Коротко


Подробно

Фото: Simon Vogel / Kunst- und Ausstellungshalle der Bundesrepublik Deutschland

В русле времени

История Рейна в Федеральном выставочном зале Германии

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 11

Выставка история

В Бонне проходит выставка, посвященная культурной истории Рейна. Плыть против течения специально для "Ъ" попытался АЛЕКСЕЙ МОКРОУСОВ.


Рейн велик, но выставок ему раньше не посвящали. Проект Федерального выставочного зала в Германии "Рейн. Биография европейской реки" — первая попытка взглянуть на две тысячи лет культурной истории этого оплота старосветской цивилизации. При этом Рейн не самая длинная река на континенте — и Волга, и Дунай, и даже Урал длиннее, чем ее 1233 км. Но визуальная мощь "батюшки Рейна" приводила даже к ученым аберрациям — опечатку в одной из энциклопедий в прошлом веке повторил Брокгауз, за ним последовали коллеги, и на протяжении 80 лет весь мир считал, что в Рейне 1320 км. Ошибку поправили лишь пять лет назад, но и она не в силах была уменьшить обилие связанных с рекой имен и событий, замков и легенд.

Триста с лишним экспонатов покрывают все обозримое время, начиная с археологических древностей и римлян и до сегодняшнего дня, и все пространства, от заболоченного водоема под названием Старый Рейн на австро-швейцарской границе вблизи Хоэнемса до водных широт Дюссельдорфа и голландской дельты. Среди экспонатов — оружие и фотографии, старинные фолианты и сокровища католических соборов, макеты монастырей и городов. В залах много живописи, Рейн рисовали не только жившие на его берегах Макс Эрнст и Ансельм Кифер, но и приезжие знаменитости, начиная с Тернера, а в эпоху новых технологий не обошлось без Андреаса Гурски, чья фотография "Rhein II", запечатлевшая пологий зеленый берег, была продана на аукционе за $4,4 млн. В Бонне, правда, выставили первую версию работы Гурски.

Войны и торговля определяли судьбу реки начиная с древности (как сказал классик, то была "река воинов и мыслителей"); первое уложение о правилах судоходства относится еще к 510 году, эпохе короля Хлодвига и государства франков. Рейн стал естественной границей между народами и странами, многие мечтали, чтобы так продолжалось вечно. Виктору Гюго нравилось, что река служила естественной границей между Францией и Германией, картину ему портило лишь стремление англичан и русских поссорить соседей, из-за чего, дескать, менялись границы и возникали раздоры. Но и немцам было о чем печалиться: когда Эльзас стал частью Первой французской республики, здесь запретили немецкие костюмы и обычаи. В ответ в 1940-м, войдя в Страсбург, нацисты первым делом запретили французские имена.

Сегодня Рейн объединяет семь стран, а в каком-то смысле и всю Европу. Он связан с историей Европейского союза, но есть и другие не менее важные организации, вроде созданной еще на Венском конгрессе 1815 года Центральной комиссии по судоходству на Рейне, она существует до сих пор. А вот золота здесь специально не производят, хотя прежде добывали по 30 кг в год. Сегодня те же 30 кг "сами образуются" во время добычи гравия, в целом считается, что река ежегодно намывает до 200 кг. Золотые страницы рейнской истории были важны для романтиков, но все же миф скалы Лорелея мог бы существовать без них, в отличие от оперного цикла Вагнера — автор "Золота Рейна" неизбежно стал одним из персонажей выставки, показывающей фотографии с премьеры "Кольца нибелунга" в Байрейте в 1876 году и вдохновленные тетралогией работы Ганса Макарта.

Особый раздел посвящен в Бонне еврейской жизни на берегах Рейна. Первые евреи в Кельне появились еще в IV веке, после указа императора Константина, расцвет общины и трех ее главных центров — Шпейера, Майнца и Вормса — начался в X-XI веках, когда сюда начали переселяться евреи из Италии и Южной Франции. Среди экспонатов — запечатлевший одежду рейнских евреев рисунок из знаменитого многотомного труда Маркуса цум Ламма (1544-1606) "Thesaurus Picturarum" (конец XVI века, экземпляр предоставила университетская библиотека Дармштадта). Показывают и желтые круги, которые обязаны были носить на груди евреи Средневековья.

Нацисты положили конец еврейско-рейнской культуре, попытки ее возобновить носят сегодня, скорее, мемориальный характер. Но невозможно уничтожить саму реку, пусть с точки зрения химии и отходов она одно время считалась ядовитой, зато сейчас рыбу из Рейна подают во всех ресторанах Швейцарии, Франции и Германии. Гастрономический раздел в Бонне отсутствует, оно и к лучшему, речь все же о мифе, а не удовольствиях. Как писал тот же Гюго: "Рейн — река, о которой говорит весь мир, но никто не может ее постичь, весь мир ее посещает, но никто не может ее познать". Такова природа восхищения: взгляд готов удовлетвориться красотой и масштабами и отказаться от поверки алгеброй гармонии. Тем более что в случае с Рейном восторг легко перевести в цифры, а от арифметики вновь перейти к эмоциям.

Комментарии