Коротко

Новости

Подробно

Фото: Роман Яровицын / Коммерсантъ

«Когда обостряется конкуренция, нужно продолжать учиться»

от

Об изменении способов конкурентной борьбы на российском рынке и о том, как стереотипы руководителя влияют на развитие бизнеса, в рамках специального проекта «Твердые знаки» рассказывает председатель совета директоров группы компаний «Нижегородский масло-жировой комбинат» (НМЖК) Николай Нестеров.


— Николай Николаевич, вы возглавляете НМЖК десятки лет. Почему вы решили посвятить себя этому бизнесу?

— Все происходило спонтанно. Вообще, я пришел к выводу, что подавляющее большинство людей действует спонтанно, а не устанавливает себе какие-то суперцели и не продвигается к ним планомерно. И на мой взгляд, чтобы осознанно выстраивать свою жизнь, нужно попасть в очень умную и очень сильную среду с детства, так как вектор развития закладывается в первые три года жизни человека. Меня всегда характеризовала серьезность и ответственность: в пятом-шестом классе я начал бегать по утрам, обливался холодной водой, увлеченно читал о Павле Корчагине. Нельзя сформулировать, почему это происходило — множество факторов, которые формируют ту или иную личность, для нас закрыто, и это тема специальных исследований.

— Но вы довольны результатами своей работы?

— Если человек недоволен, причем постоянно, возникает вопрос — а зачем тогда жить? Поэтому насколько возможно, я доволен жизнью, включая бизнес и семью, и не важно, это получается блестяще, не очень блестит или совсем не блестит. Если в твоей жизни что-то тебя не устраивает или не нравится, значит, ты что-то неправильно делаешь или не там находишься.

У меня есть несколько жизненных установок, и большая часть из них не представляет собой ничего нового, потому что понимание мироздания и человека было сформировано тысячи лет назад. Одна из них звучит так: что бы ни происходило в жизни, хорошее или плохое, на 50% зависит от самого человека и на 50% — от внешней среды. Это дети, супруги, друзья, оппоненты, коллеги по работе, прохожие, футбольные команды, которые играть не умеют. И если хочешь хоть что-то в жизни изменить, начинай со своих 50%. Такой подход очень помогает вовремя оценить ситуацию и сделать все, чтобы ее изменить.

— А в бизнесе что является для вас показателем хороших результатов?

— Для меня самая вдохновляющая обратная связь — то, что из всех, с кем я начинал конкурировать, когда мы пришли в 1996 году на предприятие, в отрасли не осталось ни одного человека. Погибли десятки предприятий: их или купили, или они обанкротились, или закрылись. Пришли молодые, талантливые, злые, где-то циничные ребята, которые отжали, переиграли, перехитрили… Наш сегмент рынка продолжает становиться все более конкурентным. И я горжусь тем, что мы делаем. Нет вещей, которые меня угнетают, раздражают или заставляют пребывать в унынии. Несмотря на все сложности, на осознание, что скорость развития может быть значительно быстрее, нет никакого самоуничижения, как и самовосхваления. Три секунды на радость, три секунды на грусть, все остальное — вперед.

— Что для вас стало правилом в бизнесе?

— У меня есть две любимых установки на этот счет. Первая: поступай мудро, тебе же лучше будет. Главное — понять, что такое мудро (смеется — „Ъ“). А вторая звучит довольно обыденно, но в ней, на мой взгляд, глубочайший смысл: человек должен постоянно развивать в себя состояние открытой системы. Необходимо понимать, что нами управляют стереотипы, заложенные до трехлетнего возраста и потом только накапливаемые. И нужно уметь разобраться, когда тобой управляют стереотипы, а когда ты принимаешь осознанное решение. Без понимания своих реакций неизбежны ошибки: информация будет приходить с искажением сквозь призму заложенных программ.

— В нынешнее неспокойное время даже крупным предприятиям непросто удержаться на плаву. Какой «рецепт от кризиса» выработали для себя вы?

— Рецепт очень прост: нужно включать мозги, они должны постоянно работать. Нужно много читать, а у нас сейчас множество источников информации, ее больше, чем мы способны обработать. Это как раз то, над чем мы сейчас работаем. Например, мы набрали дополнительных людей, которые занимаются только аналитикой и инновациями. Это позволяет осмысливать и реализовывать долгосрочные стратегии.

