd отозвал из суда требования к "Транснефти" о предоставлении документов о сделках монополии по хеджированию валютных рисков с 2013 года, следует из данных электронной картотеки судов. Этот спор длится около года, в конце 2016 года основные требования UCP были отклонены первой инстанцией (фонд подал апелляцию). Тогда суд счел, что предоставление документов о сделках "приведет к нарушению баланса интересов АО, поскольку, по сути, правовой интерес истца не будет соответствовать объему его прав на участие в обществе". UCP является крупнейшим акционером "Транснефти" после государства (владеет 100% обыкновенных акций): по данным монополии, фонду принадлежит 71% привилегированных акций (у UCP Industrial Holdings Ltd — 31%), доля префов в уставном капитале "Транснефти" — 22%. В рамках одной из сделок по хеджированию в 2014 году "Транснефть" понесла убытки в 75,3 млрд руб. Документами по сделкам интересовался и основной акционер "Роснефти" государственный "Роснефтегаз", который в прошлом году купил небольшой пакет префов "Транснефти".

Представитель "Транснефти" был недоступен для комментариев, но ранее компания расценивала эти требования как "корпоративный шантаж". Как заявили вчера в UCP, "иск стал неактуальным и непринципиальным в свете последних событий". Источник "Ъ", близкий к UCP, говорит, что между "Транснефтью" и фондом идет процесс урегулирования споров. ""Транснефть" занимается старыми деривативными сделками, в частности, пытается через суд оспорить сделку со Сбербанком",— пояснил он. В начале января "Транснефть" подала иск к Сбербанку, в котором требует признать недействительной сделку, в результате которых монополия потеряла 75 млрд руб. (заседание состоится 17 февраля). При любом исходе процесса UCP повторно не будет обращаться в суд, говорит источник "Ъ", знакомый с ситуацией.

UCP за несколько лет инициировал несколько судов, где, в частности, пытается добиться больших дивидендов по префам (сейчас на них начисляют 10% чистой прибыли по РСБУ, на обыкновенные акции с 2014 года — 25% от прибыли по МСФО). На прошлой неделе UCP заявил о подготовке новых предложений об урегулировании спора. Предыдущая такая попытка с участием Росимущества к успеху не привела. Но сейчас источники "Ъ" считают, что отказ от требований UCP можно считать одним из шагов по урегулированию спора.

Проигрыш в первой инстанции чисто статистически свидетельствует о невысоких перспективах продолжения любого дела, считает партнер Saveliev, Batanov & Partner Егор Батанов. "В данном деле дополнительно следует учитывать, что была и жалоба "Транснефти" на мотивировочную часть решения суда первой инстанции,— говорит господин Батанов.— Скорее всего, UCP взвесили не только шансы на успех, но и риски изменения в мотивировке, что могло привести к дополнительным негативным последствиям для фонда". Управляющий партнер адвокатского бюро "Дмитрий Матвеев и партнеры" Дмитрий Матвеев не исключил, что, "вполне вероятно, что UCP и "Транснефть" о чем-то договорились, поэтому решили дальше не судиться".

Господин Батанов затруднился предположить, как UCP мог бы получить необходимую информацию при рассмотрении дела против Сбербанка: "Стороной в деле они не являются, третьим лицом они также, скорее всего, не станут, иначе тогда любой акционер сможет входить в дело". "Нельзя гарантировать, что суд в решении по делу опишет все необходимые UCP документы и их содержание в полном объеме",— подчеркивает юрист. Но представитель фонда может неформально договориться с участником процесса о предоставлении интересующей его информации, замечает Дмитрий Матвеев.

Дмитрий Козлов


Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

обсуждение