Коротко


Подробно

4

Фото: Анатолий Жданов / Коммерсантъ   |  купить фото

Вечный кандидат

Зачем лидер ЛДПР снова и снова баллотируется в президенты

Журнал "Коммерсантъ Власть" от

Владимир Жириновский готов принять участие в президентских выборах, но пока непонятно, хватит ли ему запала. Могут ли какие-либо националисты, кроме ЛДПР, участвовать в выборах и не создать проблем для власти — вот вопрос, который становится все более актуальным в преддверии 2018 года.


Андрей Перцев, Иван Синергиев


Владимир Жириновский начал подготовку к выборам. Лидер ЛДПР (полную историю партии см. во "Власти" N36 за 2016 год) намерен сконцентрировать в своих руках практически все возможные партийные полномочия. После съезда ЛДПР, намеченного на 4 февраля, он останется председателем партии, а также станет главой высшего совета. Ранее эту должность занимал его сын, вице-спикер Госдумы Игорь Лебедев, который по уставу на третий срок переизбраться не может. Сохранится за Жириновским и пост лидера думской фракции.

Но самое важное, что почти наверняка партийный лидер подтвердит статус кандидата от партии на президентских выборах в 2018 году.

Выглядит это если не логично, то привычно: Жириновский вел свою партию на всех выборах (за одним исключением) и всегда с большой пользой и для своей партии, и для власти.

Вехи большого крика


Когда в мае 1991 года депутаты съезда народных депутатов РСФСР со смехом и улыбками голосовали за то, чтобы дать возможность лидеру карликовой, как тогда считалось, ЛДПСС Владимиру Жириновскому стать кандидатом в президенты, мало кто из них думал, что не просто дополняет избирательный бюллетень новой графой, а дает старт большой политической карьере.

Победитель был известен, команда Бориса Ельцина боялась только того, что не удастся победить в первом туре. Одним из источников тревоги была очевидная предопределенность результата. Жириновский оказался как нельзя кстати. Экстравагантный лидер малоизвестной партии занял третье место, набрав 7,8% голосов. Лозунг, под которым он шел на выборы, звучал так: "Хочу поднять русский вопрос!" С тех пор с "русским вопросом" связана вся агитация будущей ЛДПР, из-за чего партию и ее лидера не раз обвиняли в расизме, разжигании национальной розни, пропаганде войны. "Антизападная риторика не мешала тогда ЛДПР получать деньги у немецкого Фонда Наумана, немцы же купились на название",— вспоминает политолог Константин Калачев.

Прорыв в политической карьере Владимира Жириновского случился в 1991 году, когда он шел в президенты от малоизвестной ЛДПСС и занял третье место с 7,8% голосов

Фото: Валерий Щеколдин, Коммерсантъ

Настоящий успех пришел к ЛДПР уже на первых выборах в Госдуму в 1993 году. Партия набрала 22,92% голосов и заняла первое место при голосовании по партспискам. Партия власти, роль которой играл тогда "Выбор России", пришла второй; КПРФ, считавшаяся главной оппозиционной силой, оказалась лишь третьей. "Жириновский говорил то, о чем многие думали, но предпочитали молчать. Использовал адресные и упрощенные обращения к социальным слоям",— вспоминает Калачев.

Впрочем, важнее для власти было то, что ЛДПР и Жириновский поддерживали проект Конституции, референдум о которой проходил одновременно с выборами в Думу и Совет федерации. Конституция была принята во многом благодаря агитации оппозиционной партии.

Успех на выборах открыл Владимиру Жириновскому дорогу в большую политику, особенно в международные дела. Лидер ЛДПР активно интересовался международной политикой: встречался с лидером Ирака Саддамом Хусейном, главой Ливии Муаммаром Каддафи. Эти политики конфликтовали с Западом и особенно с США. Эти встречи неплохо работали на имидж Жириновского — именно с тех пор ему приписывают слова о том, что "русские солдаты будут мыть сапоги в Индийском океане". Обещания избирателям были не менее эпатажными, их отголосками служит якобы заявление Жириновского о том, что его партия гарантирует "каждой бабе по мужику, каждому мужику по бутылке водки". Во время избирательной кампании 2011 года Жириновский отрицал, что когда-либо такое говорил.

