Коротко


Подробно

Фото: Александр Скифский / Коммерсантъ

Пункт без временного размещения

Общежития для беженцев с Украины закроются с Нового года

Поток экстренно бежавших из Донецкой и Луганской областей граждан Украины, по данным МВД, остановился. Как ранее сообщал "Ъ", в связи с тем, что большинство их оформило российское гражданство, расселилось у родственников или вернулось на Украину, правительство решило с 1 января 2017 года закрыть пункты их временного размещения. Если в начале 2015 года в России действовали 576 ПВР, то к концу 2016-го их почти не осталось. "Ъ" выяснял, куда уходят их последние жильцы.


Один из последних ПВР доживает свои дни в муниципальной гостинице Старого Оскола "Русь". Это единственный действующий из 133 пунктов, открытых в 2014 году в соседнем с Украиной белгородском регионе. Номер с телевизором и холодильником с июля 2014 года занимает последняя постоялица, 56-летняя Елена Прокопенко. Остальные комнаты на этаже сдаются под парикмахерские и офисы. "Я доведена до отчаяния. Выгнали всех, с первого января выгонят и меня",— жалуется она. В разрушенном Луганске она оставила свекровь, дочь и квартиру, в Россию добиралась через Харьков. Устроилась подсобной рабочей на кондитерскую фабрику "Славянка", получает 8-10 тыс. руб. в месяц. По ее словам, "просить на выход" ее начали еще в марте 2015 года, когда в ПВР вместе с ней находилась еще сотня граждан Украины. "Сначала семьям с детьми прекратили оплачивать дорогу до детского сада, потом сняли с питания,— рассказывает жительница ПВР.— Все время повторяли, что русские в своей стране бесплатно не живут, а мы удобно устроились". Домой гражданка Украины не желает возвращаться до августа 2017 года — именно тогда истечет срок ее временного убежища. Она боится, что возобновить статус не удастся, даже если дома возобновятся военные действия.

По словам Елены Прокопенко, остальные жители ПВР сняли жилье у местных: "А я одна не потяну. Люди у церкви просили денег на обратную дорогу. Предпоследних жильцов выселили через суд, мне тоже в начале года пришлют повестку. У меня подруга в ПВР в Татарстане, там происходит то же самое, всех выгоняют". Елена Прокопенко ходила за помощью в местные отделения КПРФ и "Единой России", там ей порекомендовали обратиться к журналистам. Она последовала совету, но в итоге в местной газете вышла статья с заголовком "Пора и честь знать".

Юрист гостиницы "Русь" Юрий Зареченский рассказал "Ъ", что женщину "не выгоняют, а действуют по закону". Бесплатно занимать номер она может по 31 декабря. Затем ей продлят регистрацию, если она сама будет оплачивать гостиничные услуги. Стоимость номера в "Руси" начинается от 700 руб. в сутки. Администрация гостиницы рассчитывает, что Елена Прокопенко покинет номер добровольно или по решению суда. "Ей предлагали уехать в Тамбов, но она не хочет бросать работу,— рассуждает Юрий Зареченский.— После новогодних праздников мы напишем исковое заявление о выселении. Тяжба, полагаю, продлится до весны, и тогда гражданка уедет". Как "Ъ" сообщили в МВД, "ту малую часть граждан Украины, которые до сих пор проживают в ПВР, на улице не оставят". Им предлагают на выбор получить направление в один из действующих центров временного размещения иностранцев в Астраханской, Саратовской и Тамбовской областях.

Юрист Дома прав человека и сети "Миграция и право" Вячеслав Битюцкий рассказал "Ъ", что сейчас к правозащитникам по поводу закрытия ПВР обращений почти не поступает. Выходцы с Донбасса в России "рассеялись, живут частным порядком и бедствуют", испытывая трудности с жильем, пропиской и работой. "Жаль, что нет какого-то единого пункта, где они могли бы регистрироваться",— говорит правозащитник. По оценке комитета "Гражданское содействие", с начала военных действий на Донбассе в 2014 году временное убежище в России предоставлено 300 тыс. граждан Украины, а статус беженцев получили всего 275 человек. Как рассказали "Ъ" в МВД, удостоверение беженца в России на срок до трех лет получили, например, бывшие сотрудники "Беркута", которые могут стать жертвами преследований в своей стране. Остальные в основном получили временное убежище, которое дается на год и может продлеваться. Оба статуса дают право на трудоустройство, их обладатели могут в приоритетном порядке получить российское гражданство, миновав стадию вида на жительство. Но как раз с оформлением документов, по словам господина Битюцкого, много проблем, и ситуация усугубилась после упразднения Федеральной миграционной службы весной 2016 года. "Канцелярия ФМС в Воронеже ликвидирована: можно поговорить с охраной, но документы не сдашь. Это безобразие творится целый год, и конца этому переходному периоду я не вижу",— продолжает господин Битюцкий. Доходит до того, что решившим осесть в регионах иностранцам полицейские предлагают отправлять пакеты документов в Москву по почте. "Иностранцам в России лучше прятаться",— сожалеет правозащитник.

По данным "Ъ", с 2014 по 2016 год в Россию с юго-востока Украины приехали около 1 млн человек, что составляет около 40% всех находящихся в РФ украинских мигрантов. Временного убежища просили более 415 тыс. человек, из которых отказали 995. Более 260 тыс. человек ходатайствовали о разрешении на временное проживание, из них отказали 889. Еще 152 тыс. человек стали участниками программы по добровольному переселению соотечественников.

Мария Литвинова


Материалы по теме:

Комментировать

Наглядно

актуальные темы

обсуждение