А главный мой принцип в бизнесе я условно называю «от философии до канализации», то есть от философии до практики. Метафорически выражаясь, если бы орел не взлетал высоко, он бы не увеличил площадь обзора и возможность увидеть мышку была бы намного меньше. Когда он, поднимаясь, видит мышку — это философия, а вот когда он ее увидел — это уже «канализация»: он должен сделать некие практические шаги, чтобы поймать ее, чтобы она не убежала, чтобы не произошло нечто такое, что не даст ему возможность съесть ее. Большинство людей западет в ту или иную сторону, а важно найти этот баланс.

— Как думаете, что эффективнее в таких условиях — сокращать расходы или инвестировать в развитие?

— В первую очередь, нужно здраво оценить, какие возможности у предприятия есть сегодня и насколько реально ими воспользоваться. Не зря же в народе говорят: широко шагать — штаны порвать, поспешишь — людей насмешишь. Все зависит от ситуации и от того, какие ресурсы ты можешь аккумулировать. Здесь нужно проявлять изобретательность в поиске дополнительного ресурса, потому что в кризис многое можно сделать дешевле, чем вне кризиса. С другой стороны, нужно здраво оценивать риски. Сейчас, на мой взгляд, допустимы инвестиции в небольшие понятные проекты и оптимизация, где она возможна без ущерба для производства.

— За последние 15 лет многое изменилось — и в отрасли, и в стране. Что оказалось самым важным для вас и для бизнеса?

— За это время Владимир Владимирович Путин практически вытащил нашу страну из мрачного состояния. До этого мы наблюдали в стране катастрофическое падение государственности, были всякие крупные бизнесмены, которые решили, что они управляют страной. Я видел, как некоторые в нашей отрасли приходили к власти — подбрасывали кому-то оружие, сажали в тюрьму невинных людей. Например, когда в 2002 году была попытка рейдерского захвата НМЖК, по замыслу рейдеров, я должен был сидеть в тюрьме — это стало известно, когда потом вскрылась информация. И так делали не раз, олигархи разбирались между собой и более лихо. А Владимир Путин пришел и навел серьезный порядок, государство стало что-то собой представлять. Одновременно цены нефть становились все выше, повезло и нам, и тем, кто вытаскивал страну из такой дыры.

Однако сейчас очевидно, что сделано еще недостаточно для развития реальной экономики страны. Сейчас готовится целый ряд шагов в этом направлении, и я говорю не только о борьбе с коррупцией: без развития экономики никакая страна не поднимется, даже если никто воровать не будет, а для развития экономики нужны специальные меры. Мне очень хочется верить, что есть внятное понимание этого и что готовятся правильные шаги.

— То есть лично вам проще работать сейчас, чем в начале века?

— Сложно сказать однозначно. В 1990-е годы, когда я начинал бизнес, кредитная ставка была 200%. Но мы брали кредиты и их возвращали и при этом зарабатывали деньги. Это было очень сложно, но я построил эффективную систему управления рисками, и она позволяла нам выполнять все условия банков, хотя из-за всеобщих беспорядков свои цистерны с растительным маслом мы иногда вместо Нижнего находили в Сибири. Не было товаропроводящих сетей, скучно было составлять договор более чем на трех листах, а некоторые партнеры вообще договор не считали нужным оформлять. Суды работали криво, не было наработанной практики. То есть был полный бардак.

С тех пор много что изменилось: в России стало на несколько порядков больше порядка. Однако конкуренция сейчас нарастает. И самое трудное — продолжить учиться. А когда конкуренция, мозги нужно не просто включать — их нужно все время перезаряжать, включать на новом и новом уровне, а для этого требуется постоянное развитие.

— Под каким девизом, на ваш взгляд, будет развиваться в России производство продуктов питания и от чего это будет зависеть?

— Явно выраженных трендов, вроде заботы о здоровье или о чем-то еще, я не вижу. Сейчас, во время кризиса, люди затягивают пояса и покупают более дешевые продукты, это факт. Сколько это будет продолжаться, пока трудно сказать, и многое будет зависеть от двух факторов: от развития собственно нашей экономики и от цен на нефть. Сейчас цена больше $56 за баррель, это вдохновляет, и я надеюсь, что после «шоковой терапии» наше правительство не расслабится и что-то придумает, чтобы сделать средний бизнес реальной прослойкой в экономике страны. Намерения властей обнадеживают, но от этих пожеланий до конкретных шагов очень многое еще нужно сделать.

Беседовала Анна Павлова


Комментарии

обсуждение

Наглядно
Профиль пользователя