Коротко


Подробно

Фото: Алина Потова

Лампочка накаливания страстей

"Совместные переживания" в Центре имени Мейерхольда

Премьера театр

В Центре имени Мейерхольда вышли "Совместные переживания" — спектакль группы "Эскизы в пространстве" и молодого режиссера Виктории Приваловой по текстам драматурга Евгения Казачкова. Коллективный опыт рассказов о первой любви испытала на себе АЛЛА ШЕНДЕРОВА.


В тесной черной комнате рассаживаются примерно полсотни зрителей, но не так, как в обычном театре, а по спирали: если посмотреть сверху, получается улитка. Над головами сидящих иногда загорается зеленая лампочка, а на стену проецируется что-то вроде звездного неба, по которому вместо метеоритов летят цифры. Перед началом каждому зрителю выдают бумажку с номером и одной репликой (у каждого — своя). Если загорается ваша цифра, вы должны произнести реплику, а если горит зеленая лампочка — можете рассказать историю вашей первой любви. Среди зрителей сидят шестеро актеров — они и держат драматургию, озвучивая свои и чужие истории, которые собрали с помощью драматурга Евгения Казачкова, ставшего уже почти классиком жанра вербатим. Это Казачков сделал интервью с создателем программы FineReader Давидом Яном, легшее в основу спектакля Семена Александровского "Топливо" (см. "Ъ" от 18 ноября 2015 года), а в театре "Практика" до сих пор идет "Игра на барабанах", созданная по мотивам интервью Казачкова с Олегом Куликом. Особенность его интервью — умение снять словесный оттиск человека так, чтобы в монологе проступала суть.

Может быть, в "Практике" о Казачкове и услышала выпускница ВГИКа, автор короткометражек Виктория Привалова. Прошлой весной она делала мультимедиаоформление для спектакля "Практики" "Девушки в любви", после чего решила продолжить любовную тему и попробовать свои силы как театральный режиссер.

Вместе с Казачковым они сделали занятную вещицу: истории любви в "Совместных переживаниях" вроде бы вполне типичные, но они часто обрываются на полуслове. Остается недосказанность, примерно такая же, как от нескольких экспонатов, украшающих стену при входе в зал: разбитый телефон, истерзанная жестянка из-под энергетика и прочее. Пока их разглядываешь, вспоминаются знаменитые пушкинские стихи о "цветке засохшем, безуханном" и спонтанности любовных воспоминаний. Как оказывается, недаром.

Вот, например, мне досталось произносить вслух строчку "Качельки важнее того, кто качает" — посреди рассказа о том, как мальчик покачал девочку на качелях, потом уехал, потом приехал, смотрит, а ее уже качает другой. Вот тогда-то он и понял, что для девочек качельки важнее. После этой истории в нашем спектакле была пауза, загорелась зеленая лампочка. И тут какой-то старичок, сидевший в самом центре "улитки", вдруг вслух вспомнил, как однажды в электричке некая Люся закричала ему: "Сеня!" — и как только он узнал ее, сразу помолодела лет на 40. А всего-то и было у них с этой Люсей, что сидели они в третьем классе за одной партой: она вредничала и загораживалась от него портфелем, а он этот портфель убирал. И, собственно, любви-то между ними никакой по-настоящему не было, но осталась память — о совместных переживаниях. И вот пока в нем оживала эта память, пожилой Сеня розовел и молодел на глазах. Слушая такие рассказы, понимаешь, что каждый из нас устроен наподобие улитки: очень нелегко добраться до центра себя. В самом спектакле при этом нет ни пафоса, ни претензии на возвышенность чувств. Но то, что остается после "Совместных переживаний", все равно иначе как поэзией не назовешь.

Комментировать

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение