Коротко


Подробно

Фото: Пресс-служба Роскосмоса

«"Роскосмос", конечно, понесет финансовые потери»

Официальный представитель госкорпорации — в интервью "Ъ FM"

"Роскосмос" вернет двигатели ракет-носителей "Протон-М" производителю. По данным "Ъ", корпорация собирается отозвать все двигатели второй и третьей ступени из-за проблем с качеством. Как выяснилось, при сборке устройств вместо материалов с содержанием драгоценных металлов использовались менее жаростойкие. По словам собеседников "Ъ", из-за отзыва "Роскосмосу" придется отложить запуски носителей "Протон" и "Союз". Ведущему "Коммерсантъ FM" Алексею Корнееву прокомментировал ситуацию официальный представитель "Роскосмоса" Игорь Буренков.


— Эту информацию можно считать уже официальной?

— Естественно. Мы ведем системную реформу ракетокосмической отрасли, и, конечно, в ее рамках "Роскосмос" проводит тотальную проверку качества производимой продукции. Особое внимание уделяется и двигателям. Ракеты-носители должны выполнять свою основную функцию — выводить на орбиту космические аппараты. Это их самая главная задача, не просто взлет. Поэтому сейчас у нас серьезно усилен контроль за чистотой всех систем и помещений, в частности, на космодроме "Байконур". Благодаря использованию новых стендов и систем, специалисты теперь проверяют также и параметры, которые десятилетиями не изучались.

Ведь космическая продукция — и ракеты-носители, и двигатели — создается не за месяц и не за два. Иногда на это уходят годы. Поэтому, конечно, существуют и заделы готовых изделий, которые, в общем-то, были произведены ранее. Вот по ним тоже ведется серьезная работа, все это проверяется, ведутся дополнительные испытания. Этим и объясняются возможные задержки пусков ракет-носителей "Протон". Тут ведь главное — не торопиться и лишний раз убедиться в полной надежности техники и соответствии ее регламентам тех материалов, из которых она производится.

— Вы собираетесь отозвать все двигатели второй и третьей ступени, собранные на заводе в Воронеже за последние несколько лет?

— Да.

— Сколько таких двигателей?

— У нас все-таки продукция не массовая, она исчисляется десятками. Но, тем не менее, труд и средства, которые на нее затрачиваются, довольно значительные. Поэтому и проверка будет вестись очень непростая. Это очень серьезная процедура, которая требует привлечения и специалистов, и специальной техники. Время не стоит на месте, и то, что, предположим, 20 лет назад просто было не видно или непонятно, можно подвергнуть проверке. Существуют специальные новые методики, технологические возможности, которые позволяют это сделать. Например, я уже сказал о стендах, они тоже поменялись и теперь дают большие возможно увидеть параметры, по которым считываются показатели. Так что, работа ведется.

Правда, тут еще надо заметить, что подобные вещи — некие технологические сбои или нештатные ситуации — происходят во всех странах, которые занимаются подобной деятельностью. Техника — это серьезно. Ведь и более простые вещи, бытовые приборы ломаются, а тут космическая отрасль.

— Правда, что при производстве двигателей более дорогие материалы из драгоценных металлов были заменены на менее жаростойкие?

— Космическая отрасль в России существует не один десяток лет. Понятно, что за это время многое что менялось, а чаще всего, к сожалению, не менялось, как, например, некоторые системы проверки. Более того, некоторые узлы десятилетиями не проверялись. Считалось, что с ними ничего случиться не может. В какой-то момент все эти факторы совпали, поэтому все заговорили, в том числе на самом высоком уровне, о необходимости реформы.

То, что касается материалов, используемых при производстве двигателей, здесь нужно провести проверку соответствия. Потому что если, предположим, какой-либо материал не выдерживает параметры, в которых он должен эксплуатироваться, это неминуемо приводит к ситуациям, которые нас с вами не радуют.

— Как это отразится на графике пусков? Когда может быть проведен первый пуск в этом году?

— Насколько будет отложен старт, сейчас сложно сказать. Для этого нужно закончить проверку, все проанализировать. У нас все специальные процедуры строго прописаны в регламенте. После того как это все будет сделано, естественно, мы сообщим о планах. Но то, что будут задержки — это факт. Но, еще раз повторюсь, что подобные переносы, связанные с вопросами качества, существуют в других странах. Важно просто заметить причину на месте и разобраться с ней на земле.

— Но, может быть, в июне или июле полетит "Прогресс"?

— Я думаю, что мы в течение нескольких недель посмотрим, как ситуация с этим будет складываться, и объявим новые даты. Есть и аппараты, которые нужно запускать, есть обязательства нашей страны перед партнерами, поэтому я полагаю, все-таки мы со всеми задачами справимся.

Мы постараемся сделать, чтобы она задержка запусков была наименее болезненна. Космические аппараты имеют такую важную особенность, что запускаться они должны только в определенное время и в сроки: должны быть совпадения по орбите, по параметрам, при помощи которых они выводятся, потому что это тоже важно. Специалисты, которые занимаются баллистикой, все это рассчитывают. А задача специалистов, которые занимаются качеством, сделать так, чтобы продукция соответствовала всем нормам.

— Стало известно, что "Роскосмос" потребует от Центра им. Хруничева неустойку за срыв разработки разгонного блока для ракет "Ангара". Можно ли вычислить, сколько потеряет корпорация из-за изменения графиков полетов, от этих проверок? Будете ли вы требовать неустойки с воронежского завода, если выяснится, что они виноваты?

— Надо понимать, что тот же Центр им. Хруничева находится в далеко не блестящем финансовом положении. Сложилось оно не сегодня или вчера, а это происходило в течение десятилетий. С момента же создания "Роскосмоса" еще и полутора лет не прошло. Поэтому здесь надо понимать, что эти вещи связаны. Что касается проверки продукции Воронежского механического завода — это одна история, и она с Центром им. Хруничева связана только лишь потому, что двигатели потом ставятся на "Протоны", которые создает центр.

Что касается разработки момента, связанного с "Ангарой", здесь такая система: есть регламенты, которые говорят о том, что мы должны при помощи определенных процедур взыскивать неустойку с предприятий, которые не выполняют в сроки определенные работы. Но сейчас, если потребуется, то можно будет найти другие разгонные блоки. Все-таки там продукция не создается в единственном экземпляре. Но здесь важно понимание того, что проблема организации работы в том Центре им. Хруничева давно вызывает вопросы. Несмотря на то, что многие вещи уже поправлены и сделаны, работы в этом смысле предстоит еще много.

— Но все-таки какие финансовые потери понесет "Роскосмос" в результате сложившейся ситуации?

— Потери, конечно, "Роскосмос" понесет. Но я хочу подчеркнуть: все задачи, связанные с обороноспособностью страны, решаются в срок и вовремя, тут никаких вопросов не возникает. Скорее, говоря о потерях, мы имеем в виду научные работы, связанные именно с запуском космических аппаратов научного значения. Естественно, потери существуют, и они все высчитываются. Но когда заключаются контракты на запуски, там всегда учитываются возможности, которые могут возникнуть с точки зрения тех неприятных моментов, которые могут быть. Это учитывается.

Сказать о том, что мы сейчас несем колоссальные убытки, нельзя. Даже если какие-то сложности в этом смысле возникнут, то лучше мы их обнаружим здесь. Потому что, если какая-то нештатная ситуация случится в космосе, или произойдет потеря аппарата, убытки будут исчисляться миллиардами. Лучше все-таки сохранить аппарат космический, который тоже стоит немало, чтобы он потом свои функции выполнял, чем его просто потерять, пустив его, допустим, на негодной ракете-носителе.

Материалы по теме:

Комментировать

Наглядно

актуальные темы

обсуждение