Успех 1993 года Жириновскому на парламентских выборах больше повторить так и не удалось. Бывали результаты больше, как в 1995-м и 2003-м, когда партия получала по 11%, бывали меньше — как в 1999 году, когда ЛДПР с трудом преодолела 5-процентный барьер. Однако именно в середине 1990-х годов был сформирован политический стиль партии и ее лидера, ради которого пришлось пойти на некоторые жертвы. Он предполагал прежде всего политическую всеядность и договороспособность.

"Похоже, что в 1990-е Владимир Жириновский решил разменять результат на политическое долголетие",— полагает Калачев.

Самой наглядной иллюстрацией стала история с попыткой импичмента президенту Борису Ельцину в 1999 году (процедуру инициировала КПРФ). "Если бы он (импичмент.— "Власть") прошел, то на столе у Ельцина лежало бы два указа: о роспуске Государственной думы, второй — о запрете КПРФ. И это бы обязательно произошло прямо 18 мая, утром. И тогда бы мы с вами потеряли демократию, КПРФ была бы запрещена, а Ельцин бы остался на долгие годы президентом. А так он через пять месяцев ушел со слезами на глазах. Поэтому мы спасли КПРФ, спасли демократию, и все-таки Ельцин ушел" — так в эфире радио "Свобода" объяснял этот шаг Владимир Жириновский. Он добавил, что коммунисты не предложили ЛДПР посты в правительстве и это стало еще одним поводом не поддерживать импичмент.

Олег Финько, депутат Госдумы от ЛДПР первых трех созывов, потом состоявший в "Справедливой России", уверен, что ЛДПР и ее лидеру не хватало "идеологического стержня": "Жириновский мог критиковать капитализм, потом высказываться против коммунизма. При этом он был блестящим полемистом и партийным организатором". Собственно, в 1990-е и стало ясно, что не очень важно, кто есть в ЛДПР кроме Владимира Жириновского. По словам Калачева, кампании ЛДПР всегда были выстроены супертехнологично. "Но я не видел технологов, которые бы признавались, что работали на ЛДПР",— добавляет он.

На президентских выборах 1996 года выдвижение Жириновского играло на руку власти: он агитировал голосовать против Геннадия Зюганова, чем помогал Борису Ельцину

Фото: Фотоархив журнала "Огонек"

Власть была готова делиться постами с ЛДПР: в 1998 году депутат Госдумы Сергей Калашников стал министром труда и соцразвития в правительстве Евгения Примакова, чью кандидатуру на посту премьера поддержала ЛДПР. Партия голосовала и за утверждение премьером Сергея Кириенко (в том же году). А на президентских выборах 1996 года Владимир Жириновский призывал голосовать против Геннадия Зюганова, чем помогал Борису Ельцину. В Госдуме с третьего по седьмой созыв Владимир Жириновский и его соратники продолжали активно сотрудничать с властью и поддерживали большинство инициатив нового президента Владимира Путина.

Место ЛДПР в Думе не подвергается сомнению, и если воспринимать партии, которые сейчас представлены на Охотном ряду как фракции, то ниша околонационалистической фракции закреплена за ЛДПР, казалось бы, на века. В этом смысле лозунг 2003 года "ЛДПР за бедных, ЛДПР за русских!" выглядел универсальным ключом к добыче голосов. Впрочем, к 2011-му Владимир Жириновский объявил, что партия решила отказаться от него и в ходе думской кампании ЛДПР впервые получила четвертый результат (11,67%), уступив "Справедливой России", хотя и улучшив предыдущие показатели. Зато в 2016 году на парламентских выборах ЛДПР чуть было не обошла КПРФ, сместив коммунистов с привычного для них второго места.

Смена вех и никакого интереса


Наверное, сам Жириновский никогда не рассчитывал на то, что может победить на президентских выборах. Не случайно обычно в ходе голосования он набирал меньше, чем на думских выборах, которые имели для него большую ценность. Однако каждый раз его участие имело важное прикладное значение. В 1996-м он отнимал голоса у Геннадия Зюганова. В 2000 и 2008 годах дал возможность новому президенту (сначала Путину, а потом Медведеву) чувствовать себя победителем всех имеющихся опытных политических бойцов. В 2012-м кампания кандидата Владимира Жириновского была одним из бастионов противодействия "белоленточной угрозе". Единственный раз, когда в Жириновском не было нужды,— кампания 2004 года: тогда он с огромным удовольствием уступил место в бюллетене своему соратнику Олегу Малышкину.

Как быть в 2018 году — вопрос предельно актуальный.

Возможно, побочным, а может быть и основным, эффектом политической деятельности ЛДПР и Владимира Жириновского было отсутствие все эти годы альтернативных националистических проектов. Для них просто не было ни голосов, ни места на политическом поле.

Политические таланты Жириновского исключали саму возможность появления альтернативы.

Выкинуть ЛДПР из Думы и политики пробовали многие, однако всерьез покуситься на его позиции удалось только блоку "Родина" в 2003 году.

Впрочем, успех Сергея Глазьева, Дмитрия Рогозина и их товарищей оказался краткосрочным: к 2007 году уже никакой "Родины" в политике не было, а ЛДПР снова прошла в Думу.

В 2000-е годы на смену эпатажности пришла сговорчивость: Жириновский и его партия поддерживали действующую власть (на фото — с президентом Дмитрием Медведевым, 2008 год) и стабильно проходили в Госдуму

Фото: ИТАР-ТАСС

Год от года партия все больше вкладывалась в технологии. К думским выборам "ЛДПР начала подготовку еще 2,5 года назад — по стране пошли агитационные поезда, в регионы стали выезжать партийцы. На улицах появились билборды с надписью "ЛДПР" — это уже партийная традиция. Человек видит знакомые буквы и голосует",— рассуждает Олег Финько. Вернулись и проверенные лозунги: в кампанию-2016 партия Владимира Жириновского вошла под лозунгом "Хватит унижать русских!".

Однако на 2018 год ни технологий, ни запала уже немолодого лидера ЛДПР может и не хватить. И речь идет не столько о человеческих, сколько о политических ресурсах. Национализм-лайт в версии Жириновского несколько наскучил потенциальным избирателям, он не воспринимается как действительно актуальное политическое предложение.

Это 15-20 лет назад он был в оппозиции, только не политической, а фразеологической.

Лидер ЛДПР говорил то, о чем другие политики либо не решались, либо не хотели. Но сегодня имперско-националистическая терминология настолько в ходу, что ЛДПР трудно предложить что-то по-настоящему новое. Что касается экспрессивной подачи, то и это сегодня далеко не эксклюзивное предложение. Любой посетитель политического ток-шоу на федеральных каналах умеет кричать и ругаться, ну, может быть, чуть хуже лидера ЛДПР.

Кандидат Владимир Жириновский — не тот товар, ради которого стоит идти на избирательные участки, тем более что о его победе речь не идет.

Пока возможны два варианта. Один, маловероятный, заключается в создании новой политической силы, которая со временем заменит ЛДПР и кандидат которой сможет аккумулировать голоса националистов. Но при этом будет абсолютно новым для публики. То есть исполнит ту же роль, которую сам Жириновский сыграл в 1991 году. Однако такого человека нет. Найти его не так просто. И к тому же нужны гарантии того, что новый человек всегда будет играть по правилам, как это делал сам Жириновский.

Чуть более вероятный вариант подразумевает подготовку такого человека внутри ЛДПР, притом что Владимир Жириновский сохраняет полный контроль над партией, аппаратом и всеми ресурсами, которые у нее есть. И в этом случае степень контроля повышается, однако снижается возможность представить потенциального кандидата как нового.

Поэтому, скорее всего, все останется как есть: Владимир Жириновский пойдет на свои шестые президентские выборы.

Комментарии
Профиль пользователя