Коротко


Подробно

Фото: Анатолий Жданов / Коммерсантъ   |  купить фото

Что ждет мир в этом году

Важнейшие мировые события 2017 года по версии экспертов ПИР-центра

Члены международной экспертной группы ПИР-Центра рассказали "Власти" о ключевых событиях минувшего года и о прогнозах на наступивший год в сфере международной безопасности.


Андрей Кортунов (Россия), генеральный директор Российского совета по международным делам:

Отсутствие прогресса в урегулировании кризиса на Украине окрашивало в 2016 году в негативные тона отношения Москвы не только с Киевом, но и c Западом в целом. Результатом взаимной непримиримости стало сохранение санкций и решение Варшавского саммита НАТО усилить восточные рубежи альянса. Последствия этих решений будут ощутимы в 2017 году.

Преодоление, пусть и не очень быстрое, российско-турецкого кризиса, который возник в ноябре 2015 года и продолжался значительную часть 2016 года,— одно из самых позитивных событий прошедшего периода. Отношения Москвы и Анкары — важнейший фактор, влияющий на безопасность в Черноморском регионе, на Кавказе и на Ближнем Востоке.

Развитие российско-американских отношений при новой администрации президента Дональда Трампа, последствия предстоящих выборов в целом ряде крупных государств ЕС будут воздействовать на возможности и ограничители внешней политики России в 2017 году. В наступившем году произойдут важные подвижки в отношениях России с западными странами, которые в наибольшей степени повлияют на безопасность и общую атмосферу российской внешней политики.

Значимой глобальной тенденцией в 2017 году станет выработка стратегии новой американской администрацией, и здесь кроется множество факторов неопределенности. Пока неясно, какой будет внешняя политика и политика безопасности США даже на основных направлениях. Она может более жесткой, менее жесткой, односторонней, многосторонней, поэтому важно внимательно наблюдать за развитием событий.

Второй важный тренд, который будет влиять на безопасность в мире — это динамика событий на Ближнем Востоке. Прежде всего речь идет о конфликте в Сирии, Йемене, нестабильной ситуации в Ливии и целом ряде арабских государств. Пока не до конца понятно, удастся ли договориться о сотрудничестве по Сирии в формате Россия--Турция--Иран или в более широком формате и какова в этом будет роль Запада. Еще один фактор неопределенности — ситуация в Афганистане, где в наступившем году начнется интенсивный вывод американских войск.

Третьим фактором глобальной безопасности в новом году станет внешняя политика Китая. Она будет определять ситуацию вокруг Южно-Китайского моря, состояние китайско-японских, китайско-американских отношений и в целом степень напряженности в Азиатско-Тихоокеанском регионе (АТР). Возможные изменения в АТР опять-таки будут связаны со сменой американской администрации и динамикой процессов в самом Китае. Болезненная реакция Пекина, которую спровоцировали контакты избранного президента Трампа с властями Тайваня, показали тревожные тенденции на этом направлении.

Азиатско-Тихоокеанский регион также будет важен в контексте событий на Корейском полуострове. Ядерные испытания, интенсивное развитие баллистических программ КНДР окажутся в центре внимания региональной политики, и важно отслеживать эти события, чтобы предотвратить негативный сценарий.

Николай Злобин (США), президент Центра глобальных интересов:

Неудачная стратегия США на Ближнем Востоке в борьбе с террористической группировкой "Исламское государство" (ИГ, запрещена в России) стала самым негативным событием военно-политического плана для Вашингтона. В результате американская позиция оказалась слабее, чем она могла и должна была бы быть.

Самым позитивным событием прошлого года стало то, что нервная, грязная и упорная избирательная кампания по выборам президента США завершилась мирно, и американский политический класс принял нового президента в большей или меньшей степени. После выборов у США появилась возможность пересмотреть свои позиции в мире, а главное — свое отношение к действующему миропорядку. Обновление для США — вещь здоровая и необходимая хотя бы потому, что позволяет признать ошибки прошлого. Возможно, не самые лучшие и продвинутые люди пришли к власти в Америке, но любое обновление оздоровляет систему через шок: старые заевшиеся кадры, у которых замылены глаза и которые не могут отличить реальность от выдуманных в офисе представлений о ней, уходят. В этом смысле новая администрация Трампа — крайне позитивное для США событие, даже если новый президент не сможет реализовать весь свой потенциал за срок своего президентства.

В 2017 году главной проблемой для США станет глубокая фундаментальная и краеугольная перестройка своей внешней политики. Это очень сложная задача. От того, с каким умением и профессионализмом американский правящий класс справится с этой задачей, будет зависеть прочность позиций Вашингтона в мире. В первую очередь изменения повлияют на отношения США с союзниками по НАТО. Конфигурация этих отношений повлияет на обстановку не только в Европе, но и во всем мире. Не менее важными будут отношения американцев с союзниками вне НАТО и российско-американские отношения. Изменения во внешней политике затронут экономические позиции США, в частности те преимущества, которые американцы хотят получить в противостоянии с Китаем. Значимыми будут отношения США со своими ближайшими соседями из "заднего двора" — странами Латинской Америки.

Негативным трендом 2017 года может стать новая гонка вооружений между США и Россией. Если это произойдет, то по российской экономике будет нанесен большой удар. Заметным минусом это будет и для американской экономики. Многое в мире будет зависеть от взаимоотношений США с Китаем и Ираном, которые администрация Трампа считает главными угрозами.

Возможно, в 2017 году мировые державы найдут общее понимание того, что такое международный терроризм, и определят новые общие подходы для борьбы с ним. Если каждая страна продолжит тянуть в свою сторону, как мы наблюдаем это в Сирии, то в результате мир может стать гораздо более опасным и непредсказуемым.

Евгений Бужинский (Россия), председатель совета ПИР-Центра, генерал-лейтенант запаса:

Самым негативным событием 2016 года стала антироссийская пропагандистская кампания на Западе. Поводы множились ежедневно: Украина, Сирия, допинговый скандал, вмешательство в выборы США. Наверняка в наступившем году Россию обвинят во вмешательстве в выборы в Германии. В прошлом году стало окончательно понятно, что Киев не намерен выполнять свою часть минских соглашений, поэтому конфликт на юго-востоке Украины будет длиться еще долго.

Переломным событием, которое положительно повлияло на безопасность в мире, стало освобождение сирийского города Алеппо от боевиков запрещенной в России террористической группировки "Ан-Нусра" и других исламистских группировок. Даже временная потеря Пальмиры уже не способна поколебать позиции президента Башара Асада. По этой причине Запад стал реже требовать ухода Асада в качестве предварительного условия начала процесса политического урегулирования.

С некоторыми оговорками к позитивным событиям прошедшего периода можно отнести начало диалога с Японией о мирном договоре. Сохраняются опасения, что "совместная хозяйственная деятельность" на островах Курильской гряды, о которой сторонам предстоит еще договориться, может привести к ползучему освоению островов более предприимчивыми и финансово состоятельными японцами. Важно помнить о военном значении островов для действий российского флота в Охотском море. Достаточно быстро завершился российско-турецкий конфликт после извинений, принесенных турецким президентом Реджепом Тайипом Эрдоганом Владимиру Путину.

В 2017 году основными факторами, которые определят дальнейшее развитие событий в Сирии, Ираке, на Украине и в других регионах мира, станет внешнеполитический курс новой американской администрации. Если Дональд Трамп действительно нацелен на более тесное взаимодействие с Москвой по всей повестке двусторонних отношений, а также существующим региональным конфликтам, то есть надежда на ослабление напряженности в отношениях России с Западом. Улучшение российско-американских отношений повлияет на вопрос санкций и более быстрое окончание конфликтов на Ближнем Востоке и Украине.

Глобальная безопасность в наступившем году будет зависеть от развития кризиса в Сирии, перспектив совместной с США борьбы с ИГ (запрещена в России) и возможного начала движения к урегулированию конфликта в Донбассе.

Фарход Толипов (Узбекистан), директор негосударственного научно-образовательного учреждения "Билим карвони" ("Караван знаний"):

Начало политической оттепели в Узбекистане и в отношениях с соседними государствами Центральной Азии стало самым важным региональным событием прошлого года. Узбекистан как ключевое центральноазиатское государство несет на себе существенную политическую нагрузку и ответственность за региональные дела. Поэтому новость о том, что новый президент страны Шавкат Мирзиеев определил Центральную Азию как приоритет узбекской внешней политики, была воспринята в соседних странах с ожиданием реальных позитивных сдвигов. Новая активизация региональной политики Ташкента может иметь существенные импликации как для региональной геополитики, так и процессов региональной интеграции в Центральной Азии. В 2017 году, вероятно, окончательно разрешится проблема вокруг строительства Рогунской ГЭС в Таджикистане, против которой выступал первый узбекский президент Ислам Каримов. Могут быть разрешены и проблемы делимитации границ между центральноазиатскими странами.

Глобальную безопасность в наступившем году будут определять конфликты в Сирии, Ираке, на Украине, а также ожидаемая очередная "перезагрузка" российско-американских отношений. Все эти события будут иметь прямое или опосредованное воздействие и на центральноазиатские страны.

Евгений Сатановский (Россия), президент Института Ближнего Востока:

Активизация поддержки исламистов на Ближнем Востоке со стороны США, Великобритании, Франции и их союзников, а также подконтрольных им структур ООН стала самым негативным событием для этого региона. Это привело к тому, что "контртеррористическая" коалиция из 67 стран во главе с Вашингтоном была нейтрализована и превращена в инструмент косвенной поддержки террористов. Тем не менее позитивным событием стало разблокирование сирийского Алеппо, что стало крупнейшим поражением джихадистов, их спонсоров-союзников из Саудовской Аравии, Катара, Турции и стран Западного мира на Ближнем Востоке.

В 2017 году новая политика США на Ближнем и Среднем Востоке будет влиять на состояние безопасности в регионе. В связи с этим определяющее значение не только для региона, но и для всего мира будет иметь отказ Запада от практики свержения одних ближневосточных правительств в пользу других.

Пал Дунай, профессор Европейского центра исследований безопасности имени Джорджа Маршалла (Германия):

В странах Восточной и Центральной Европы в прошлом году произошли события, которые продолжили тренд на ослабление сплоченности Евросоюза. Главный вывод, который вынесли для себя многие из этих стран после Brexit, заключается в том, что ЕС больше не сможет проецировать демократические ценности на всю Европу. Основным же экспортером демократии для европейских стран снова становятся США, в свете популистской предвыборной кампании и результатов президентских выборов в этой стране. Венгрия, Польша, Словакия, Греция перенимают этот тип демократии и переходят к популистской форме правления. Результатом такого популизма может стать то, что Запад сдаст свое моральное лидерство в мире.

В течение года росла обеспокоенность стран Центральной и Восточной Европы возрастающими военными способностями России уже не только в связи с украинским кризисом, но и российской военной операцией в Сирии. Это негативно воздействовало на восприятие угроз безопасности странами Европы и подстегивало Польшу, Румынию, Балтийские государства усиливать свои оборонные способности. Тем не менее позитивным фактором региональной безопасности стало то, что не произошло дальнейшей эскалации самого ожесточенного конфликта в Европе — украинского. К тому же НАТО и даже ЕС, независимо от политической сплоченности, смогли удержать свою сплоченность по вопросам безопасности. Однако открытым остается вопрос, каковы будут последствия прихода к власти новой администрации в Вашингтоне для единства НАТО.

Судьба антироссийских санкций оказалась под вопросом вследствие того, что многие европейские страны терпят серьезные экономические потери из-за контрмер России. Наибольшие потери несут Венгрия, Болгария, Словакия, Финляндия, Италия. Пока Евросоюзу под руководством Германии удается сохранять санкции, однако их продление после лета 2017 года вызывает сомнения.

Самая важная проблема, которая будет определять европейскую повестку безопасности,— это действия новых властей США на мировой арене. Первые сигналы Дональда Трампа указывают на то, что Вашингтон станет менее требовательным в вопросах демократии, но с большим уважением будет относиться к государственному суверенитету. Предвидится ужесточение американской позиции в мировой экономике и усиление мер протекционизма, что может привести к торговым войнам и краху либерального экономического порядка. Американской администрации важно решить, хотят ли США и дальше получать преимущества от либеральной экономики или протекционизм станет их главным приоритетом. Расплачиваться придется в обоих случаях, но цена протекционизма может оказаться значительно выше.

В наступившем году произойдет дальнейшее разделение Европы. Фактически отсутствие единства в ЕС уже привело к потере Грузии, а усталость в ЕС от конфликта на Украине скоро приведет к потере и этой страны. Правительство Трампа может поддержать дальнейший раскол Европы. Его итогом станет то, что постсоветские страны перестанут видеть в ЕС альтернативную форму политического устройства.

Глобальным трендом станет возвращение к Вестфальской системе, где превыше всего ценится государственный суверенитет. Последствием такого миропорядка станет усиление автократов и диктаторов. Демократия, гражданское общество, права человека уступят дорогу другим источникам власти и влияния.

Борьба с международным терроризмом в 2017 году будет зависеть от способности США, России и стран ЕС отложить свои разногласия и сфокусировать внимание на уничтожении ИГ в ряде ближневосточных стран.

Мустафа Фетоури (Ливия), независимый аналитик, журналист:

Отсутствие объединенного правительства в Ливии привело к тому, что в 2016 году резко возросла контрабанда оружия из этой страны в Сирию и Ирак для исламистов. Когда-то процветавшие ливийские семьи едва были в состоянии удовлетворить свои элементарные потребности в еде в условиях постоянного роста цен и хронического отсутствия в стране наличных денежных средств. Несмотря на отсутствие в Ливии сплоченного правительства, ополченцам при поддержке Запада удалось отбить у ИГ стратегический город Сирт. Однако даже эта победа ничего не значила для социально-экономического положения, и страна продолжила погружаться в хаос.

В 2017 году ИГ заявит о себе в Египте, о чем свидетельствуют совершенные в декабре прошлого года атаки исламистов на Коптскую церковь в Каире. Египетским властям придется выделить дополнительные средства для обеспечения безопасности, что станет новым ударом для находящейся в бедственном положении экономики страны.

Растущая интернационализация конфликта в Сирии отдаляет сроки его завершения, не говоря о том, что он когда-то может завершиться примирением сирийцев. Некоторый оптимизм внушает то, что правительство Башара Асада взяло под свой контроль стратегически важный город Алеппо, который долгое время был кровоточащей раной Сирии и основным маршрутом для поставок оружия для исламистов из Турции. Взятие Алеппо также разрушило турецкую экспансионистскую мечту.

Тунис стал единственной страной, которая развивалась в 2016 году относительно стабильно. Властям удалось добиться политического и экономического прогресса и избавить страну от террористических группировок.

Терроризм, экономическая стагнация, отсутствие эффективных национальных правительств останутся главными угрозами для Ближнего Востока и Северной Африки в 2017 году. Вероятно, следует ожидать изменения тактики террора и фрагментации ИГ на маленькие независимые ячейки, что начало прослеживаться в прошлом году. В этой связи в крупных городах Европы и России могут произойти новые теракты, чтобы усилить публичность новых более мелких террористических группировок.

Несмотря на некоторую стабилизацию нефтяных цен, после того как страны ОПЕК договорились сократить добычу нефти, в целом экономическое развитие большинства ближневосточных и африканских стран останется плачевным.

Преодоление кризиса в Сирии, Ираке, Ливии будет во многом зависеть от способности США и России нормализовать двусторонние отношения.

Абдель-Азиз Сагер (Саудовская Аравия), председатель Исследовательского центра Залива:

Иран продолжил интервенционистскую политику на Ближнем Востоке, что оставалось основным негативным фактором на Ближнем Востоке. Действия иранских властей в Сирии, оказываемая ими прямая поддержка хуситов в Йемене, поддержка повстанческих группировок в Ираке — все эти действия спровоцировали возникновение в ряде ближневосточных государств военных группировок, которые контролируют безопасность, но остаются неподконтрольными центральному правительству. Ситуация в регионе усугублялась некомпетентностью мирового сообщества в военных операциях на Ближнем Востоке и поиске согласованных механизмов для уничтожения ИГ. Ни в Сирии, ни в Ираке, ни в Ливии международное сообщество не смогло хотя бы снизить насилие, не говоря уже о решении этих конфликтов. Это отчетливо показало слабость архитектуры международной безопасности.

На фоне царящего в регионе хаоса наиболее последовательными и продуманными были лишь действия государств, входящих в Совет сотрудничества арабских государств Персидского залива. Во всяком случае, принятая ими программа экономических реформ, которая нацелена на социально-экономическую стабилизацию в ряде государств, внушила оптимизм. Правящие династии в арабских странах начали наконец понимать остроту происходящих в регионе перемен и проявлять готовность противостоять вызовам безопасности.

В 2017 году к числу таких основных вызовов будет относиться политика Ирана на Ближнем Востоке, внутренняя нестабильность в Сирии, Ираке, Ливии, Йемене, неопределенность вокруг будущей ближневосточной стратегии США в связи с избранием Трампа. Эти же события будут иметь международные импликации, но здесь новая внешняя политика США переместится на первое место.

Халиль Каравели (Турция--Швеция), руководитель проекта по Турции Института по изучению Центральной Азии и Кавказа при Университете Джона Хопкинса:

Война в Сирии была самым деструктивным событием для безопасности Ближнего Востока. Российская интервенция в сирийский конфликт, нацеленная на уничтожение джихадистов, могла бы считаться позитивным фактором, если бы сопровождалась конкретными усилиями таких мировых держав, как США, Иран, Турция. Только при условии, что эти страны смогут договориться в 2017 году, можно надеяться на всеобъемлющее прекращение огня в Сирии.

Судьба российско-американских отношений при Дональде Трампе станет определяющей для региональной и глобальной безопасности. Для большинства ближневосточных стран очевидно, что на смену геополитической конфронтации между Москвой и Вашингтоном должно прийти взаимное уважение и сотрудничество. Только таким способом можно нейтрализовать угрозы терроризма и усилить безопасность в мире.

Эволюция китайско-американских отношений, в частности спор стран вокруг островов в Южно-Китайском море, станет ключевым событием 2017 года.

Даян Джаятиллека (Шри-Ланка), бывший посол Шри-Ланки во Франции, постоянный представитель Шри-Ланки при ЮНЕСКО:

Негативным событием для Южной Азии в прошлом году стало обострение риторики США и активизация действий в военно-морской сфере против Китая. В этом контексте военное сближение США и Индии будет иметь для региона далеко идущие негативные последствия. Возобновившиеся вооруженные столкновения между Индией и Пакистаном, новые наступательные операции талибов в Афганистане также отрицательно воздействовали на климат региональной безопасности в 2016 году. Более того, возобновление сотрудничества Москвы и Исламабада по вопросам безопасности при развитии активных связей этих двух стран с Пекином создало в Южной Азии новое стратегическое уравнение. Трехсторонние отношения между Вашингтоном, Дели и Пекином в контексте ухудшившихся китайско-американских отношений будут осложнять его решение. От того, кто возьмет верх в администрации Трампа: реалисты, которые настроены на борьбу с терроризмом и улучшение отношений с Россией, или консерваторы, нацеленные на оттеснение Ирана и Китая,— будет зависеть уровень турбулентности в мире. Открытым останется вопрос, сможет ли Россия сохранить свое стратегическое партнерство с Китаем как ядро евразийского стратегического противовеса тренду реалистов в США.

Нандан Унникришнан (Индия), директор по евразийским исследованиям, старший научный сотрудник исследовательского фонда Observer Research Foundation:

Серьезной угрозой для Индии в прошлом году стал спонсируемый из-за рубежа терроризм. Теракты произошли в Кашмире, Пенджабе, которые относятся к индийской территории. Не снизилась угроза терактов в Бангладеш и Пакистане. Соперничество США с Россией и Китаем негативно отразилось на безопасности всей Южной Азии.

В 2017 году эволюция отношений Индии и Китая в контексте внешней политики новой американской администрации будет иметь определяющее влияние на роль Дели в регионе Индийского океана. Конфигурация индийско-китайских отношений повлияет на отношения Индии с Японией, Пакистаном, Россией и США. Развитие отношений России и Запада будет также иметь большое значение для индийской внешней политики в наступившем году.

Разочарование глобализацией, отразившееся в Brexit и выборе Дональда Трампа американским президентом, продолжит усиливаться в 2017 году. Консервативные силы будут на пике своей популярности в Европе. Дальнейшее развитие технологий, которые заменят людей и превратят индустриальное производство в пережиток прошлого, еще больше обострят социальные противоречия в обществах развитых и развивающихся стран.

Неясные правила игры в соперничестве мировых держав, которое будет усиливаться, новые экономические модели, возникающие вследствие вызовов глобализации, влияние информационных технологий на социально-экономическое развитие обществ, климатические изменения — те вызовы, на которые мировому сообществу предстоит ответить в наступившем 2017 году.

Сержиу Дуарти (Бразилия), бывший посол Бразилии в ряде стран, включая Австрию, Китай, Канаду и Никарагуа, бывший высокий представитель ООН по вопросам разоружения:

Латинская Америка географически расположена вдали от большинства мировых проблем и остается самым стабильным регионом в мире. Однако в некоторых странах региона сохраняется политическая и экономическая напряженность. Она связана с разгулом криминала, проблемой наркотиков и коррупцией во властных структурах. Острее всего в прошлом году ряд этих социальных проблем проявился в Венесуэле. Возникшая вследствие этого социально-экономическая и политическая напряженность в стране спровоцировала разногласия внутри регионального торгово-экономического союза МЕРКОСУР.

В 2017 году основной задачей правительств латиноамериканских стран должно стать повышение стандартов жизни населения, развитие каналов коммуникации власти с гражданским обществом стран, борьба с криминалом. Для глобальной безопасности наступивший год поставит вопрос о том, как предотвратить растущую напряженность среди ядерных держав и повысить уровень доверия между ними. Проблемы разоружения, прав человека, климатические изменения останутся в международной повестке как нерешенные задачи. При этом смена лидеров в ведущих мировых державах будет негативно влиять на решение этих проблем: повысится угроза, что многосторонние соглашения по глобальным проблемам будут пересмотрены не в пользу их решения. Нестабильность на Ближнем Востоке, особенно в Сирии, усиление роли негосударственных акторов в решении конфликтов будет оказывать негативное влияние на безопасность в мире.

Подготовила Галия Ибрагимова, ПИР-Центр


Материалы по теме:

Комментировать

Наглядно

актуальные темы

Социальные сети

обсуждение