Коротко


Подробно

5

Фото: Андрей Безукладников

Объединяй и властвуй

Дмитрий Ренанский о «Сверлийцах» Бориса Юхананова

Электротеатр "Станиславский" и лейбл FANCYMUSIC выпустили "Сверлийский кирпич" — полное издание оперного сериала "Сверлийцы", включающее в себя его аудио- и видеоверсии и сопроводительный буклет, завершает самый значительный проект отечественной академической музыки последних лет, который стал продюсерской победой нового русского театра


Как романтик и реалист, Борис Юхананов всегда требует невозможного, не забывая при этом ставить перед собой и своими соратниками лишь те задачи, в успехе которых он уверен чуть больше чем полностью. Возглавив гиблый столичный ГБУК "Московский театр им. К.С. Станиславского" с намерениями сделать его центром актуальной режиссуры, Юхананов выглядел в худшем случае мистификатором, в лучшем — двойником херцоговского Фицкарральдо, строившего оперный театр в перуанских джунглях. В конце января Электротеатр "Станиславский" отметил вторую годовщину ребрендинга — за это время в реконструированном здании на Тверской успели поработать Ромео Кастеллуччи, Хайнер Геббельс и Теодор Терзопулос, из славившейся своими мятежами труппы не уволился ни один актер, счет премьер пошел на десятки, была запущена издательская программа. Самым экстравагантным шагом нового руководства было превращение драматического театра в место для радикальных оперных премьер. Только до конца года обещают поставить три новых, созданных специально по заказу Электротеатра партитуры — и это не считая копродукции "Октавия. Трепанация" со статусным Holland Festival, которую Юхананов вместе с музруком Электротеатра Дмитрием Курляндским представит в июне в Амстердаме.

На оперный рынок Электротеатр "Станиславский" вышел два года назад с уникальным, как принято говорить в таких случаях, предложением: опусы шести композиторов, работавших с текстом романа Юхананова "Сверлийцы" — Дмитрия Курляндского, Бориса Филановского, Алексея Сюмака, Сергея Невского, Алексея Сысоева и Владимира Раннева,— образовали пятичастный сериал, вошедший в афишу на правах флагманского проекта. Экстравагантным (сложная современная музыка, да еще на буржуазной Тверской, да еще пять вечеров кряду) этот репертуарный ход казался лишь на первый взгляд: как опытный продюсер, Юхананов действовал c максимальной расчетливостью и прагматикой. Объединив ведущих композиторов поколения сорокалетних, "Сверлийцы" в архитектонической форме зафиксировали сегодняшнее состояние российской академической музыки во всем ее стилистическом многообразии. По идее, подобная стратегическая инициатива "группового портрета" должна была бы исходить от одного из крупнейших национальных оперных театров — то, что ее осуществили в итоге не в Мариинке и не в Большом, красноречиво свидетельствует о парадоксах культурного процесса 2010-х.

«Эпизод II», композитор Борис Филановский

«Эпизод II», композитор Борис Филановский

Фото: Андрей Безукладников

Впрочем, именно на этом неожиданном монтажном стыке Юхананов и выстроил драматургию "Сверлийцев", добиваясь пресловутого "вау-эффекта", сопровождавшего проект и на премьере, и в дни показа на прошлогодней "Золотой маске", и сейчас, после выхода "Сверлийского кирпича" с подробной аудио-, видео- и текстовой документацией эпопеи. Выведя оперу на драматические подмостки, худрук Электротеатра наступил на самую больную мозоль отечественной художественной сцены — разомкнутость цехов: не секрет, что театр, музыка и то, что принято называть "современным искусством", существуют у нас словно бы в автономных резервациях, не слишком интересуясь жизнью друг друга, не ощущая культуру как единое и непрерывное пространство. С недавних пор новая режиссерская волна все плотнее взаимодействует со своими коллегами из музыкального лагеря, но в таком масштабе, как в "Сверлийцах", композиторский десант высадился на территорию театра впервые. Системная выгода от этой спецоперации очевидна для всех: драма причастилась колоссального интеллектуального напряжения современной академической музыки, композиторы обрели на актуальной театральной сцене не только новую публику, но и новую социокультурную акустику.

Ее специфика скрывает еще один сверхсюжет, придающий "Сверлийцам" дополнительную концептуальную целостность и завершенность. Героями оперного сериала отнюдь не случайно стали ключевые фигуры культурного проекта конца нулевых — начала десятых — адепты теории прямого действия, последовательно пытавшиеся цивилизовать пространство вокруг себя, выводя новую музыку из маргинального гетто: Борис Филановский и Дмитрий Курляндский — во главе композиторской группы "Сопротивление материала", Сергей Невский и Владимир Раннев — курируя музыкальную программу столичной "Платформы". В какой-то момент даже стало казаться, что им удалось наладить диалог с государством и традиционными институциями (теми же оперными театрами), но на смену свернутому в одночасье либеральному проекту пришел охранительский тренд, недавние протагонисты как будто ушли в тень, а современная музыка, по тонкому замечанию одного из авторов "Сверлийцев", зажила своей частной жизнью.

Аккурат в этот момент на московскую сцену вышел Борис Юхананов, превративший Электротеатр в территорию утопии, хрупкое пространство воплощенной мечты о несбыточном, в эстетскую резервацию, камерный раек с остро очерченными границами. "...помчали все в "Отель де Бэн"" — в последней строчке финального эпизода "Сверлийцев" неспроста упоминается легендарный Hotel des Bains, где разворачиваются события "Смерти в Венеции" Томаса Манна и Лукино Висконти. Ключевой мотив пенталогии — бегство от действительности — материализован в образе Сверлии, существующей параллельно земной цивилизации фантастической страны, попасть в которую можно через несколько порталов: один располагается в Санкт-Петербурге, другой, как нетрудно догадаться, в Венеции — излюбленном локусе эскапистов всех времен. Причудливое фэнтези "Сверлийцев" с их развитой галлюциногенной мифологией, с их гондольерами, принцами и русалками смотрится сегодня манифестом нового романтизма, метатекст которого складывается из разбросанных тут и там намеков, недосказанностей и подсказок. Оперный сериал Юхананова со товарищи — идеальный документ эпохи, точный слепок времени, прямому действию предпочитающего рефлексию, уводящую из реальности в эмпиреи вымысла и художественной игры.

«Сверлийский кирпич. Полное издание оперного сериала в пяти частях»
FANCYMUSIC, 2017 год

Дмитрий Ренанский


Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение