Коротко


Подробно

Фото: Дмитрий Коротаев / Коммерсантъ   |  купить фото

"Запись разговора пилотов не проливает свет на причины катастрофы"

Корреспондент "Ъ FM" — о заявлениях комиссии по расследованию крушения Ту-154

Командир Ту-154, разбившегося в акватории Черного моря, успел сообщить о нештатной ситуации, заявил в четверг на пресс-конференции сообщил начальник службы безопасности полетов авиации ВС Сергей Байнетов. По его словам, разговор диспетчеров и командира самолета длился десять секунд. Корреспондент "Коммерсантъ FM" Полина Смертина рассказала о заявлениях правительственной комиссии по расследованию крушения самолета ведущему радио новостей Марату Кашину.


— Что известно о разговоре пилота с диспетчерами? Какой-то подробный комментарий члены комиссии предоставили?

— Нет, к сожалению, развернутого комментария предоставлено не было. Единственное, что известно: разговор, который был записан в кабине пилота, был очень коротким. Все произошло всего за 10 секунд. По сути, господин Байнетов подтвердил, что командир говорил о закрылках и о проблемах, видимо, каких-то технических. Но вот эти слова последние, которые он произнес, они не открывают и не проливают свет на то, что произошло, на какие-то причины авиакатастрофы. Все члены правительственной комиссии сегодня несколько раз журналистам говорили, что необходимо подождать. Еще минимум десять дней будет идти расшифровка двух "черных ящиков", которые были обнаружены на месте авиакатастрофы, и как минимум еще 30 дней для того, чтобы проанализировать все данные. Поэтому пока еще рано говорить о каких-то конкретных данных и результатах.

— Глава Минтранса Максим Соколов, который возглавляет правительственную комиссию, заявил, что, скорее всего, была какая-то техническая неисправность, нештатно сработала техника, но при этом данные самописцев не свидетельствуют о технических отказах, они не зафиксировали их. Как это возможно? Объяснялось ли, почему такая возникла неувязка?

— Я хочу все-таки отметить, что представители Минобороны говорят очень коротко. Всего было 15 версий на момент крушения, но сейчас их в два раза меньше — точную цифру Сергей Байнетов не назвал. Что важно: среди версий есть еще версия теракта. Генерал-лейтенант отметил, что взрыва на борту точно не было, но это вовсе не говорит о том, что теракта не было. Вполне возможно, что теракт мог произойти по каким-то другим признакам, например, в результате какого-то механического воздействия, сказал Сергей Байнетов.

— Он не пояснил, что имеется в виду, какое механическое воздействие?

— Ничего не пояснил, к сожалению. Сказал опять же, что необходимо ждать. И призвал всех прекратить какие-то вбросы, спекуляции и так далее. Очень много информации, например, о том, что говорят свидетели, которые видели эту авиакатастрофу. Но он отмечает, что этих очевидцев было очень много, сейчас нужно все их данные проанализировать, сопоставить с теми, которые уже есть.

— Максим Соколов сказал, что будет расследовать утечки в СМИ. Мы помним эту ситуацию с закрылками, хотя вроде бы расшифровывали в тот момент только параметрический самописец. Ситуацию с бортовыми ящиками вы можете пояснить? Сколько самописцев было? Сегодня журналистам объяснили это?

— Сергей Байнетов сегодня сказал, что было только два самописца, третьего самописца не было, все это недостоверная информация в средствах массовой информации. Первый — речевой самописец, а второй уже параметрический. Как сказал Байнетов, что специалисты, которые обнаружили эти ящики, не сразу смогли понять, какой они достали — сначала подумали, что параметрический, но вот произошла ошибка, только когда они его вскрыли, поняли, что это все-таки был речевой самописец.

Комментировать

Наглядно

актуальные темы

обсуждение