Коротко

Новости

Подробно

Бегство из юрисдикции

История вопроса

от

“Ъ” обнаружил, что некоторые российские ТС стали выходить за пределы национальной юрисдикции, создавая союзы с международными арбитражами или передавая свои полномочия зарубежным арбитражным учреждениям. Поскольку руководство и аппарат, администрирующий разбирательство, остаются теми же, такие объединения позволяют расширить круг компаний, которые могут обратиться в данное учреждение за разрешением спора. Опрошенные “Ъ” юристы считают, что целью объединений может быть и повышение привлекательности ТС в глазах потенциальных клиентов. Кроме того, это может увеличить шансы на получение рекомендации Совета при Минюсте либо позволит продолжить функционировать без получения разрешения.

Так, Арбитражный третейский суд Москвы (АТСМ) входит в Международный арбитражный альянс, который, по информации на сайте, существует с 2010 года. Но, по данным сервиса Who is, сам сайт был создан только в марте 2016 года и зарегистрирован на имя председателя АТСМ Алексея Кравцова. В объединение якобы входят арбитражи в Германии, Франции, Италии и Сингапуре, а АТСМ является их генпредставительством в Москве. Сам господин Кравцов является заместителем председателя в Миланском, Сингапурском и Парижских арбитражах, входит в президиум Берлинского. На сайте альянса сообщается о готовящемся вступлении ТС из Китая, Бразилии, США и ОАЭ, но о последних никакой информации не приводится. Все сайты иностранных арбитражей выполнены по одному шаблону (сайт альянса объясняет это использованием единой базы данных и единой платформы).

Кроме собственных сайтов, сайта альянса и АТСМ, информации о данных судах нигде не значится. Многие страницы сайтов судов не заполнены и находятся в разработке либо отсылают непосредственно к сайту АТСМ. При этом только у Берлинского и Сингапурского судов указан адрес. Основная часть информации с сайтов иностранных арбитражей является переводом сайта АТСМ, а, например, данные о Парижском арбитраже содержат грамматические ошибки и не ориентированы на французскую аудиторию. Кроме того, проверка регистрации Миланского и Сингапурского арбитражей показала, что их сайты также зарегистрированы на Алексея Кравцова и были созданы 23 ноября и 30 декабря 2015 года соответственно. Запросы “Ъ”, направленные по электронной почте в суды альянса, остались без ответа.

Юристы рекомендуют тщательно проверять входящие в такие союзы арбитражи, чтобы понять, являются ли они действующими. Александр Муранов говорит, что в списке арбитража должны быть серьезные арбитры, если их нет — это «тревожный знак». «Необходимо посмотреть, публикует ли такое учреждение анонимизированные третейские решения, статистику дел, приглашают ли его представителей на конференции, есть ли среди арбитров юристы из серьезных международных юридических фирм»,— поясняет господин Муранов. Андрей Горленко добавляет, что у иностранного учреждения должна быть история и учредители, а если информация о них отсутствует, то, скорее всего, это подделка. По мнению Юлия Тая, в список нужно также добавить и длительную работу без скандалов и разбирательств.

Светлана Тарнопольская полагает, что объединения с несуществующими арбитражами могут преследовать только рекламные цели, а Александр Муранов просто называет их «понтами». С коллегами соглашается Владимир Хвалей: «Авторитетные международные арбитражные институты вряд ли будут объединяться с российскими ТС — о таких проектах я не слышал. Скорее всего, речь идет о неких скоморошных судах, из которых, как правило, торчат уши наших сограждан». Алексей Кравцов подтвердил “Ъ”, что сам создавал международные арбитражи и пока действуют только сингапурский и берлинский, для остальных даже не приобретены юрлица. По его словам, речь идет о форме выхода на международный рынок.

Несколько иную тактику избрали Федеральный арбитражно-третейский суд (ФАТС) и Межведомственный арбитражно-третейский суд (МАТС). Указанные суды учреждены при Международной ассоциации гражданского судопроизводства (МАГС), президиум которой возглавляет Игорь Шемякин. На сайте МАГС сейчас рекомендуется включать третейскую оговорку о рассмотрении споров уже не в ФАТС, а в Хельсинкском международном коммерческом арбитраже (ХМКА). ХМКА создан в мае при НКО «Хельсинкские международные арбитры» (ХМА), в которой тот же Игорь Шемякин выступает председателем правления. Он пояснил “Ъ”, что ХМКА будет правопреемником ФАТС и МАТС, а хельсинкская НКО заменит МАГС.

Владимир Хвалей сомневается, что в данном случае можно говорить о правопреемстве в юридическом смысле: «Скорее речь идет о том, что российские третейские суды сомнительного характера перестроили свой “бизнес”, перенеся вынесение решения в такой же сомнительный иностранный арбитраж». Он объясняет передачу внутренних российских споров в международные арбитражи попыткой ухода от «государственного контроля, который был введен за внутренним третейским разбирательством новым законом».

По словам Игоря Шемякина, именно ХМА будет обращаться за разрешением правительства РФ для работы иностранного арбитража на территории России. И даже в случае отказа «решения ХМКА обязаны выполняться на территории России как решения судов ad hoc», говорит он. Однако Андрей Горленко напоминает, что для не получивших разрешения иностранных арбитражных учреждений новым законом устанавливается ряд ограничений: «Например, они не могут администрировать корпоративные споры в отношении российских юрлиц». Юлий Тай не сомневается, что уход в другую юрисдикцию — это «нехитрый способ обхода закона», который, по его мнению, не будет работать на практике, «поскольку он незаконен и будет пресекаться российскими госсудами».

Андрей Райский, Анна Занина


Комментарии
Профиль пользователя